Кто перевел завещание Гитлера

  • 30 апреля 2010
Image caption Сотни немецких граждан служили в рядах британской армии делу, которое считали правым

65 лет назад Адольф Гитлер составил завещание перед тем, как свести счеты с жизнью.

Люди, которые первыми перевели этот документ на английский язык, были немецкими перебежчиками, поднявшими оружие против своей страны.

Об их ранее малоизвестных судьбах повествуют две книги воспоминаний, вышедшие накануне 65-летия Победы.

С началом Второй мировой войны тысячи людей по всей Европе отправились добровольцами на фронт, чтобы послужить отечеству - каждый своему.

Однако среди тех, кто вступил в бой за Британию, были около 10 тысяч немцев и австрийцев, отвергнувших нацистский режим и готовых сражаться против соотечественников. Этих людей называли "самыми верными подданными короля среди его врагов". Многие из них, хотя далеко не все, были евреями.

Image caption Герман Ротман, один из переводчиков завещания Гитлера

Герман Ротман, еврейский подросток из Берлина, был спасен британской общественной организацией Kindertransport, которая меньше чем за год между "Хрустальной ночью" (9-10 ноября 1938 года) и началом войны вывезла в Британию около 10 тысяч еврейских детей из Германии, Австрии и Чехословакии. Их родителям нацисты уехать не позволили. Ротман попал в Лондон в возрасте 14 лет.

В октябре 1945 года Ротман и несколько других немецких евреев получили суперсекретное задание – перевести политическое и личное завещания Адольфа Гитлера, написанные им 29 апреля.

Британский паспорт Ротман получил в 1947 году, так что воевал он, официально оставаясь германским гражданином.

Сейчас Герману Ротману 85 лет. Он живет в Ильфорде, графство Эссекс.

В 2009 году в свет вышла его книга "Завещание Гитлера" (Hitler's Will), где он рассказал о своей службе в годы войны.

"Я делал все, что мог, для обороны Британии", - говорит он голосом, в котором до сих пор слышится немецкий акцент.

Спецзадание

Image caption Гитлер сохранил 3 копии своих завещаний

"Я никогда не сомневался в том, что гитлеровский режим стремится уничтожить всех, кто его не приемлет. Я делал все, что было в моих силах, чтобы искоренить его как можно скорее. Все, кто бежал из Германии, думали так же".

Поступив на военную службу в мае 1944 года, Ротман работал в третьем отделе британской военной контрразведки. Главным плюсом было его свободное владение немецким языком. Сослуживцы звали его Гарри.

Осенью 1945 года Ротман служил в качестве британского контрразведчика в лагере для военнопленных Фалингбостель. Однажды рано утром его поднял с постели начальник, также немецкий перебежчик, и сказал, что есть срочное дело.

Оказалось, накануне был задержан некий мужчина, в подкладке пальто которого нашли важные документы. Бдительный британский солдат заметил, что плечи у пальто как-то странно топорщатся.

В документах, отпечатанных на пергаменте на немецком языке, Ротман и его коллеги сразу определили политическое и личное завещания Гитлера с припиской Йозефа Геббельса.

По приказу фюрера в рейхсканцелярии изготовили три копии. Две из них сейчас находятся в Имперском военном музее в Лондоне, в том числе та, которой побывала в руках у Ротмана.

Для скорости работу разделили. Ротману довелось переводить приписку, сделанную Геббельсом.

"Геббельс писал очень длинными предложениями, которые мне приходилось разделять запятыми, чтобы лучше передать смысл, - вспоминает он. Завещания Гитлера были напечатаны сплошь заглавными буквами, и не на простой бумаге, а на пергаменте".

"Отбросы человечества"

Image caption Гитлер совершил самоубийство через 2 месяца после того как был сделан этот снимок

"На обеих сторонах завещания стояла его личная подпись. Документы на пергаменте уже давно никто не пишет. Даже в последний час он пытался хоть чем-то произвести впечатление на немецкий народ".

Только однажды Ротман повысил голос на бывших соотечественников - когда содержавшиеся в лагере офицеры стал возмущаться недостаточно хорошим питанием.

"Я сказал им – а кто виноват в том, что в Германии не хватает еды? Кого вам винить, кроме себя? Вы устроили войну, а теперь приходите жаловаться! Вы - отбросы человечества!".

Срыв, по словам Ротмана, "стоил ему медали", потому что военнопленные подали на него жалобу, но он и сегодня не жалеет о сказанных словах.

Немецкий школьник, британский спецназовец

Другой мемуарист, также сражавшийся за Британию в годы войны - Клаус Леопольд Октавио Ашер, родившийся в Берлине в 1922 году и позже носивший имя Колин Эдвард Энсон.

Он бежал из Германии за несколько дней до своего семнадцатилетия, спасаясь от расправы.

Его отец Курт, не скрывавший антифашистских взглядов, в 1937 году был арестован и отправлен в Дахау, а через месяц семье сообщили о его смерти.

Хотя Курт Ашер был евреем, его сын Клаус воспитывался в лютеранской вере матери.

Попав в Британию в 1939 году и едва говоря по-английски, Энсон сразу после начала войны записался в аримю добровольцем и попал в инженерные войска.

Image caption Колин Энсон - немецкий школьник и британский спецназовец

"Я считал, что дело Британии - и мое тоже. Я не мог оставаться в стороне и наблюдать, как с нацизмом борются другие", - говорит Энсон.

Сегодня 88-летний Энсон живет в графстве Хартфордшир. Своими воспоминаниями он поделился в книге "Немецкий школьник, британский спецназовец" (German Schoolboy, British Commando).

По словам Энсона, британские сослуживцы всегда относились к нему "по-дружески и с сочувствием", хотя и знали о его немецком происхождении.

"Я ни разу не слышал неприятных замечаний в свой адрес. Ни разу. Они знали, что беженцы из Германии - самые убежденные противники нацизма".

До 1942 года иностранным гражданам разрешалось служить только в британскихз инженерных частях, но как только правила изменились, Клаус подал рапорт о переводе в 3-й разведывательно-диверсионный отряд, состоявший из бывших немецких граждан, прошедших интенсивную спецподготовку.

В случае захвата в плен немцами им грозил, в лучшем случае, просто расстрел. Командование разработало для каждого подробную легенду о том, как он с родителями-англичанами жил в детстве в Германии, чтобы объяснить наличие немецкого акцента.

Спецназовцам также велели взять себе английские имена и фамилии, начинающиеся на те же буквы, что настоящие - чтобы легче было запомнить.

Ашер стал Энсоном, потому что когда он сидел и раздумывал, какую фамилию взять, над головой у него пролетел самолет марки "Энсон".

Новости по теме