Марио Варгас Льоса - необычный лауреат?

  • 7 октября 2010

Кому дают Нобелевскую премию? Легендарные имена современной литературы - те, кто у всех на уме, были обойдены.

Кафка не получил. Джеймс Джойс тоже не получил. Набокова даже не было в длинном списке.

Русской литературе, впрочем, особенно в эпоху холодной войны больше повезло. Со скандалами. После выбора кремлевского Шолохова тут же возобновились обвинения в том, что "Тихий дон" - плагиат. Борис Пастернак вынужден был от премии отказаться.

Солженицыну в виде компромисса пытались вручить премию в домашней обстановке, и он публично обиделся. Справедливость, вроде бы, восторжествовала с награждением Иосифа Бродского.

Широкая известность в узком кругу

Image caption Присуждение Нобелевской премии Льосе многих застало врасплох

Но если взглянуть на общий список лауреатов, мало кому эти имена что-либо скажут. Это или экспериментальные писатели, "хорошо известные в узком кругу" - вроде Жана-Мари Гюстава Леклезио – слыхали о таком в позапрошлом году? Или даже Герты Миллер прошлого года? Или же те, кто представляют определенную тенденцию – или политическую, или этническую – школу своей национальной литературы. Отсюда и Шолохов, и Самюэль Беккет (за ним стоял и Эзра Паунд, и тот же Джеймс Джойс).

И очень часто открытие малоизвестных имен как лауреатов ничего не меняет в их литературной судьбе. Кроме того, большинство из них не успевали слишком долго упиваться своей славой: премия дается как итог литературной деятельности, и поэтому от нее веет чем-то похоронным.

Решения Нобелевского комитета окружены тайной и мистикой. Неудивительно, что возможные лауреаты – повод для ставок на тотализаторе. И никто из очевидных кандидатов – от японца Мураками и пары имен африканского континента до патриарха американской литературы Филипа Рота – не выиграл. Марио Варгаса Льосы в этом списке не было.

Прижизненная слава

Выбор Нобелевского комитета этого года крайне необычен. Марио Варгас Льоса в полном здравии - ему "всего лишь" семьдесят пять лет. Кроме того, его имя известно читателям всего мира (главные романы переведены и на русский).

Более того - а это когда-то считалось смертным грехом для лауреатов – Варгас Льоса всю жизнь считал себя политически ангажированным: он однажды даже выставлял свою кандидатуру в президенты своего родного Перу.

В своих выступлениях с требованием полной либерализации экономики он шокировал свою аудиторию не только антисоциалистическими и антиавторитарными лозунгами, но и довольно рискованными цитатами из своих собственных произведений.

С медальными чертами лица и внешностью Джеймса Бонда, Варгас Льоса не боялся скандалов. Одно из его первых крупных эссе о литературе было посвящено его тогдашнему другу Габриэлю Гарсиа Маркесу и называлось "История богоубийцы", после чего они не общались 30 лет, а единственная встреча закончилась пощечиной.

Он не боялся саморазоблачений и посвятил роман своему первому неудачному браку. Но главный его грех в интеллектуальных кругах Перу (и Латинской Америки в целом) заключался в том, что Льоса разорвал отношения с левым фронтом.

Как и все просвещенные латиноамериканцы его поколения, он в юности был марксистом и поддерживал кубинскую революцию. Но как только Фидель Кастро стал арестовывать поэтов и установил цензуру в прессе, Льоса стал публично осуждать левую идеологию – как, впрочем, и правый экстремизм.

Не стал он и сторонником национально-освободительных движений и безусловным, и беспрекословным (как многие из его круга друзей), защитником бедных и обездоленных, этнических или религиозных меньшинств – он считал, что превращение этих тенденций в идеологию грозит новой авторитарностью. Один из главных его романов "Канудос" - о столкновении с сектой религиозных фанатиков в Бразилии XIX века.

Параллельно этой экзистенциальной прозе Льоса стал развивать и комически-сюрреалистический стиль с публикацией его романа "Зеленый дом", где героиня, чуть не став монахиней, становится самой модной проституткой в публичном доме.

Годы творчеству не помеха

В последние годы он все больше и больше экспериментирует в прозе: диалог одних и тех же людей на одной и той же странице очень часто происходит в разных странах, прошлое и настоящее подменяют друг друга.

Эта позиция интеллектуального бунтарства и антипуританские тенденции выразились и в его географическом непостоянстве.

Он закончил университет в Мадриде, долгие годы жил в Париже, а с девяностых годов постоянно живет в Лондоне. Видимо Лондон, город эксцентриков, со всех концов мира кажется ему наиболее комфортабельным чисто духовно. Впрочем, он регулярно проводит два-три месяца в Перу и постоянно бывает в Испании, где он – лауреат премии Сервантеса, высшей награды в испаноязычной литературе.

Тот факт, что политические взгляды Марио Варгаса Льоса не вызывают больше возражения у ценителей его прозы и, отчасти, выдвинули его в главные претенденты литературной премии, соседствующей с Нобелевской премией мира, говорит, может быть, о своеобразном протрезвлении интеллектуальных кругов свободного мира и скептицизме в отношении идеологических догм, откуда бы они ни исходили.

Новости по теме

Ссылки

Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.