Дочь Володина: "В российском парламенте политическая конкуренция нивелирована"

Володин Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Вячеслав Володин возглавит парламент, в котором, по мнению его дочери, конкуренции нет

В российском парламенте практически отсутствует конкуренция: не меняются ни партии, ни их лидеры, а либералы не представлены вовсе, считает юрист Светлана Володина - дочь Вячеслава Володина, выдвинутого "Единой Россией" на пост спикера новоизбранной Думы.

Об этом она пишет в своей монографии "Многопартийность как основа конституционного строя России", вышедшей в марте этого года.

В ноябре 2015 года Володина защитила одноименную диссертацию в Саратовской государственной юридической академии на соискание степени кандидата юридических наук.

Несмотря на такие оценки, она считает, что в последние годы в России "прослеживается тенденция либерализации законодательства в сфере партийного строительства, что открывает возможности для формирования новых политических партий".

"Научная ценность этой работы состоит в том, что Светлана доказала, что принцип многопартийности - это самостоятельный, отдельный принцип конституционного права, который относится к основам конституционного строя", - рассказала Би-би-си ее научный руководитель, заслуженный юрист России Галина Комкова.

Image caption Монография Светланы Володиной вышла в марте 2016 года

Русская служба Би-би-си вкратце излагает наиболее актуальные мысли 152-страничного исследования.

"Вертикаль фракционных отношений"

Светлана Володина указывает на отсутствие в современном российском парламенте полноценной конкуренции.

"В настоящее время в российском парламенте политическая конкуренция практически нивелирована", - отмечает она и раскрывает данный тезис, цитируя исследование доктора юридических наук Павла Астафичева.

"Если под контролем находится простое, а тем более квалифицированное большинство голосов - мнение миноритарных депутатов редко принимается во внимание. Установилась вертикаль фракционных отношений, оправдываемая принципом партийной дисциплины. Парламентские дебаты, мирное соперничество конкурирующих политических сил, плюрализм мнений и вообще разногласия (особенно внутри фракций) наблюдаются редко", - говорится в цитате.

В новом парламенте, избранном 18 сентября, "Единая Россия" значительно усилила свое большинство: в общей сложности она контролирует 343 мандата из 450 (в прошлой Думе у партии власти было 238 мест).

"Электоральная усталость"

Существенная доля избирателей, прежде всего, речь идет о жителях крупных городов, пишет Светлана Володина, недовольна сложившимся партийно-политическим представительством в парламенте.

Кандидат юридических наук отмечает "низкую динамику обновления партийно-политической системы, структуры и количества парламентских партий".

"В течение последних трех парламентских федеральных электоральных циклов партийно-фракционный состав нижней палаты Федерального Собрания почти не меняется: четыре ныне действующие парламентские партии - "Единая Россия", КПРФ, ЛДПР и "Справедливая Россия" - в совокупности монополизировали депутатский корпус последних двух составов Государственной думы (2011 и 2007 годов)", - указывает Володина.

Она добавляет, что и состав Думы 2003 года не сильно отличался, с той лишь разницей, что тогда вместо "Справедливой России" был блок "Родина", на базе которого впоследствии создавалась СР.

"За такой длительный период в обществе обычно формируется эффект "электоральной усталости" от одних и тех же партий, а также потребность в новых политических игроках. В российском случае этому способствует еще один фактор - несменяемость лидеров несменяемых парламентских партий", - заключает она, оговариваясь, что "Единая Россия" - единственная из четырех парламентских партий - все-таки периодически обновляет состав лидеров.

Отсутствие либералов

"В парламенте не представлен ряд идеологических сегментов российского общества. Например, либеральный сегмент, который последний раз был представлен в Государственной думе в 1999 году", - пишет Светлана Володина.

При этом она указывает на то, что благодаря либерализации выборного законодательства, последовавшего после 2011 года (как раз в это время ее отец Вячеслав Володин стал первым заместителем главы администрации Кремля, курирующим внутреннюю политику), созданы условия для изменения ситуации.

По итогам выборов в Госдуму, состоявшихся 18 сентября, в парламент прошли лишь три депутата от партий не из числа "большой четверки".

Один из них, Владислав Резник, избравшийся по одномандатному округу, уже изъявил желание присоединиться к фракции ЕР. Другие два представляют партии "Родина" и "Гражданская платформа". Лишь последняя в качестве идеологии заявляет "экономический либерализм".

Невысокое доверие к партиям

Одной из серьезных проблем развития многопартийности в России является недоверие населения к партиям и их руководителям, считает Светлана Володина.

"Нынешняя ситуация в политической среде вызывает процессы глобального недоверия, в связи с чем снижается явка избирателей на выборы, падает рейтинг партии и т.д.", - пишет она.

Для иллюстрации "упадка доверия к политическим партиям" она обращается к опросу "Левада-центра", проведенному в январе 2016 года, в котором 57% респондентов высказали негативное отношение к деятельности Госдумы.

"Политические партии в России, по сравнению с другими общественно-государственными структурами, находятся на нижней ступени доверия населения, что обусловлено, вероятно, низким уровнем развития многопартийности в стране, пока еще их небольшой активностью в политической жизни страны", - заключает автор.

Монополизация

Более глубокий анализ проблем электорального доверия в России дается в другой работе Светланы Володиной, написанной совместно с философом из Саратовского государственного университета Сергеем Даниловым (опубликована в журнале "Власть" Института социологии РАН и подготовлена, как указывается в статье, при поддержке гранта президента России).

"Партийная система, представленная конструкцией "ЕР и остальные", с одной стороны, аккумулировала доверие избирателей, которые наделили ее большим объемом полномочий (конституционное большинство в Государственной думе РФ). Такая "монополизация доверия" избирателей позволила решить ряд системных для политической системы задач (укрепление властной вертикали, оптимизация законодательства)", - пишут авторы.

"С другой стороны, резкое снижение роли оппозиционных партий разбалансировало конкурентный процесс внутри политической системы, снизив доверие части общества к государственной власти, выразившееся в возрастании недоверия к государству как гаранту честных и свободных выборов, повышении риска политического радикализма", - отмечается в статье.

Болотная площадь как переломный момент

Image caption Светлана Володина признает, что положение дел в парламенте в 2011 году устраивало не всех

Во многом именно протесты на Болотной площади в декабре 2011 года после выборов в Государственную думу прежнего созыва открыли новую страницу в истории российской многопартийности, считает Светлана Володина.

С юридической точки зрения, траектория развития многопартийности ей видится так: первый этап - с 2001 года, когда в России был принят закон "О политических партиях" (несмотря на партийное разнообразие 90-х, отдельного закона о партиях тогда не было). Второй этап - с 2004 года, который "связан с резким ужесточением требований к численному составу партий, что можно рассматривать как своеобразное отступление от принципа многопартийности".

Третий этап начинается в 2011-12 годах.

"Эффект Болотной площади" после выборов 4 декабря 2011 года инициировал изменения во внутренней политике России, трансформацию многопартийности и избирательной системы. Реакция государства, направленная на восстановление доверия граждан к партийной, избирательной и политической системе страны в целом, была закономерной и эффективной", - говорится в статье Володиной, написанной совместно с Сергеем Даниловым.

Движение в сторону либерализации

Светлана Володина видит признаки существенной либерализации в сферах избирательного и партийного регулирования в России в последнее время.

Свидетельством нового этапа развития многопартийности стало радикальное снижение количества голосов, необходимых для регистрации партии (с 50 000 до 500), а также снижение порога на выборах в Государственную думу 2016 года с 7% до 5%.

"Инициированные сверху изменения являются не только движением навстречу общественному мнению, но и стратегически формируют основу социально-политического диалога в условиях "новой многопартийности", - пишет она в монографии.

Впрочем, движение по пути развития многопартийности осуществляется, по ее мнению, зачастую лишь усилиями государства.

"Одной из проблем России до сих пор является то, что формирование элиты значительно опережает процессы развития среднего класса", - указывает она.

"Многопартийность в современной России развивается не столько благодаря самостоятельной политической активности общества, сколько из-за целенаправленных усилий государства, ориентированного на ускоренную политическую модернизацию и желающего создать упорядоченное и контролируемое политическое пространство", - заключает она.

=====

Светлана Володина два года училась в Саратовской государственной юридической академии, после чего перевелась в МГУ и с отличием его окончила.

Она поступила в аспирантуру Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского; в ноябре 2015 года защитила диссертацию на соискание степени кандидата юридических наук (специальность - конституционное право).

На момент публикации статьи Светлана Володина не ответила на запрос Би-би-си о комментарии.

Новости по теме