Белоруссия после Чернобыля: жить или бояться?

  • 27 апреля 2016
Media playback is unsupported on your device

Страна, где чернобыльская катастрофа привела к особенно тяжелым последствиям, полтора десятилетия следует указанию президента Лукашенко возрождать загрязненные радиацией районы. Безопасно ли такое возрождение для белорусов и соседей, потребляющих белорусскую продукцию?

Традиционно посещая пострадавшие от Чернобыля регионы в день аварии на ЧАЭС, белорусский президент в этом году отправился в Ельск - райцентр в Гомельской области.

"За пятилетку, которая началась, при всех проблемах и сложностях мы окончательно решим все вопросы, которые связаны с югом нашей страны, чтобы эти земли забыли произошедшую трагедию", - пообещал Александр Лукашенко.

"Можно откровенно и прямо сказать: мы поступили правильно, начав реабилитацию этих земель, - заявил белорусский президент. - Сегодня в Ельском районе почти не осталось земель, которые надо возвращать к жизни. Уже неудобицы распахивают".

Image caption В зоне загрязнения от 15 до 40 Ки/км2, по приблизительным данным, живут около 1800 человек

За пару дней до этого, 22 апреля, мы с оператором Кириллом Третьяковым приехали в соседний городок Брагин.

Райцентровское начальство было срочно отозвано в Ельск - готовиться к приезду президента.

А поля и тут в округе распахивали. Зеленые всходы на многих нивах пытался смести резкий ветер, поднимая до горизонта тучи пыли, перекрывавшие видимость на шоссе.

"Лимузины" у заповедника

Племенная ферма "Кирово" в Брагинском районе - в официально "чистой" зоне. До ЧАЭС по прямой здесь километров 20, за близким лесом - запретный для входа и въезда Полесский государственный радиационно-экологический заповедник. На его территории площадью более двух тысяч кв. км (охватывает части Хойникского, Брагинского и Наровлянского районов Гомельской области) содержится около трети цезия-137, более 70% стронция-90 и 97% изотопов плутония, выпавших на территорию Белоруссии.

Image caption Ферма "Кирово" в Брагинском районе - в официально "чистой" зоне. До ЧАЭС по прямой здесь километров 20

В заповеднике работают ученые и строгая Администрация зон отселения и отчуждения. Всякая хозяйственная деятельность на территории заповедника запрещена из-за радиационного загрязнения.

На ферме "Кирово" рядом - более полутора тысяч голов скота.

"Совсем в заповедник не войти? Нельзя?" - спрашиваю на ферме, любуясь рыжими мордочками бычков завозной, неместной породы. Их здесь зовут "лимузинами", объясняя, что порода - французская, та самая, что дает деликатесную "мраморную" говядину.

"Ну, как нельзя. Ходят. И скот там, в заповеднике, пасется", - отвечает мне работница фермы. И тут же поправляется под строгим взглядом сопровождающего нашу съемочную группу чиновника из районной администрации: "Не в заповеднике, у заповедника пасется".

Стада со взрослыми быками-коровами где-то и сейчас на выпасе…

Media playback is unsupported on your device

Нам объясняют, что и поступающие на ферму корма, и содержащиеся здесь животные, и быки, что отправляются на убой, обязательно и неоднократно проходят проверку, и случаи загрязнения продукции радионуклидами сейчас крайне редки.

А я вспоминаю, как многие покупатели в столичных магазинах сторонятся мяса и колбас, выпущенных в "чернобыльских" регионах, хотя цены на такие, как правило, пониже.

И пытаюсь понять, как эта опасная радиация не долетает сюда из ближнего (километра два, самое большое) леса ни пылинкой, ни травинкой, ни с водой? И как разбираются быки-коровы, где ступать и что жевать на границе с опасной зоной?

"Бомба" в бутылке с молоком

Коллеги из агентства Ассошиэйтед пресс, засомневавшиеся в чистоте молока, надоенного на ферме у такой же границы зоны радиологического заповедника в соседнем Хойникском районе, обвиняются белорусскими чиновниками во лжи и провокации.

Подаренную у заповедника бутылку с молоком журналисты отнесли на проверку в Минский центр гигиены, эпидемиологии и общественного здоровья. В ходе проверки молока, как сообщается в материале Ассошиэйтед пресс, эксперты обнаружили десятикратное превышение содержания нуклидов стронция-90.

Замглавврача Минского центра гигиены, эпидемиологии и общественного здоровья Петр Амвросьев заявил в прессе, что доставленное журналистами молоко проверялось только на содержание цезия-137 и соответствует норме. Измерение стронция-90 не проводилось из-за недостаточного объема доставленного молока: на анализ принесли около полутора литров, а для исследования надо не менее трех.

Руководство молочной компании, куда поступает молоко из "призаповедной" фермы, уже заявило, что "возвратов [производителю] молока по превышению радионуклидов в последние годы не было", а проверки поступающей продукции производятся "с периодичностью, установленной схемами производственно-лабораторного контроля".

На условиях анонимности, впрочем, специалисты, знакомые с системой контроля, поясняют негосударственным СМИ, что периодичность тщательных проверок ограничена дороговизной анализов и небольшие молокозаводы не имеют на это средств. Содержание америция - токсичного изотопа, который сейчас активно образуется при распаде плутония-241, в продуктах питания вообще сложно проконтролировать без специфических детекторов.

"Бомба на молоке" обещает журналистам скандал, в сотый раз подтверждающий: сомневаться в официальных данных в Белоруссии - чревато…

Где найти эксперта?

"Даже если молоко по нормам является чистым, но содержит определенное количество радионуклидов, это плохо. В моем понимании норма - это ноль. В продуктах питания вообще не должно быть радионуклидов", - заявляет доктор медицинских наук, профессор Юрий Бандажевский, руководитель киевского координационного аналитического центра "Экология и здоровье".

Ученый Юрий Бандажевский, экс-ректор медицинского университета в белорусском Гомеле, был обвинен в получении взятки и осужден на 8 лет лишения свободы - как раз в тот период, когда в 1999 году на Запад попали его исследования о воздействии на организм человека малых доз радиации.

Бандажевский обнаружил, что через продукты питания чернобыльская радиация распространилась по всей Белоруссии и проникновение в организм человека так называемых "малых доз" радиации провоцирует возникновение генетических дефектов.

"В Беларуси негативное влияние на здоровье населения аварии на ЧАЭС не обсуждается. В Украине власти не помогают, но не мешают проводить исследования. И проблема не замалчивается", - утверждает ученый, покинувший Белоруссию после освобождения из тюрьмы в 2005 году и сейчас работающий в Киеве.

Его былые белорусские единомышленники, ярые критики государственной программы возрождения пострадавших от Чернобыля земель - академик Иван Никитченко, профессор Василий Нестеренко, профессор Геннадий Грушевой, исколесившие пораженные радиацией районы, - уже ушли из жизни.

"В Беларуси информация о состоянии коренного населения пострадавших регионов для (независимых - Би-би-си) исследователей недоступна", - констатировал Бандажевский на днях в интервью "Белорусским новостям".

Image caption Площадь-мемориал, посвященная захороненным после аварии на ЧАЭС деревням Брагинского района

Активисты белорусских экологических организаций, правозащитники и оппозиционеры сетуют на то же: гражданам предлагают довольствоваться официальными данными и в оценке состояния здоровья населения, и в степени опасности-безопасности производимой в стране продукции.

Реализующие госпрограмму возрождения чернобыльских земель белорусские ученые и чиновники повторяют: современные технологии производства продовольствия и уровень контроля не дают поводов для серьезного беспокойства.

Один из главных аргументов - продукция из белорусских чернобыльских регионов принимается и в России, и в странах ЕС.

"Молоко из нашего района перерабатывается в Хойниках, "Полесские сыры" идут в ЕС, а там знаете, какой контроль? Если бы они были плохие или зараженные, разве бы их брали?", - рассуждает у границы Полесского радиологического заповедника Игорь Самбук, начальник отдела Брагинского райисполкома.

Трижды мертвый, но живой

Райцентр Брагин, от которого до Чернобыльской атомной по прямой полсотни километров, подлежал отселению трижды. На картах военных сразу после аварии на ЧАЭС город был обозначен как подлежащий ликвидации, непригодный для жилья.

Сейчас Брагин в зоне "с правом на отселение" - уровень загрязнения городка радионуклидом цезий-137 достигает 15 Ки/км2.

Кто мог и хотел воспользоваться правом на отселение, давно уехал - почти пять тысяч человек переселились после аварии в чистые места, около пяти тысяч жителей в Брагине сейчас осталось.

Замглавврача местной поликлиники Виктория Степанчик утверждает: пациентов с заболеваниями, связанными с аварией на ЧАЭС, в последние годы в районе не наблюдается.

Media playback is unsupported on your device

Список "чернобыльских" болезней, утвержденный белорусским Миннздравом, впрочем, короток и связан в основном с заболеваниями щитовидной железы. Той или иной патологией щитовидной железы, по официальным данным, страдает каждый третий белорус, но далеко не все из этих случаев считаются обусловленными Чернобылем.

Смертность от онкологических заболеваний, вышедшая в последние годы, согласно статистике, на второе место после смертности от болезней органов кровообращения, официально не связывается с последствиями Чернобыля.

Медицинская статистика по Брагинскому району, где сейчас живут 12 тысяч человек, не отличается от статистики других регионов южной Гомельской области, говорит доктор Виктория Степанчик. Как эти данные соотносятся с данными из иных белорусских областей, доктору не известно.

Местный житель Анатолий рассказывает мне в магазине Брагина, что, по его наблюдениям, умерли до срока те, кто уехал из родных мест: "Тоска по родине заела, и не смогли прижиться на новом месте".

"А мы как те колорадские жуки: сколько ни трави, не посыпай, живы. Так организм приспособился", - говорит он полушутя.

"Не улетишь же отсюда на Луну", - вздыхает животновод Надежда, жалуясь, что деревню рядом с племенной фермой "Кирово" с начала года объявили "чистой", лишив жителей дополнительного отпуска, двойных "декретных" при уходе за младенцами и бесплатных обедов школьникам.

Экономическая выгода?

Карты загрязнения территорий радионуклидами в Белоруссии пересматриваются каждые пять лет, и в последнее двадцатилетие не было случая, чтобы какой-то населенный пункт объявили более загрязненным, чем он был до этого.

Изгнанный из Белоруссии профессор Юрий Бандажевский полагает, что белорусские власти в отношении постчернобыльских проблем руководствуются принципом экономической выгоды, а не тревогой за здоровье людей.

"Я считаю необходимым обсуждать эти вопросы, используя серьезные аргументы, а чтобы их приводить касательно Беларуси, нужны данные исследований, которых нет. Но они нужны, ведь существуют ситуации, когда необходимо принимать дополнительные меры для создания благоприятных условий жизни людей. В противном случае они гибнут", - заявил ученый "Белорусским новостям".

И пояснил: "Те группы населения, которые получили меньше радиации, будут вымирать медленнее, а подвергшиеся более агрессивному заражению или длительному воздействию малыми дозами, быстрее. Будущего при таком воздействии радиации я не вижу, если только численность населения не будет разбавляться мигрантами, которые в конечном итоге заместят коренное население".

________________________________________________________________

  • 35% выпавшего в Европе после аварии на ЧАЭС радиоактивного цезия пришлось на Белоруссию. Сегодня цезием-137 загрязнено около 20% территории страны - преимущественно в Гомельской, Могилевской и Брестской областях; стронцием-90 - около 10% (Гомельская и Могилевская области); изотопами трансурановых элементов - до 2% (Гомельская и Могилевская области).
  • По информации департамента по ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС, сейчас в зоне радиоактивного загрязнения цезием-137 плотностью от 1 до 15 кюри на кв. км живут 1 миллион 142 тысячи белорусов, в том числе 260 тысяч детей. Или каждый восьмой белорус.
  • В зоне загрязнения от 15 до 40 Ки/км2, по приблизительным данным, живут около 1800 человек.
  • Полное преодоление последствий Чернобыля - удел будущих поколений: период полураспада цезия-137 составляет 30 лет, стронция-90 - 29 лет, америция-241 - 432 года, плутония-239 - 24 тысячи лет.
  • Как сообщил 26 апреля в Ельске президент Александр Лукашенко, ущерб, нанесенный экономике страны чернобыльской катастрофой, оценивается примерно в 235 млрд долларов. К сегодняшнему дню расходы Беларуси на преодоление последствий аварии превысили 22 млрд долларов.
  • Из-за загрязнения радионуклидами после Чернобыльской аварии 264 тыс га белорусских земель были исключены из сельскохозяйственного оборота. По официальным данным, удалось реабилитировать около 15 тыс га земель.

Новости по теме