Media playback is unsupported on your device

Нино Катамадзе: "Творчество – универсальный язык"

  • 28 сентября 2011

Известная грузинская джазовая певица Нино Катамадзе ответила на вопросы читателей bbcrussian.com. С певицей беседовал корреспондент Русской службы Би-би-си Ираклий Имнаишвили. Мы благодарим всех наших читателей за присланные вопросы.

Би-би-си: В августе 2008 года произошла война между Россией и Грузией, а спустя месяц, в сентябре 2008, у вас в Москве на сцене МХАТа состоялась презентация нового диска. Трудно было выступать перед российской публикой?

Нино Катамадзе: Я очень хорошо помню, как трудно было принять решение - выступать или нет. Мы собрались у меня дома, и все искренне высказывали свое мнение. Мы постарались найти силы все-таки поехать и пообщаться с нашими друзьями и коллегами в России, узнать их мнение о произошедшем. Мы считали, что в XXI веке нет места войне, и хотели найти единомышленников в России. И нам это удалось, но было нелегко.

Би-би-си: Как в Грузии отнеслись к вашему решению все же выступить в Москве?

Нино Катамадзе: Были люди, которые с непониманием отнеслись к моему решению. Очень напряженная была обстановка. Моему сыну исполнилось три месяца, и вдруг – война. До сих пор слышу гул российских военных самолетов. Мой супруг – врач, и каждый раз, когда звонил его телефон, я думала, что его вызывают на фронт.

Мы должны сделать все возможное, чтобы эти раны зажили, и постараться возобновить взаимоотношения заново. Я встречаюсь в России каждый год с несколькими тысячами людей, и все они того же мнения.

Би-би-си: Наш читатель Валерии Алексеев из Кургана спрашивает, можно ли усилиями народной дипломатии и культуры восстановить дружбу Грузии и России?

Нино Катамадзе: Единственный универсальный язык, который понимают все, и он не нуждается в переводе, этот язык - творчество. Его понимают и принимают все, и он помогает сближаться.

Би-би-си: Джо, Рига, Латвия: кто для вас является эталоном женского вокала?

Нино Катамадзе: У меня никогда не было кумиров, я никому не пыталась подражать. Я очень люблю инструментальную музыку, например, Майлс Дэвис, Джо Завинул, Кейт Джаррет. В инструментальной музыке больше свободы. Так, как чувствует мелодию Элла Фицджеральд, пока не удалось повторить никому.

Самая любимая певица - это Мария Каллас, она закрытыми руками открывалась так… И у нее в музыке столько драматургии. Она могла передать, извините, она может передать (я не могу говорить о ней в прошедшем времени) свои переживания, очень грамотно осмыслив драматургию своих эмоций. Для меня лучше певицы не существует.

Би-би-си: Вопрос Сулхана из Тбилиси: с кем из музыкантов хотела бы выступить Нино Катамадзе, если это зависело только от ее желания?

Нино Катамадзе: Да, со всеми. Я бы выступила с Горовицем или Ростроповичем, к сожалению, это не возможно. Я бы спела с детским хором или с симфоническим оркестром. Меня радует, что впереди еще много чего, и радует, что я много чего не знаю, и предстоит еще многое открыть и узнать.

Би-би-си: Милана, Грозный, Россия: собирается ли Нино Катамадзе дать концерт в одной из республик Северного Кавказа?

Нино Катамадзе: Я с удовольствием бы спела в Чечне. Но в первую очередь я хочу спеть в Абхазии. Мне хочется обнять абхазов. Я когда встречаюсь с жителями Абхазии, я им всегда говорю, что я уже очень давно хочу им сказать, что я их люблю.

Би-би-си: Евелина Кутепова спрашивает, что больше всего вы цените в людях, и откуда и как рождаются тексты песен? Как к вам приходит вдохновение? Как удается сохранять такую бодрость духа и сумасшедший (по-хорошему) энергетический тонус и заряд?

Нино Катамадзе: Верность, это непростое качество. Музыканты, с которыми я выступаю, мы - семья. Но поверить и ощутить, что мы верны друг другу, на это понадобилось 10 лет.

Что касается текстов, то они очень интересно рождаются, в основном их пишет Давид - наш барабанщик. Каждая мелодия сама рассказывает свою историю, без слов. И иногда, я не хочу ограничивать себя словами, и поэтому у некоторых песен почти нет слов.

А бывает наоборот - есть стихи грузинских поэтов, у которых настолько органичная мелодика, что хочется их просто спеть и приблизиться к энергии автора. Главное - закрыть глаза и освободится от себя, чтобы было много места для музыки, энергии, для жизни. Мы же самое большое время нашей жизни проводим на сцене.

Би-би-си: Вы поете только по-грузински, и большинство людей в зале не понимает, о чем песня. Почему все же приходят на концерты?

Нино Катамадзе: Я чувствую и ощущаю мир на моем языке, и чтобы передавать эмоции, мне нужна эта фонетика. Я не могу переводить эмоции на другой язык и потом петь их. Это звучало бы ужасно.

Во время концертов мы общаемся эмоциями, и не обязательно знать язык, чтобы понять, про что песня. Ко мне часто после концертов приходят люди и говорят - я знаю, о чем ты поешь, и рассказывают, как они чувствуют мои песни. А некоторые даже переводят наши тексты.

Мне неприятно говорить про себя, но мы говорим про музыку, так что я тут ни при чем. Во время концертов музыка меня полностью поглощает, и в тот момент меня физически не существует. Главное - быть искренней в музыке, раствориться в эмоциях.