Media playback is unsupported on your device

"Товарищи": "Весь этот джаз"

  • 15 июня 2014

Весной 1985 года, почти сразу после утверждения Михаила Горбачева Генеральным секретарем ЦК КПСС, съемочная группа BBC Two (второго канала телевидения Би-би-си) приехала в СССР снимать документальный многосерийный телефильм "Товарищи".

12-серийный фильм должен был состоять из 12 портретов самых разных советских людей, каждый из которых представлял определенный - профессиональный, социальный, географический - срез советской реальности. А все вместе они должны были передать широкую человеческую панораму советских людей, "товарищей", зафиксированную в момент ожидания и предчувствия грандиозных перестроечных перемен. Большинство героев фильма были самыми обычными советскими людьми - учительница, военный, колхозник и т. п. Чуть ли не единственной знаменитостью был очень тогда известный и популярный офтальмолог академик Святослав Федоров.

Ведущий джазовых программ на Русской службе Алексей Леонидов обратил внимание своих коллег на тогда еще даже в СССР малоизвестного, но уже выпустившего несколько пластинок на небольшом британском лейбле LeoRecords ленинградского джазового пианиста Сергея Курехина.

В Гостелерадио СССР, с помощью которого Би-би-си снимала "Товарищей", о том, кто такой Сергей Курехин, скорее всего, понятия не имели. Но элементарно наводимые справки дали картину, с их точки зрения, не очень приглядную: играет в полуподпольных рок-группах, издает пластинки на Западе. Никакого одобрения эта фигура не получила.

Однако, познакомившись с Сергеем, продюсеры Оливия Лихтенштейн и Ричард Дентон были полны решимости сделать андеграундного музыканта и обаятельного человека Сергея Курехина одним из героев серии. Не получив разрешения на официальную съемку, снимали втайне от советских властей, и получившийся в результате 45-минутный фильм All That Jazz ("Весь этот джаз") зафиксировал не только Сергея Курехина и его друзей (среди мелькающих в фильме персонажей – Борис Гребенщиков, Виктор Цой, Константин Кинчев и многие другие) времен культурного подполья, но и стал замечательным документом предперестроечного СССР.