Россиянок в деле Сан-Бернардино обвиняют не в терроре

  • 29 апреля 2016
Саид Ризван Фарук и его жена Ташфин Малик Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Супруги Саид Ризван Фарук и Ташфин Малик после совершения теракта были убиты в перестрелке с полицейскими

"Русский след" в деле семейной пары Ташфин Малик и Саида Ризвана Фарука, застрелившей 14 человек в американском городе Сан-Бернардино, появился из-за брата Фарука и не имеет никакого отношения к терроризму.

1 декабря 2015 года калифорниец Саид Рахил Фарук, в прошлом служивший в американском флоте и неоднократно награжденный за участие в "глобальной войне с террором", составил арендный договор и задним число датировал его 1 ноября 2014 года.

Из этого документа явствовало, что его приятель Энрике Маркес и его русская жена Мария Черных проживают вместе с ним и его русской женой Татьяной, старшей сестрой Марии.

На самом же деле Маркес жил у родителей, а Мария - у своего любовника 33-летнего Оскара Ромеро, работающего в лос-анджелесской оптовой фирме по продаже цветов. 26-летняя Мария имеет от него дочь, именовала себя в соцсетях Марией Ромеро и часто вывешивала их совместные снимки, но незадолго до брака с Маркесом перестала это делать.

Федеральная прокуратура называет этот брак фиктивным и утверждает, что Мария платила мужу за эту услугу по 200 долларов в месяц. Банковские документы свидетельствуют о том, что она платила честно и пропустила всего месяц.

В тот же день, 1 декабря 2015 года, сестры съездили в ювелирный магазин и купили Маркесу обручальное кольцо за 50 долларов, поскольку 3 декабря супруги должны были явиться на собеседование в иммиграционное ведомство по поводу гринкарты, то есть вида на постоянное жительство, для Марии.

Теракт в Сан-Бернардино

На следующий день, 2 декабря, младший брат Саида Рахила Фарука 29-летний Саид Ризван Фарук, последние пять лет работавший в Сан-Бернардино санитарным инспектором, гулял с сослуживцами на рождественском банкете. Потом он отлучился, но быстро вернулся со своей женой Ташфин Малик, двумя полуавтоматическими винтовками, двумя пистолетами и самодельной бомбой.

Супруги открыли огонь на поражение, убили 14 человек и ранили 22. Это был самый кровавый теракт в США после 11 сентября 2001 года. В тот же день супруги погибли в перестрелке с полицией.

На следующий день, 3 декабря, Маркес и Мария не явились на долгожданное собеседование. Марии поэтому отказали в гринкарте. Маркес же немедленно лег в психиатрическую клинику, но не сумел скрыться там от ФБР. Последнее ведомство мигом установило, что за несколько лет до этого именно он вполне законным образом приобрел порох и винтовки, которыми пользовались Фарук и Малик.

Незаконным было то, что Маркес купил стволы не для себя, а для другого человека, то есть Фарука. Власти установили, что тремя годами раньше Маркес, в 2007 году перешедший в мусульманство, планировал с Саидом Ризваном обстрелять машины на оживленном шоссе, а потом - и прибывших на место происшествия санитаров, полицейских и пожарных. Этот план так и не осуществился.

Маркес также признался на допросе, что его брак с Марией Черных был фиктивным.

Махинации из-за гринкарты

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Мемориал в честь жертв стрельбы в Сан-Бернардино

Прошло несколько месяцев, Маркес продолжал сидеть в КПЗ, и вот в четверг арестовали Марию, а также 31-летнюю Татьяну с мужем, который является старшим братом покойного стрелка Саида Ризвана Фарука. Предъявленные всем троим обвинения не связаны с событиями 2 декабря, а касаются лишь брака Маркеса и Марии.

Татьяна с мужем обвиняются в споспешествовании фиктивному браку, которое заключалось в том, что они были свидетелями на бракосочетании Маркеса и Марии и делали постановочные фотографии "супругов". Саид Рахил также сварганил для них подложный арендный договор.

Закон предусматривает за фиктивный брак лишение свободы на срок до пяти лет, но на практике осужденные обычно получают гораздо меньше. Многие отделываются условным сроком, как, например, подельники Вячеслава Иванькова Елена и Леонард Лев, познакомившие его в Нью-Йорке с Ириной Ола, аккомпаниатором Вилли Токарева, которая согласилась заключить с Япончиком фиктивный брак за 15 тысяч долларов.

Мария также обвиняется в клятвопреступлении и лжи федеральным следователям, которая в США уголовно наказуема. Она солгала им, что живет вместе с Маркесом. Ей теоретически грозит до 25 лет тюрьмы, а после отсидки, возможно, - депортация в Россию, где они с сестрой жили в поселке Высокое под Воронежем.

Их родители Анатолий и Валентина Черных, как сообщают, проживают ныне в Израиле.

Мария въехала в 2009 году в США по трехмесячной визе J-1, которую повсеместно называют "студенческой", хотя она выдается не только учащимся. Здешние русские прозвали ее обладателей "джейванщиками".

Виза истекла, и Мария перешла на нелегальное положение. Она продавала футляры и защитную пленку для мобильников в киоске, принадлежащем Татьяне, у которой обнаружился предпринимательский дар. Она также владеет косметическим салоном, оборудованным у нее в гараже.

Связи и замужества сестер

Больше года у Марии был роман с Врамом Купеляном, работавшим в магазине поблизости. Купелян вспоминает, что у Марии никогда не было на него времени, поскольку она работала семь дней в неделю.

В ноябре 2014 года Мария и 24-летний Маркес открыли в банке общий счет и, как заявили прокуроры, позировали вместе для фотографий с целью "создания ложного впечатления", что брак законный. Они поженились в мечети и указали совместный адрес, хотя Мария продолжала жить у Ромеро.

В июле 2015 года Маркес ходатайствовал, чтобы власти выдали Марии гринкарту. За месяц до собеседования они обменялись электронными письмами, которые звучали тревожно. Прокуратура объясняет их озабоченность тем, что они почти не общались и боялись попасть впросак. Родители Маркеса, например, понятия не имели, что он женат.

Маркес, как говорится в судебных документах, выразил Марии опасение, что его посадят за подлог. "Расслабься! - писала она в ответ. - Если они мне откажут, это моя проблема, а не твоя!".

Маркес также писал в соцсетях, что он замешан в террористических заговорах и может сесть за мошенничество. Знавшие его говорят журналистам, что он был маменькиным сынком и иногда вел себя довольно странно.

Татьяна въехала в США по той же визе J-1 в 2003 году и через два года вышла замуж за 46-летнего американца Питера Гиглиотти, проживавшего в Ричмонде, Вирджиния, и работавшего в пиццерии.

Четыре года спустя они разошлись, и в 2010 году Татьяна, уже переехавшая к тому времени в Калифорнию, подала на расторжение брака и известила мужа об этом по почте. Гиглиотти не ответил, говорится в судебных документах, но суд их развел.

В конце 2013 года они поженились с Саидом Рахилом Фаруком и жили не всегда дружно: соседи говорят, что к ним иногда наведывалась полиция, которая и увела их с собой в четверг.

Новости по теме