Туманные виды на шотландскую независимость

демонстрация сторонников независимости Шотландии в Глазго Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Через месяц после референдума о членстве в ЕС сторонники независимости Шотладнии вышли на демонстрацию в Глазго. Но они, судя по опросам, остаются в меньшинстве

"Я не голосовала за независимость Шотландии, я хочу, чтобы она оставалась в составе Соединённого Королевства, - говорит мороженщица Анна Валентини. - И в Евросоюзе я тоже хотела остаться. Так что все складывается не так, как мне хотелось бы. И у нас тут большинство думает так же, как я".

Отец Анны Валентини приехал в Шотландию из Италии после Второй мировой и, как многие его земляки-иммигранты, стал делать и продавать мороженое. Теперь фамильным бизнесом заведует Анна - шотландка с итальянской фамилией.

Анна живет в местечке Гиффнок, в маленьком графстве Восточный Ренфрюшир. Это фактически пригороды Глазго.

На референдуме 23 июня Восточный Ренфрюшир занял второе в Шотландии место после Эдинбурга по доле проголосовавших за то, чтобы остаться в Евросоюзе - 74,3%.

За Евросоюз высказалась и вся Шотландия в целом - и теперь глава правительства и лидер Шотландской национальной партии Никола Стёрджен говорит, что Шотландию против ее воли вырывают из ЕС, поэтому шотландский народ должен снова получить возможность решить вопрос о независимости от Лондона.

20 октября правительство Шотландии вынесло на предварительное обсуждение проект закона о втором референдуме о независимости.

Image caption Анна Валентини - шотландка с итальянскими корнями - против выхода и из ЕС, и из Британии

Вот только Восточный Ренфрюшир, как и многие другие графства Шотландии, голосовал не только против "брексита". На референдуме о независимости Шотландии в 2014 году против этой независимости проголосовали почти две трети местных жителей. Анна Валентини и ее соседи не хотят ниоткуда выходить.

Вероятность референдума

Многие и в Шотландии, и в Лондоне сомневаются, что новый референдум о независимости вообще состоится.

Власти Шотландии не могут просто так взять и объявить его: нет достаточных законных оснований, и понадобится политическое, общее с Лондоном решение - как и в случае с референдумом 2014 года.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Шотландский косой андреевский крест входит в состав "Юнион Джека" вместе с английским крестом Св. Георгия и ирландским косым крестом Св. Патрика. Но в Шотландии, конечно, вывешивается отдельно

А кроме того, последние опросы показывают, что большинство шотландцев - 52% - по-прежнему против отделения от Британии, несмотря на "брексит".

"Я не думаю, что будет второй референдум - по целому букету причин, - рассуждает Джим Свифт, депутат совета графства Восточный Ренфрюшир. - Общество не хочет независимости: опросы показывают, что сдвига со времени прошлого референдума не произошло. Экономические условия сейчас гораздо хуже, чем были во время прошлого референдума. Прошлый референдум рассорил многие семьи, друзей. Если проводить второй, снова будут плохие последствия".

Джим Свифт - член Партии консерваторов и юнионистов, шотландского филиала правящей в Британии Консервативной партии. Он - противник отделения Шотландии от Соединенного Королевства, но сторонник "брексита".

В 2014 году цены на нефть были высоки, многие шотландцы питали надежды на процветание за счет своей нефти из Северного моря - и все равно 55% проголосовали на референдуме против отделения. А теперь, напоминает экономист по профессии Свифт, цены на нефть упали, Шотландия ежегодно получает почти 15 млрд фунтов дотаций из общебританского бюджета.

Image caption Местный депутат Джим Свифт - юнионист, у него даже крыша машины - в цветах британского флага. И он уверен, что референдума просто не будет

"Ну с чего людям вдруг проголосовать за какое-то полное безумие? Я и не думаю, что они проголосуют. А проигрыш похоронит Николу Стёрджен и виды на новый референдум на ближайшие 40-50 лет. И я уверен, что они, ШНП (Шотландская национальная партия), не объявят второй референдум", - заключает Свифт.

Сторонники независимости считают, что новый референдум вполне реален.

Референдум через полтора года

"Шанс на второй референдум есть. Он уже, так сказать, в пределах досягаемости. Может, через год, может, через полтора - я не знаю, но нам надо быть готовыми, подготовить законодательную базу и все остальное. Лично я думаю, что в пределах двух лет референдум будет", - говорит Уилл Доусон, депутат совета города Данди от Шотландской национальной партии.

Как будут решены юридические и политические проблемы, Доусон судить не берется ("не мой уровень, это пусть наши эдинбургские политики разбираются"), но надеется, что Вестминстер прислушается к доводам Эдинбурга и уступит.

В Данди, где живет Доусон, в 2014 году за развод с Англией проголосовали рекордные 57% населения.

Атмосфера города, где большинство жителей - сторонники независимости, вероятно, влияет и на тех, кто по анкетным данным не годится в шотландские сепаратисты.

"Население Шотландии, видимо, очень сильно желало этого во время первого референдума. Тогда им не удалось, но сейчас им предоставился реальный шанс повторить. Я думаю, они добьются успеха и получат независимость", - считает Андрей Виноградов, житель Данди и гражданин Латвии.

Image caption Депутат городского совета Данди Уилл Доусон заверяет, что его Шотландская национальная партия совершенно серьезно говорит о независимости

Мотивы ШНП

За пределами Шотландии часто звучат предположения, что Никола Стёрджен на самом деле не хочет нового референдума, а просто рассчитывает, нажав на Лондон, добиться от него каких-нибудь новых уступок Шотландии, а также повлиять на условия выхода Британии из ЕС.

В самой Шотландии оппоненты Стёрджен чаще объясняют ее действия желанием удержать и мобилизовать электорат. Они напоминают, что независимость - программная цель ШНП, партия обязана ее добиваться.

"Эти жесты и разговоры о втором референдуме - это скорее для того, чтобы удержать свой электорат, нежели для того, чтобы и в самом деле провести референдум", - так оценивает мотивы Николы Стёрджен с соратниками депутат-тори Джим Свифт.

Примерно того же мнения и Анна Валентини. "Никола Стёрджен просто хочет удержаться на своей должности", - полагает мороженщица.

Еще одна категория комментаторов, в которую входят и сторонники ШНП, и ее оппоненты, просто верит в искренность стремления к независимости. Национальные чувства часто не нуждаются в рациональном обосновании.

Независимость как смысл жизни

"Для ШНП сам смысл существования - это независимость Шотландии, - напоминает Уилл Доусон. - На мой взгляд, они, руководство партии, совершенно серьезно говорят о втором референдуме".

Доусон утверждает, что многие его земляки, с которыми он говорил, после референдума о членстве в ЕС поменяли свое мнение и теперь поддерживают идею независимости Шотландии. "Маятник качнулся", - говорит политик, хотя опросы показывают, что если и качнулся, то пока недостаточно сильно.

"То, чем занимается ШНП - это просто они нашли такую "золотую жилу", они играют на том, что есть действительно серьезный исторический контекст, который урожденным здесь шотландцам подсказывает, что им надо отделиться от Соединенного Королевства", - говорит житель Данди Андрий Суходуб, добавляя, что он, как приезжий, практического смысла в отделении не видит.

Image caption Житель Данди, ученый и переводчик Андрий Суходуб уверен, что Шотландская национальная партия не остановится, пока не добьется независимости

"Было бы привлекательно думать, что, да, она опять хочет что-то выгадать для себя, но не выходить из Великобритании. Но, зная ШНП, можно утверждать: их задача - выйти из Великобритании. ШНП не остановится, пока не достигнет своей цели", - считает Суходуб.

Последствия "брексита" и выхода из Британии

Реальный выход Британии из ЕС еще не начался, а перспективы референдума о независимости туманны, и, соответственно, осязаемых последствий ни тот, ни другой еще не принесли. Поэтому главное, что сейчас беспокоит жителей Шотландии - это неопределенность.

Хотя есть и некоторые заметные последствия, и не только в виде падения курса фунта.

Андрий Суходуб в последние годы работает переводчиком в судах и полиции, и, по его словам, результат референдума 23 июня серьезно ударил по его карману: количество клиентов-иммигрантов, для которых нужно было делать переводы с русского или украинского на английский и обратно, резко сократилось.

"Раньше за уикэнд было 75 заказов, а теперь - 19. Я думаю, некоторые уехали, некоторые передумали ехать сюда, потому что если будет "брексит", то им здесь места не будет. Ну и многих экстрадировали... В основном нас, русских переводчиков, кормила Латвия. С Украины было всего ничего - в основном русский язык и в основном Латвия", - рассказывает бывший харьковчанин Суходуб.

Относительно последствий референдума 2014 году у Суходуба - такие же наблюдения, как и у депутата Джима Свифта: "Хотя референдум проходил в очень цивилизованной форме, он тем не менее очень больно ударил по обществу: многие семьи распались, люди ссорились..."

Image caption В Данди в 2014 году 57% проголосовали за независимость

"Цены начали расти. Ну, то есть поставщики заговорили о повышении цен, пока не повысили. А если повысятся, то и нам придется повысить. Но я надеюсь, все останется как есть", - неуверенно рассуждает о последствиях "брексита" мясник Джеймс Джеймисон. На мясной лавке в Гиффноке, в которой он управляется вместе с братом, написано "Семейная мясная лавка братьев Томсон".

Джеймс Джеймисон, как и большинство жителей Гиффнока и окрестностей, голосовал и против "брексита", и против независимости Шотландии.

Что будет, если Шотландия после трехсот лет совместной жизни и вправду отделится от Великобритании, что будет, если не отделится и в составе Соединенного Королевства покинет ЕС - об этом пока можно только гадать и строить мрачные или оптимистические, в зависимости от политической ориентации, прогнозы.

Мечты о полюбовном разводе

"Чиновники очень любят вводить рогатки. Нужно будет менять все: номер национальной страховки, банковские счета, водительские права. Все это - дополнительные деньги. Не факт, что не будет требования о разрешении на работу. Ну и понятно, что это ударит по товарообмену: будут какие-то пошлины", - рассуждает Андрий Суходуб, переживший развал Советского Союза.

"Если Шотландия выйдет из Евросоюза вместе с Великобританией - будет, наверное, какой-то визовый режим, сложнее будет попасть в Европу и из Европы в Великобританию. В основном такие вот трудности. Дальше этого я не загадываю", - говорит Дмитрий Виноградов, работающий программистом в университете в Данди.

Image caption Мясник из Гиффнока Джеймс Джеймисон надеется, что серьезных перемен не будет. Но догадывается, что это маловероятно

"Если Шотландия завтра станет независимой, то, наверное, будут переговоры: вводить жесткую или мягкую границу. Я лично не представляю себе, как можно будет ввести жесткий режим на границе, да и никто, наверное, не представляет", - размышляет депутат городского совета Данди Уилл Доусон.

"Дьявол в деталях, конечно, к сожалению, никогда не знаешь, куда все повернет - но вообще, как мы говорили и перед первым референдумом: это будет дружеское расставание, - продолжает Доусон. - В итоге Шотландия и Британия останутся добрыми соседями, мы по-прежнему будем обмениваться товарами и услугами".

А вот вариант выхода из ЕС вместе со всем Соединенным Королевством депутату от Шотландской национальной партии гораздо менее симпатичен: "Остаться в составе Британии и выйти из Евросоюза, что нам сейчас грозит, это для меня кошмар. Потому что мы сейчас просто не знаем, откуда в таком случае пойдет финансирование для многих наших проектов, мы не понимаем, как это отразится на свободе передвижения людей, не понимаем, что это будет означать для нашего импорта и экспорта. Мы уже наблюдаем падение фунта, цены уже растут. Так что "жёсткий брексит" - это наихудший для нас вариант".

Похожие темы

Новости по теме