Ереван: люди понимают, что война может возобновиться

  • 8 апреля 2016
Ереван Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Главным вопросом для ереванцев остается: "Надолго ли это перемирие"?

Ереванцы восприняли соглашение о прекращении огня в Карабахе как победу, но с осторожным оптимизмом.

Вечером вторника по центру Еревана разъезжали машины, украшенные армянским триколором. Молодые парни высовывались из окон, размахивали флагами и что-то кричали.

Однако слов их с тротуара слышно не было из-за шума обычного для вечерних часов трафика.

Они отмечали завершение самого крупного за последние годы вооруженного противостояния с Азербайджаном, продлившегося более трех суток и стоившего жизни десяткам людей – мирных жителей, стариков и детей, призывников, кадровых военных.

Более трех дней, пока продолжались бои, в Ереване – да и во всей Армении – царило беспокойство.

Люди были подавлены и не скрывали своих переживаний из-за то, что происходило на линии соприкосновения сторон в Карабахе.

В то же время патриотические настроения и гордость за своих солдат были на подъеме. Десятки тысяч мужчин захотели добровольцами пойти воевать, а в Ереване проходили акции в пользу военнослужащих, оказавшихся на передовых позициях.

Думаю, можно говорить о сплоченности людей вокруг армии. Сразу после начала столкновений политические деятели, отложив свои разногласия, выразили свою поддержку действий армии и политического руководства страны. Многие выехали в Карабах.

Мобилизующий "Фейсбук"

В течение всех этих дней армянский сегмент "Фейсбука" играл важную роль в информировании людей о состоянии дел в Карабахе, об акциях в поддержку воюющих на границе.

В социальной сети оперативно появлялись ссылки на статьи, опубликованные в мировых СМИ (в том числе и на Русской службе Би-би-си), видеозаписи телепередач, посвященных ситуации в Карабахе.

Заметки и сообщения информационных агентств также оперативно появлялись в "Фейсбуке".

Сотни пользователей немедленно делились на своих страницах записями пресс-секретаря министра обороны Армении Арцруна Ованнисяна, в которых он давал информацию о положении на фронте. Содержание его записей перепечатывали новостные агентства, они передавались по телевидению и радио.

Все эти дни Ованнисяну верили безоговорочно.

Его страница была, видимо, главным источником информации о ситуации в Карабахе, о боях и жертвах.

Таким же безоговорочным доверием пользовались записи эксперта по новым медиа Самвела Мартиросяна, который на своей страничке оперативно делился информацией, давал рекомендации, как можно определить, какие пользователи и сайты являются фейками.

Фейки

И действительно, среди армянских пользователей "Фейсбука" циркулировали списки сайтов, созданных с пропагандистскими целями, а количество желающих стать "друзьями" у меня резко увеличилось, причем, как правило, они являлись в виде фотографий молодых девиц в летних платьицах, а их страницы состояли из десятков забавных видеосюжетов и кошачьих фото.

И если они действительно молоды и красивы, то совершенно непонятно, зачем им интернетная "дружба" немолодого женатого мужчины.

Появились и фейковые страницы, в которых делались попытки на плохом армянском сообщить о "страшных потерях", "бегущих деревнях" и о том, что "Нам не нужны Арцах" (я постарался как можно более точно перевести с армянского одну из записей такого фейкового пользователя).

Но "Фейсбук" сыграл и более серьезную роль. Именно по этой социальной сети распространялась информация о том, где можно сдать кровь для раненых, куда приносить теплые вещи и еду, предназначенные для военнослужащих в Карабахе.

Реальная помощь

Желающих сдать кровь оказалось столько, что их число пришлось ограничить. А еду и одежду приносили в таких количествах, что счет шел на десятки тонн, и в Карабах их отвозили в огромных большегрузных грузовиках.

Кроме того, десятки тысяч мужчин – молодых и зрелых – захотели отправиться на фронт добровольцами.

Они приходили на сборные пункты, организованные "Еркрапа" – добровольческим объединением ветеранов карабахской войны 1990-1994 годов.

Их было такое количество, что многим отказывали.

"Мне сказали, что моя помощь пока не нужна, – говорит студент Ереванского государственного университета Ованес, – сейчас принимали только тех, у кого уже есть военный опыт".

"Я попросился, но меня даже слушать не стали, сказали, я слишком стар. А мне еще шестидесяти нет", – жаловался таксист, отвозивший меня на работу.

Главный вопрос

И все же во вторник главным вопросом для ереванцев оставался: "Надолго ли это перемирие"?

И почти все полагали, что нет.

"Все это зашло так далеко, что Алиев уже не остановится", – так или почти так говорили все, с кем мне удалось поговорить, от аналитиков до студентов и простых горожан.

Многие также понимают, что, хотя ситуация была очень серьезной, а столкновения масштабными, но это пока была не "полноценная война".

Заместитель директора ереванского Института Кавказа Сергей Минасян полагает, что вспышка военных действий может изменить статус-кво, сложившееся в карабахском урегулировании.

"Когда в 1973 году Египет и Сирия напали на Израиль, их целью было захватить часть Суэцкого канала, – сказал Минасян Русской службе Би-би-си. – Однако все закончилось Кемп-Дэвидскими соглашениями и признанием независимости Израиля".

Новости по теме