Феномен Дональда Трампа: как из аутсайдера стать лидером

  • 4 мая 2016
Дональд Трамп, Мелания Трамп, Иванка Трамп Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Трамп оценивает свое состояние в более чем 10 млрд долларов, хотя эта оценка оспаривается экспертами

Губернатор Огайо Джон Кейсик, последний соперник Дональда Трампа, выбыл из гонки за право быть кандидатом от Республиканской партии на президентских выборах в США.

Ранее из гонки выбыл другой кандидат, сенатор от Техаса Тед Круз, проигравший Трампу праймериз в Индиане.

Таким образом миллиардер Дональд Трамп, и без того занимавший лидирующее положение, остался единственным претендентом на участие в президентских выборах от Республиканской партии.

Как так получилось, что Трамп из номинанта, о котором говорили, что он никогда никуда не пройдет, превратился практически в гарантированного кандидата на президентские выборы?

Что оказалось главным, его личные качества, или же протест против политического истеблишмента?

Ведущая программы "Пятый этаж" Яна Литвинова обсуждает эту тему с главным научным сотрудником Института всеобщей истории РАН Александром Петровым и политическим обозревателем из США Алексеем Байером.

Я.Л. Чем вы объясните такой невероятный успех Трампа?

А.Б. Уже полгода все СМИ пытаются это объяснить. Тут и протест, и привлекательность самого Трампа, много разных аспектов. И еще один аспект – отсутствие сильных, хороших кандидатов. Его основной соперник, Тед Круз, тоже вызывает довольно сильную неприязнь у истеблишмента Республиканской партии.

А.П. Я не вполне согласен, что у него плохая репутация. В США один из главных показателей – деловой успех. Трамп в молодости начинал с весьма скромных позиций и быстро продвинулся. Его эпатажность, умение себя преподносить, участие в различных конкурсах играли ему на руку. Кроме того, ему помогло отсутствие внятной политики. Республиканцы долго несли знамя Рональда Рейгана, а потом образовался вакуум, в который успешно вошел Дональд Трамп. Как только он включился в выборную гонку, успех ему был гарантирован. Другое дело, что истеблишмент Республиканской партии осознал это буквально на днях.

Я.Л. Есть мнение, что Америка так увлечена шоу-бизнесом, что рано или поздно успехом будет пользоваться не лучший политик, а лучший шоумен, а тут Трампу все карты в руки.

А.Б. Это и на самом деле может быть основной причиной успеха Трампа. Количество голосовавших за Трампа на республиканских праймериз, включая открытые, по окончании кампании составит примерно 15 млн избирателей. Его программа, его реалити-шоу "Ученик" примерно и собирало 5-7 миллионов зрителей в неделю. Посмотрим, что будет на выборах. Если за него проголосуют те 15-17 млн, это будет феноменальная победа.

Я.Л. Трамп – очищение для республиканцев, или для всей политической системы Америки?

А.П. Республиканская партия находится в процессе трансформации. С XIX века она прошла уже несколько циклов и совершенно не похожа на ту, которая когда-то сформировалась. И эта трансформация у многих ассоциируется с Трампом. Такие циклы переживала и Демократическая партия. В период президентства Билла Клинтона произошло некоторое смещение влево. Многие демократы опираются на эти попытки найти "третий путь". Такая попытка была сделана и в Британии. Многие рассчитывают, что Трамп привнесет в Республиканскую партию некое обновление. Я рассматриваю его как человека, который может серьезно повлиять на голоса избирателей. Рейгана в свое время тоже многие недооценивали, считали актером, а это оказался новый всплеск, рейгономика и тому подобное. В Калифорнии к власти пришел "Терминатор". А в конце пребывания на посту губернатора у него было много плюсов. Так что у шоуменов в американской политике хорошая история. Его популярность будет расти.

Я.Л. То есть она не ограничится 15 миллионами?

А.П. Аудитория Трампа гораздо более серьезная. Опросы общественного мнения в США, Европе, Латинской Америке выявили процент латентных сторонников. Те, кто в США говорит, что не будет голосовать за Трампа, но на самом деле за него проголосуют. И это и в Республиканской, и в Демократической партии. По мере дальнейшего противостояния Сандерса и Клинтон увеличивается возможность успеха Трампа.

Я.Л. Большое число комментаторов Би-би-си тоже так считают. Многие говорят, что лагерю Клинтон не следует недооценивать Трампа.

А.Б. В наше время много непредсказуемого. Появление того же Сандерса всех застало врасплох. Но насколько это опасно, насколько он, как сказал коллега, наполнит Республиканскую партию новым содержанием, с этим я не согласен. У Рейгана была политическая платформа, которую он 4 года проводил в своей колонке каждый день. Ему было что сказать, у него было видение. У Трампа нет никакой платформы. Непонятно, что он хочет – сегодня дружит с Путиным, завтра собирается сбивать российские самолеты. Одним говорит, что будет строить стену на границе с Мексикой, а другим – что ничего строить не собирается. Половину того, что он предлагает, он сделать не сможет по закону. Другое настроит против него союзников и партнеров США. Трампа поддерживают в основном пожилые люди. Среди женщин у него 70% негативный рейтинг, и такой же среди меньшинств. А США становится страной меньшинств, расовых и этнических. В первом классе в этом году большинство детей было небелых.

Я.Л. Справедливо ли говорить, что Трамп действительно по духу кандидат Республиканской партии?

А.П. Платформа Трампа подвергается изменениям и этим отличается. Она подвержена изменениям, которые существуют в международных отношениях и в экономике, она более гибкая. Изменения платформ Клинтон и Сандерса вынужденные. Они критикуют друг друга, и получается взаимное ослабление. У Трампа остается неизменной позиция по Китаю, ИГ, вопросам международных отношений. Его речь отработана и выверена, без экспромтов. В республиканской партии идет процесс изменения – появляется "Чаепитие", Тед Круз. Идет борьба за крайний правый сектор. А Трамп пытается охватить весь спектр, сейчас он сместился в центр, а раньше было много правых элементов.

А.Б. Эта гибкость, о которой говорит коллега, в политической науке называется демагогией. То, что он говорит о Китае, довольно смешно и наивно. Америка и Китай очень сильно зависят друг от друга, и просто так изменить торговые потоки нереально. Что касается Клинтон и Сандерса, то она, конечно, сильно сдвинулась влево, чтобы получить голоса избирателей и Сандерса тоже. А как Сандерс изменил свою платформу? Он своего рода мономаньяк и ничего не меняет, и не собирается.

А.П. Похожая риторика звучала на выборах президента Рузвельта. Его тоже называли наивным. Его намерение ввести госрегулирование тоже называли демагогией. А сейчас Франклин Делано Рузвельт – один из выдающихся американских политиков. Сандерс претерпел определенные изменения. Когда его спросили, сколько он хочет взять налог с конкретной зарплаты, Сандерс начал уходить от ответа, а потом заявляет, что не собирается кардинально менять налогообложение. А что касается Трампа, то надо подождать следующую его речь, где его позиция, наверное, будет более мягкая, и он будет расставлять акценты в области внутренней политики. [Нужно увидеть] его отношение к медицинскому страхованию, к налогам, к возможности дальнейшего развития среднего класса – тому, что волнует рядового американца в первую очередь.

Я.Л. То есть на первом этапе он свое получил, а теперь может заняться формулированием политики.

А.Б. У Трампа нет внутренней дисциплины, никаких тормозов. Вчера уже было понятно, что он бьет Круза по всем параметрам. И все же он опубликовал фотографию из бульварной National Enquirer, где была смутная фотография как бы отца Круза и Ли Харви Освальда, намекая, что отец Круза был замешан в убийстве Кеннеди. Совершенно идиотская шутка. Он говорит то, что ему приходит в голову.

Я.Л. Так все-таки Трамп – кандидат действительно республиканский?

А.Б. Республиканцы хотят объединиться. Они боятся потерять большинство в Конгрессе и Сенате.

Я.Л. Круз сказал, что он уходит и больше не будет бороться, но не попросил своих сторонников поддерживать Трампа. Что говорит о кризисе не только с идеологией в партии, что это экзистенциальный кризис.

А.Б. Несомненно. Это все понимают и говорят, что, когда в июле в Кливленде будет конгресс, ожидается определенная драка, но к этому моменту все уже решится.

Я.Л. Цикличности развития партий не совпадают, видимо. К чему может привести настоящий кризис? Сейчас иногда создается впечатление, что они чуть ли не на грани развала.

А.П. Существует ряд фундаментальных работ по американской истории, по кризисам в американских партиях. Американская система – не только президент. По конституции имеются три ветви власти. Помимо выбора президента, для республиканцев важно увеличить свое преимущество в Конгрессе. Очень важен процесс выбора Верховных судей. Республиканцы сейчас консолидируются вокруг Трампа, и, если они этого не сделают, это может привести к ситуации 1912 года. Теодор Рузвельт, собрав большинство, выдвигает Тафта. Это приводит к выходу прогрессистской партии и поражению и прогрессистов, и республиканцев, и на финишную прямую выходят демократы с Вудро Вильсоном.

Я.Л. Действительно ли Республиканская партия готова сплотиться вокруг Трампа?

А.Б. Посмотрим. Республиканцы традиционно сплачиваются вокруг своего кандидата, но сейчас ситуация специфическая. У демократов тоже может случиться кризис, Сандерс с дистанции не сходит, выиграл вчера в Индиане и обещает выиграть оставшиеся 6 или 7 штатов, включая Калифорнию.

Я.Л. То есть вы не исключаете, что президентская гонка будет Сандерс – Трамп?

А.Б. Это маловероятно, но может так случиться. Может быть вообще: Хиллари, Сандерс, Трамп и республиканец из мейнстрима.

Я.Л. Это самая необычная предвыборная кампания в Америке?

А.П. Это одна из самых интересных и захватывающих кампаний. Это будет Трамп от республиканцев, а вот Хиллари или Сандерс, мы узнаем.

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

Новости по теме