В США россиянин получил 10 лет за незаконный экспорт микроэлектроники в Россию

Фишенко Правообладатель иллюстрации AP
Image caption "Я люблю эту страну! Быть шпионом для России - это последнее, что могло прийти мне в голову", - сказал Александр Фишенко

50-летний россиянин Александр Фишенко, арестованный в октябре 2012 года за незаконный экспорт микроэлектроники в Россию и признавший себя виновным, приговорен бруклинским федеральным судом к 10 годам лишения свободы.

По словам его адвоката Ричарда Левита, Фишенко родился в 1966 году в Казахстане, учился в 1981-1985 гг. в техническом институте в Алма-Ате, а потом поступил в политехнический университет в Ленинграде, но не доучился, потому что в 1994 году уехал в Америку с женой Валерией Соркиной, которая получила визу беженки как еврейка.

С 1994 по 2001 год он работал техником в магазине электроники Circuit City в Хьюстоне. Когда магазин закрылся, Фишенко основал собственную фирму ARC и занялся бизнесом.

По словам федеральной прокуратуры Восточного округа Нью-Йорка, фирма с самого начала предназначалась для незаконной переправки в Россию электроники потенциально военного назначения и в общей сложности вывезла из США без надлежащей лицензии буквально миллионы изделий стоимостью в десятки миллионов долларов.

С другой стороны, адвокат Левит писал в мае судье Стерлингу Джонсону, что его подзащитный открыл ARC, поскольку остался без работы, и что он намеревался заниматься вполне законным экспортом, используя свои технические познания и связи в России.

Лекгомысленное отношение

Но Фишенко с самого начала легкомысленно относился к экспортным лицензиям, которые выдаются министерством торговли США, писал адвокат. Поэтому он сквозь пальцы смотрел на нарушения экспортных правил своими сотрудниками, которые работали за комиссионные и были заинтересованы в максимальном увеличении оборота фирмы.

Тем не менее, уверял адвокат, подавляюшее большинство торговых операций ARC были вполне законными. "Тот факт, что некоторые из его клиентов имели связи с военными, не доказывает, что любой отправленный им товар подлежал экспортным ограничениям", - заметил Левит в письме к Джонсону.

Адвокат россиянина также заявил судье, что Фишенко нанял юриста, который объяснял его подчиненным тонкости экспортного законодательства США, вывешивал в офисе информационные бюллетени и напоминал сотрудникам по электронной почте об их обязанностях.

Если Фишенко иногда сам нарушал экспортные ограничения, то, если послушать его защитника, он делал это, потому что был человеком в этой области новым и не разбирался в ее сложных правилах.

Левит резюмировал, что Фишенко заслуживает от силы 50 месяцев тюрьмы и уж никак не 211 месяцев, которых требовала для него прокуратура.

"Неофициальный агент"

Прокуратура ответила защите 12-страничным письмом, в котором заявила судье, что, "будто бы бежав из России и получив убежище в США, Фишенко действовал в качестве неофициального агента российского правительства, посвятившего себя переправке за границу сложнейшей микроэлектроники для нужд российских военных. Фишенко более десятилетия преступно наживался, ставя этим под угрозу национальную безопасность США".

9 сентября 2015 года, меньше чем за две недели до начала суда, он признал себя виновным в том, что был незарегистрированным агентом иностранного правительства, в преступном сговоре с целью нарушения экспортных законов и совершения мошеннических операций, препятствовании правосудию и отмывании денег.

По словам адвоката, прокуратура так горела желанием судить Фишенко, что не предложила ему обычную признательную сделку, и он повинился, ничего не выторговав взамен.

Прокурор Уна Дин заявила судье, что переговоры о признательной сделке с Фишенко велись, но сорвались, поскольку он категорически отказался признать себя незарегистрированным иностранным агентом. Фишенко не хотел, чтобы его потом вечно называли шпионом, объяснил его адвокат.

"Доказательств того, что он шпион, представлено не было", - заметил судья при оглашении приговора.

Обход экспортного законодательства

Как писала суду прокуратура, Фишенко "организовал и возглавлял преступную схему, в рамках которой он незаконно приобретал сложную микроэлектронику для российских правительственных ведомств, включая военные и разведывательные органы".

Со временем он сколотил штат русскоязычных сотрудников - торговый персонал, складских работников, транспортников - и вместе со своей правой рукой Александром Пособиловым, проходящим по тому же делу, обучил их методике приобретения и отправки в Россию специализированной американской аппаратуры в обход экспортного законодательства США.

По словам прокуроров, они с Пособиловым также учили своих сотрудников лгать фирмам-изготовителям, у которых они закупали изделия, запрещенные к экспорту без лицензии, и фальсифицировать экспортную документацию.

Image caption По словам адвоката Ричарда Левита, Фишенко легкомысленно относился к экспортным лицензиям

Фирма начала процветать и получала от каждого из своих российских клиентов от 50 до 100 заказов в день. Семь из десяти топовых заказчиков Фишенко имели сертификацию "Военэлектронсерт", уполномочивавшую их поставлять товары российским военным.

Несмотря на отправку в Россию сотен партий груза, содержавших тысячи лицензионных изделий, ARC ни разу не обращалась за лицензиями ни к министерству торговли США, ни к государственному департаменту.

Прокуратура находит "смехотворными" утверждения защиты о том, что Фишенко нарушал экспортные правила по неопытности и неосведомленности. Он имел техническое образование и прекрасно разбирался в назначении экспортируемых им изделий, а также был досконально знаком с экспортными законами США, пишут судье прокуроры. В 2004 году Фишенко прошел сответствующую подготовку в одной юридической фирме и в 2008 году посетил двухдневный семинар по соблюдению экспортных правил, устроенный министерством торговли.

Миллионы изделий

Адвокат, специализирующийся на экспортном контроле, даже заметил следователю министерства торговли США Тодду Марру, что Фишенко так хорошо разбирается в сответствующих правилах, что мог бы быть блестящим инструктором по этой части.

"Он лгал, - признал перед вынесением приговора Левит. - Он фальсифицировал сертификаты конечного пользователя". Но адвокат утверждал, что Фишенко делал это не для обмана американских властей, а для того, чтобы ввести в заблуждение своих конкурентов. По словам адвоката, узнав из официальных документов имена клиентов Фишенко, они могли переманить их к себе, поэтому он и фальсифицировал сертификаты.

Левит утверждал, что лишь меньше одного процента отгруженной фирмой его подзащитного микроэлектроники было вывезено из США незаконно, и оспаривал заявления прокуроров, что Фишенко отправил в Россию буквально миллионы изделий.

Прокурор Дин заметила, что преступная деятельность Фишенко "способствовала милитаризации России", и призвала судью приговорить его к 217 месяцам тюрьмы, т. е. почти к 18 годам.

Судья, однако, дал Фишенко 120 месяцев и обещал рекомендовать тюремным властям, чтобы россиянин отбывал срок в Техасе, где проживает его семья. Тюремщики, правда, не обязаны его слушать.

Фишенко уже отбыл в бруклинской тюрьме MDC 3,5 года, которые будут ему засчитаны. Кроме того, срок ему автоматически сократят на 15% за минимально примерное поведение.

Свое последнее слово Фишенко уже сказал в начале месяца, когда Джонсон отложил вынесение ему приговора, и сейчас не стал его повторять, поскольку два дня назад адвокат послал его текст судье. Там, в частности, говорилось: "Боюсь, вы меня не знаете. Боюсь, что у вас обо мне представление как о некоем секретном агенте... Я люблю эту страну! Быть шпионом для России - это последнее, что могло прийти мне в голову".

Похожие темы

Новости по теме