Галина Волчек: "Политика - это то, что вы делаете на сцене"

  • 6 мая 2017
Media playback is unsupported on your device
Галина Волчек: "Политика - это то, что вы делаете на сцене"

В эти дни московский театр "Современник" находится в Лондоне. В программе гастролей - три спектакля: "Три сестры", "Три товарища" и "Двое на качелях". Главный режиссер и художественный руководитель театра Галина Волчек ответила на вопросы обозревателя Русской службы Би-би-си по вопросам культуры Александра Кана.

Александр Кан:Хочу начать с поздравлений. Вам только что присвоено высокое государственное звание Героя Труда - нынешний эквивалент того, что многие из нас помнят как Герой Социалистического труда. Да и награжденные вместе с вами новые герои - президент Татарстана, слесарь-монтажник, главврач краевой больницы - заставляют вспомнить, казалось бы, ушедшие в безвозвратное прошлое советские времена. Какие чувства у вас вызвала эта награда?

Галина Волчек: Я ни в коей мере не персонифицирую эту награду на себя. Я провела практически всю свою жизнь на одном месте. Вот уже 45 лет я возглавляю этот театр, это мой родной дом. и эта награда - она не мне, она театру. Театру, который прожил прекрасную, трудную, иногда очень тяжелую жизнь. Прошел через все, и сегодня удостоен такой награды. Я рада за свой театр.

Было ли бунтарство?

А.К.: Вы сами назвали эту цифру - 45 лет вы уже возглавляете театр "Современник". Появился он на свет 60 лет назад - вы стояли у самых его истоков вместе с Олегом Ефремовым. Появился как острый, современный театральный коллектив - не случайно и название, которое вы и ваши единомышленники ему дали. Символом театра и символом бунта, если угодно, который он провозглашал, стала сцена, в которой молодой Олег Табаков саблей рубил отцовскую мебель. Сегодня "Современник" - заслуженный стабильный театр, часть культурного истеблишмента России. Процесс естественный, но как вы сами к нему относитесь? Нет сожаления по временам ушедшей бунтарской молодости?

Правообладатель иллюстрации SOVREMENNIK
Image caption Галина Волчек возглавляет "Современник" 45 лет

Г.В.: Вы знаете, я не очень люблю подобные определения: "бунтарские времена" или что-то в этом духе. Не хочется вспоминать, не хочется об этом говорить. Все эти "бунтарства", они были, есть и будут. Мы прожили очень яркую жизнь, в первую очередь благодаря нашему учителю, Олегу Ефремову, который, как говорят, заприметил нас и вместе с нами создал новый театр. К сожалению, не все из этих основателей дошли до сегодняшнего дня. Остались, пожалуй, только мы с Олегом Павловичем Табаковым. Он пошел в другую сторону, во МХАТ, а я осталась в своем театре.

Что я буду вспоминать то, что теперь кто-то назовет "бунтарством". Они что, знают, что такое по пятнадцать раз сдавать спектакль? Пятнадцать! Бывало и такое… А потом начались другие времена, а я никак не могла начать репетицию… чего-то ждала… Мне говорят: "Галина Борисовна, чего мы ждем? Все готово, можно занавес открывать". И только тут я поймала себя на мысли, что по привычке жду комиссию…

Все это было. Но было и прекрасное, замечательное. Мы исколесили всю страну, от Крайнего Севера до целины, играли на грузовиках… Вот это было здорово!

Совместимы ли театр и политика

А.К.:Считаете ли вы, что театр должен реагировать на общественно-политическую ситуацию в стране? Видите ли вы и в этом функцию "Современника"?

Г.В.: Это как когда-то говорили "утром в газете, вечером в куплете"? Нет! Я считаю, что политика - это, что вы делаете на сцене. В этом наша политика. А рассуждать об ушедшем или прекрасном или бунтарском - удел тех, у кого потребности иные, чем те, которыми руководствуемся мы. Для нас это единственное живое дело нашей жизни - выйти на сцену и играть. Не только "как", но и "что".

А.К.:Вы практически ответили на мой следующий вопрос, но, тем не менее, я его задам. Политическая ситуация в стране такова, что деятели культуры не могут оставаться в стороне - какими бы ни были их позиции. Активно высказываются с одной стороны Никита Михалков, с другой - Константин Райкин и Александр Сокуров. Вы обладаете огромным авторитетом в обществе. У вас нет желания, потребности, позыва высказаться напрямую?

Г.В.: Я столько лет именно напрямую высказываюсь, что произносить это словами и становиться в хор не хочется. Я люблю не хоровое пение. То есть хор люблю слушать. А петь хором не люблю.

Традиции и новаторство

А.К.:Поговорим о репертуаре. Вновь приходится обращаться к названию театра - "Современник". В программе лондонских гастролей - три спектакля, все очень классические: "Три сестры", "Три товарища" и "Двое на качелях". Что с современной пьесой? Ищете ли вы новых авторов? Чем руководствуетесь в формировании репертуара?

Правообладатель иллюстрации SOVREMENNIK
Image caption "Всей своей жизнью мы отстаиваем принципы русского психологического театра". Сцена из спектакля "Три сестры"

Г.В.: Только одним… Всей своей жизнью мы отстаиваем принципы русского психологического театра, без которого я лично не представляю себе понятие "театр". Я многое видела в своей жизни. В 1978 году я впервые оказалась в Америке и уже тогда на офф-Бродвее видела все, всю ту шелуху, которую сегодня преподносят под видом новаторства, Новаторство - это когда вы через себя пропускаете все, что хотите сказать, когда выкладываетесь полностью, когда в зале стоит такая тишина, от которой делается страшно. А если кто-то думает, что на Гамлета можно надеть рваные джинсы, и он станет современным от этого - никогда в жизни!

А.К.: Означает ли это, что вы не принимаете какие бы то ни было громкие театральные новации? Следите ли вы за театральной жизнью Москвы? Есть ли, по-вашему, какие-то новые молодые театры или режиссеры, которые подхватили на новом этапе славную традицию "Современника"? Много говорят о проекте Театр.Doc, о "Гоголь-центре" Кирилла Серебрянникова, "Электротеатре" Бориса Юхананова.

Г.В.: С первой минуты, когда я заняла стул главного режиссера, - я сама тогда еще была молодой - моим главным стремлением было найти молодых режиссеров, отыскать новых людей, которые могут говорить с другой интонацией, с другой мерой правды. Я тогда взяла целую группу: Валера Фокин, [Юра] Богатырев, Костя Райкин - замечательные артисты, будущие режиссеры. Но было это очень давно. Так что я слежу за тем, что мне интересно. Я смотрю молодую режиссуру. Мы первыми придумали систему с опытами, когда мы даем режиссерам показать эскиз, в тряпках, без декораций, но зато он может проявить свою режиссерское мышление - через артиста, через пространство, через форму - обязательно. Так что слежу, да. Но бегать по вот этим - нет вы меня там не увидите. Никогда!

А.К.: Какое место, по-вашему, в богатой сегодняшней театральной палитре занимает "Современник"? Что это теперь - классика, наряду со МХАТом или Малым?

Г.В.: Не знаю и знать не хочу! Меня интересует одно: полон зрительный зал или нет? Поехали ли за нами на Яузу (с января 2014 года "Современник" начал играть свои спектакли во Дворце на Яузе параллельно с работой на основной сцене на Чистых прудах - Би-би-си) зрители, или остались по ту сторону? Вот что важно! Я знаю, что если спектакль не востребован, то мы его снимаем. Были такие случаи, даже недавно. А бывает и так - как это было, например, с "Тремя товарищами". Он идет уже не один год и не пять лет и все равно остается одним из самых востребованных, как бы это ни неприятно было тем, кто говорит о "консерватизме" театра "Современник".

А.К.:Вы упомянули свою приверженность русскому психологическому театру. В последние десятилетия возникла тенденция ухода от русского репертуарного театра, движения к антрепризе. Насколько важно, как вам кажется, поддерживать традицию русского репертуарного театра? Есть ли угроза ее потерять?

Г.В.: Мне даже неловко на этот вопрос отвечать. Есть, наверное, и талантливые, хорошо поставленные антрепризные спектакли, мне даже доводилось видеть один или два, но в целом мой интерес лежит в поиске еще не узнанных, не признанных и не объявленных гениями. Вот это мне интересно!

Театр звезд

А.К.:"Современник" всегда был ярким актерским театром, театром звезд: тот же Олег Табаков, Валентин Гафт, Марина Неелова, Лия Ахеджакова. Неелова и Ахеджакова по-прежнему с вами.

Г.В.: Квашу потеряли, Райкина…

Правообладатель иллюстрации SOVREMENNIK
Image caption Чулпан Хаматова продолжает славную традицию "звезд" "Современника". Сцена из спектакля "Двое на качелях"

А.К.:Ну многих еще, наверное, можно назвать. Есть и относительно новая яркая звезда - Чулпан Хаматова. Насколько важен, по вашему мнению, институт звезды в современном театре?

Г.В.: Слово это к нам не имеет никакого отношения! Ни к нашей действительности, ни к нашей стране. "Звезда" - это приклеенное к нам…. Ну, наверное, можно вспомнить кого-то и назвать этим чуждым для нас понятием. Но это будут какие-то единицы. А сейчас... Показалась в сериале - уже звезда. Что об этом говорить… Есть артисты. Были, есть и будут. А есть приклеенные вот эти звезды…

Будет ли преемник?

А.К.:Вы возглавили театр после его основателя Олега Ефремова в качестве главного режиссера еще в 1972 году, а в 89-м стали его художественным руководителем. Огромный срок! Недавно в качестве своего преемника на посту главы "Современника" вы назвали Валерия Фокина - нынешнего главного режиссера Александринского театра в Петербурге, но режиссера школы "Современника" - он 15 лет работал у вас в театре. Был ли это ваш личный выбор и чем вы его обосновываете?

Г.В.: Я даже слова этого - "преемник" - не знаю. Я хочу только одно - создать такую молодую труппу при нашей еще жизни, которая не даст превратить "Современник" во что-то совершенно другое, в какое-то модное место. Сегодня вообще заменили понятие "театр" понятием "модное место". Я надеюсь на то, что наша молодая труппа, замечательная, найдет выход из этого положения и продолжит путь "Современника" уже на следующем витке.

Новости по теме

Сайты Би-би-си