"Пятый этаж". США и Куба: бывшие враги - новые друзья?

  • 20 декабря 2014
  • kомментарии
Кубинцы радуются Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption Многие члены кубинской диаспоры в США рады оттепели

На минувшей неделе президент США Барак Обама обратился к конгрессу с предложением отменить эмбарго против Кубы и восстановить с ней отношения.

Обама безоговорочно признал, что 50-летняя политика сдерживания по отношению к Кубе не работает. В этом, пожалуй, он прав, однако далеко не все в США одобрили возможную нормализацию отношений с Кубой.

По мнению многих дипломатов, нормализация отношений с "Островом свободы" не может произойти в одночасье и вообще требует тщательного изучения.

Ведущий передачи "Пятый этаж" Михаил Смотряев беседовал на эту тему с экономистом и политологом Алексеем Байером.

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

Михаил Смотряев: У этой новой политики Барака Обамы нашлись противники на самом высоком уровне – некоторые сенаторы обещают заблокировать назначение посла на Кубу и не дать денег на проекты, которые могут быть направлены на нормализацию отношений. Мирные инициативы Барака Обамы – это пока еще теория. А солидные противники возникли уже сейчас. Почему?

Алексей Байер: Этого следовало ожидать. Пожилые кубинцы, которые управляют организациями в Майами и в северном Нью-Джерси, где обитают многие выходцы с Кубы, несомненно, против. И сенатор кубинского происхождения и потенциальный кандидат в президенты от республиканской партии – Марко Рубио из Флориды уже выступил против этого. Один из близких сторонников Обамы, Менендес из Нью-Джерси, тоже кубинского происхождения, и тоже выступил против. Республиканцы всегда против любых инициатив демократов – и иммиграционной, и медицинской страховки. Рядовые кубинцы, особенно те, которые родились и выросли в США, и те, кто просто сбежал оттуда, они в Майами очень радостно это восприняли. При всех условиях, это даст им возможность видеться с родственниками, передавать туда деньги и даже инвестировать. Это положительный шаг Обамы - после шести лет политической летаргии, проиграв последние выборы в ноябре, он вдруг взялся вести эффективную политику, не оглядываясь на то, как это будет воспринято сенатом и конгрессом, прессой и общественным мнением. Он делает то, что нужно делать.

М.С.: А нужно ли? Главные споры наверху ведутся именно об этом. Официальное отношение США к руководству Кубы не менялось на протяжении последних 50 лет. Предположить, что оно внезапно изменится в лучшую сторону, будет выглядеть неубедительно. Хотя лучше договариваться с кубинской верхушкой так, чем с помощью бомбардировщиков. Главное обвинение Бараку Обаме – что он продал, предал идеалы свободы.

А.Б.: Ренд Пол из партии "чаевников", консервативный деятель, утверждает, что он за свободу, но поддержал инициативу Обамы, повторив его высказывание, что идеалы свободы, поддерживаемые эмбарго, и отсутствие отношений ни к чему не привели. И никакой свободы на Кубе за эти 60 почти лет не появилось.

М.С.: Да торговец идеалами свободы из Барака Обамы неважный. Если отвлечься от внутренних распрей, которые еще будут продолжаться, любопытно время, которое Барак Обама выбрал для того, чтобы объявить о том, что санкции не работают, даже если их наложить на 50 лет. В четверг, отвечая на вопросы, Владимир Путин выступил, что нам ничего не страшно, и через два года жизнь наладится. Или это случайное совпадение?

А.Б.: Трудно сказать. Россия настолько отсутствует в повестке дня, что он, возможно, даже не задумывался об этом. Конечно, здесь есть определенная ирония. США накладывают санкции на Россию, но снимают с Кубы, сказав, что они не работают. То же самое можно сказать и о санкциях на Россию – режим Путина не падет от того, что на него наложены санкции. Подготовка к этому заявлению Обамы происходила довольно давно – шли секретные переговоры в Канаде с помощью папы римского Франциска, который выступал посредником. Но чем это решение было мотивировано, информации нет. Но когда решение было принято, надо было его срочно объявлять, пока оно не просочилось в прессу. Вряд ли это имеет отношение к России и Путину.

М.С.: С этим можно поспорить. Когда в стране основные статьи экспорта – никель, сахар, сигары и так далее, население – 11 млн человек, то можно и пожертвовать санкциями. Куба ни с кем не воюет, не пытается присоединить Пуэрто-Рико или Флориду. А с другой стороны – огромная страна, крупнейший экспортер нефти и газа, геополитический противник, или конкурент. Сейчас напрямую конкурировать российская экономика с американской не может, но нефть и газ – штука важная. Можно и санкции наложить?

А.Б.: Разница в другом. Когда в начале 60-х санкции наложили на Кубу, мир был совсем иным. И кубинцы были другие, и уровень жизни был иной. Экономика была базовой, торговля занимала не очень высокий процент ВВП, люди все выращивали на огородах. Куба так и осталась примерно на том уровне. Она была привязана к советской экономике, все покупала в СССР. А Россия живет продажей нефти и газа, в ней существует современный средний класс, который завязан на мировые формы потребления и мировую экономику.

М.С. Обама высказался, что санкции бьют в основном по простым кубинцам. Происходящее последнюю пару недель, последнюю неделю в России дает повод любому человеку понять, что санкции, наложенные против России, тоже гораздо меньше, чем хотелось бы авторам санкций, затрагивают людей, против которых они вводились – Владимира Путина и его окружение. Они затрагивают простых россиян. Это не прямой результат санкций, но посмотрите, что делается на рынках, что происходит с рублем, что делается в магазинах, не говоря уже о глубинке России. И об этом трубят в Европе, говоря о победе. Получается, российский народ менее важен, чем кубинский?

А.Б. Я не радуюсь, что простой российский обыватель, тем более, средний класс, который наконец-то в последние 10 лет в России появился, страдает от этих санкций. Когда Россия выступает в роли агрессора, нападает на соседнюю страну, аннексирует территорию, меняет границы и радостно об этом трубит, то другого выхода нет.

М.С.: Можно тут поспорить, что универсальных принципов в политике нет. Если бы Куба попыталась захватить территорию, несложно представить, чем бы это кончилось. Как это было в Ираке, Афганистане, хотя и там результат оказался далеким от ожидаемого. Еще один интересный момент, связанный с этой попыткой – Китай. Вам не кажется, что в Белом доме поняли, что если сейчас они не начнут вкладывать деньги в Кубу, то там, как и в Африке, очень быстро обоснуется китайский капитал?

А.Б.: Может быть, это тоже принималось во внимание. Это касается и более миролюбивой современной политики США в Южной Америке. Африку они полностью сдали Китаю. Там сейчас самые большие деньги – китайские, они привязывают Африку к китайскому экономическому гиганту.

М.С.: Не согласен, что это чисто экономический вопрос. Здесь проблема и политического свойства. Наводить порядок в Африке нерепрессивными методами – коррупция, Боко Харам и Господня армия сопротивления, межплеменные противоречия – дипломатическими средствами, не забывая об идеалах свободы, равноправия и демократии, сделать не получится. Американцы пробовали, в том числе в Сомали. Получилось плохо. Идти туда и заведомо терять лицо, подвергаться шквалу критики, особенно после операции в Афганистане, Ираке никто не хочет, пусть Африка и превращается в филиал Китая.

А.Б.: А какая здесь связь с Кубой? Если Китай станет главенствующей экономической державой на Кубе, как это связано с политикой?

М.С.: Куба – остров, страна достаточно однородна и этнически, и конфессионально. Результаты американских попыток устроить демократию в тех странах, где ее раньше не было, привели к выводу, что на Кубе части этих проблем не будет. Здесь действовать легче, проще, эффективней, и вероятность провала меньше.

А.Б.: Вероятность провала достаточно высокая. Люди, покинувшие Кубу в 50-е годы и их потомки, могут попытаться потребовать назад свое имущество, которое кубинский режим не собирается им отдавать. Это может создать большие проблемы, сильно затруднить инвестиции в Кубу. Кубинцы, как и жители СССР после распада, ожидали, что заживут как в Америке, что без коммунистов все будет хорошо. Такие ожидания, естественно, не сбудутся.

М.С.: Поэкспериментировав и обжегшись на советских развалинах, раздавать обещания американцы теперь будут очень скромно. Посмотрите на список предложений в речи Обамы, там не идет речь о миллиардах, а о том, что на Кубу граждане США смогут отправлять сумму до 2000 долларов. Резкого улучшения благосостояния кубинского народа на такие деньги не произойдет.

А.Б.: Да, но ожидания-то неуправляемы.

М.С.: Но кажется, что рядовым кубинцам общаться с американцами напрямую не будет позволено. Потепление будет происходить опосредованно, через кубинскую верхушку, братьев Кастро, а те не допустят сползания страны в гибельную пропасть капитализма.

А.Б.: Они тоже не вечны и оба уже престарелые. Это создает риск и для правительства Кубы, потому что, попробовав свободы, остров Свободы не захочет возвращаться под коммунистическое ярмо.

М.С.: Вопрос в том, насколько просчитанной и долгосрочной окажется политика Белого дома в отношении Гаваны. Вот Обама уйдет через небольшое время. Есть ли в Белом доме программа действий на "после Обамы"?

А.Б.: Это, скорее, в госдепартаменте, министерстве иностранных дел. Поскольку это естественный рациональный шаг, эта политика будет продолжаться. Американская политика не так сильно зависит от того, кто сидит в Белом доме. Существует огромная бюрократия, которая проводит политику, и она идет по инерции. Затяжные санкции против Кубы – результат инерции.

М.С.: Но отменять санкции предполагается более чем осторожно. И вообще, можно было бы подождать еще несколько лет, потому что Кастро не вечны. То ли Обама озаботился зафиксировать себе место в истории, то ли разведчики сообщили, что в ближайшие 10-20-100 лет на Кубе ничего не изменится. Но я все-таки не могу понять, почему – именно сейчас?

А.Б.: Через 2 недели изменится конгресс. Обама делает заявления, чтобы поставить перед фактом приходящих новых конгрессменов и сенаторов. Плюс сбросил летаргию – он не любит согласовывания, уговоры - и просто действует в рамках конституции. Для него время правильное.

М.С.: Тогда это не последнее шумное и неожиданное мероприятие? У него есть еще два года, чтобы продолжать вести себя подобным образом – делать смелые заявления, решать проблемы, которые он не мог решить, когда впереди были перевыборы.

А.Б.: Будем надеяться. Пока он движется в правильном направлении.

М.С.: А это пойдет в копилку следующего кандидата от демократической партии?

А.Б.: Его решение по эмиграции, не депортировать несколько миллионов нелегальных иммигрантов, поставило крест на попытках республиканцев попасть в Белый дом.

М.С.: До выборов еще два года, многое может произойти.

Media playback is unsupported on your device

Новости по теме