Этично ли охотиться в XXI веке?

  • 1 июня 2016
Егерь Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Охота в России остается популярным занятием

Сегодня охота, в том числе на редких животных, ведется в основном ради трофеев и спортивного интереса.

Многих редких животных отстреливают потому, что народная медицина использует их части для изготовления различных традиционных снадобий. Это одна из основных причин браконьерства в России.

Есть ли в XXI веке место столь жестокому развлечению? Правы ли те, кто говорит, что запрет охоты - лишь вопрос времени? Как сделать так, чтобы люди охотились ответственно? Русская служба Би-би-си спросила экспертов.

Сергей Ястржембский

Дипломат, бывший помощник президента России, режиссер-документалист

Охота – если мы говорим о легальной охоте, охоте по выделенным квотам и за деньги, - она вообще всегда полезна, потому что охота эта осуществляется на основе научных, статистических данных и выделенных квот на отстрел животных, которые вышли из репродуктивного возраста. Деньги от этой охоты поступают в том числе и на охрану окружающей среды в Африке. Поэтому в принципе будущее дикой природы Африки зависит от того, сохранится охота или нет.

Я приведу вам два полярных примера, которые показывают, насколько помогает охота сохранению дикой природы. В начале 1970-х годов в Кении была прекращена охота. Кения прекратила принимать у себя охотников за трофеями. С тех пор и по сегодняшний день Кения потеряла в совокупности две трети всех видов диких животных. Две трети. Слонов, скажем, было порядка 100 тысяч, сейчас осталось меньше 20 тысяч в Кении.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Охота остается ритуалом со своими атрибутами и неписаными правилами

В то же время, приблизительно в те же самые сроки, Южная Африка установила новые правила ведения охоты: стала охранять дикую природу для того, чтобы иметь возможность устраивать трофейные охоты. За тот же самый период времени количество диких животных в ЮАР увеличилось с полумиллиона до сегодняшних 20 миллионов. Вот вам разительные примеры, которые показывают, что можно делать с дикой природой, когда охота стоит на прочной законодательной почве и когда средства, которые получаются от охоты, назад реинвестируются в охрану природы.

Наше законодательство находится в каменном веке. Россия могла бы быть одним из лидеров в мире по охоте, по привлечению трофейных охотников, по разведению редких видов, скажем, баранов или козерогов. Тот же алтайский баран или белый медведь. Но как и во многих других областях, мы, к сожалению, не можем понять, что нам нужно и какие меры нужно предпринимать.

Есть великолепный международный опыт, о котором я вам рассказал. К сожалению, Россия очень далека от того, чтобы использовать этот опыт у себя дома. Канада охотится на белого медведя, Россия не охотится на белого медведя. При этом браконьерство процветает на белого медведя, и в основном этим занимаются силовики. Это всем хорошо известно. Это тот же самый белый медведь, что и в Канаде, – почему нельзя наладить охоту здесь в разумных размерах и использовать деньги и для охраны окружающей среды, и, скажем, для развития малых народов Сибири?

Казис Буошка

В прошлом промысловый охотник, видеоблогер

Я с 1970-х годов стал штатным охотником и промышлял лосей. До 30 лосей за январь-месяц я отстреливал для сдачи государству. Соболей 15-20 добывал на сдачу. Белок до 600 штук [за сезон – Би-би-си].

Я до фанатизма охотник, по призванию. Очень сильный охотничий инстинкт у меня. Я плачу деньги за это, выгоды почти никакой, но удовольствие побыть в лесу, посоревноваться с медведем, добыть этого лося, - я получаю.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Собака сопутствует человеку в охоте уже несколько тысяч лет

Охота для чего нужна? Для того чтобы регулировать численность животных. Два года подряд у нас в Томской области было много медведя. Если не регулировать численность, то можете сами ответить – что будет происходить, так ведь? Губили людей, были случаи, губили животных, и просто посевы уничтожали.

Сейчас промысловая охота на закате полностью. Идет спортивная охота и трофейная. Вот трофейная охота – я не знаю, насколько это полезно. Потому что отстреливаются лучшие особи. "Трофейная", - то есть, понимаете смысл? Самцы с лучшими рогами, лучшие воспроизводители, попадают под выстрелы. Может быть, стоит как-то разобраться в этом.

Хотелось бы, чтоб грамотный подход к этому делу был – настоящий, правильный учет, чтобы не какой-то липовый учет велся. Тех же медведей, может быть, стоит посущественней учет сделать. Где-то можно и помочь – например, косуль и кабанов зимой, я знаю, что охотники некоторые кормят, помогают им выжить.

Я бываю в Прибалтике часто – там на кабанов охотятся и на косуль. Там очень культурно подходят к этому. Самок стреляют выборочно, поэтому у них всегда этих кабанов и косуль... едешь по дорогам и видишь, что все прекрасно.

Это очень большое удовольствие. Удовольствие добытчика. Я на охоте в азарт вхожу очень сильный. Особенно когда на медведя, когда его скрадываешь. Тропишь [выслеживаешь], бывает, целую неделю по следам, пока эту берлогу найдешь. Сейчас уже не знаю, пока у нас закрыта, по-моему до сих пор, охота на берлогу.

Ирина Новожилова

Центр защиты прав животных "Вита", президент

Антропоцентрическая теория о том, что мы, вторгаясь в биоценоз леса, может что-то регулировать и кого-то спасать от вымирания, - она в корне неверна и приводит к необратимым последствиям, потому что любой биоценоз – это совокупность отдельных видов, которые занимают определенную территорию, связанную с почвой, насекомыми, микроорганизмами.

Если выбивается одно звено цепи, то рушится вся экосистема. Поэтому в любой экосистеме есть процессы саморегуляции. Именно они самые верные. Они способствуют сохранению видов, и парки, в которых никогда не существовало охоты, это доказали. Есть парк Гран-Парадизо в Италии, есть Меотида в Украине. Поэтому этот аргумент совершенно не работает, он скорее служит прикрытием каких-то низменных психологических склонностей. В этом я абсолютно убеждена.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Охота ради развлечения будет запрещена как рудимент, уверены защитники животных

Запрет охоты произойдет закономерно – мы живем в XXI веке, и все больше людей чувствуют себя неуютно из-за того, что их жизнь сопряжена с постоянным убийством животных. Сегодня многие охотятся ради спортивного интереса. Мне кажется, это стыдно.

И обсуждать-то это стыдно в XXI веке, особенно мужчинам. На охоту выезжают и женщины, но в основном это мужское население. На мой взгляд, таким образом может самоутверждаться только ничтожество.

Это мое только мнение. Я часто встречаю людей, с удовольствием рассуждающих об охоте, и всегда они имеют обратную сторону медали – трусость. Это всегда идет бок о бок. Мы и по известным персонажам, идеологам, в России, это прекрасно знаем. Я не буду называть имен.