Мексиканские журналисты обвинили власти во взломе телефонов

  • 20 июня 2017
Кармен Аристеги Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Девять человек, в том числе журналистка Кармен Аристеги, заподозрили слежку и обратились с исками в суд

Несколько известных мексиканских журналистов и оппозиционных активистов обвинили правительство в слежке и взломе их телефонов.

Ранее газета New York Times опубликовала материал, в котором говорилось, что для слежки за журналистами использовалось то же программное обеспечение, которое обычно применяется в ходе слежки за преступниками и террористами.

Слежка, по данным издания, велась за правозащитниками, активистами и журналистами, критикующими мексиканское правительство.

Власти Мексики отвергают обвинения в свой адрес. Пресс-секретарь президента заявил, что власти Мексики "осуждают любую попытку нарушения права на частную жизнь любого человека".

Как утверждает New York Times, шпионская программа Pegasus была продана мексиканским властям израильской компанией NSO Group на условиях, что будет использоваться только для расследований преступлений.

Программа Pegasus может проникать в память смартфона и передавать информацию о звонках, сообщениях, электронной почте и другой активности пользователя.

После установки программы удаленный оператор получает возможность отслеживать активность пользователя, используя микрофон и встроенную камеру. В таком случае, смартфон фактически превращается в подслушивающее устройство.

Правозащитники утверждают, что вместо того, чтобы вести слежку за подозреваемыми в совершении преступлений, власти Мексики следили за журналистами и активистами, выступающими против корррупции. В том числе власти якобы следили за юристами, которые расследовали исчезновение 43 студентов в 2014 году.

Девять человек, заподозривших слежку, обратились с исками в суд. В частности, в преступной деятельности правительство обвинила журналистка Кармен Аристеги, благодаря которой в 2014 году было предано огласке дело с покупкой женой президент Мексики Энрике Пенья Ньето дома за 7 млн долларов.

Как выяснили тогда репортеры, особняк был приобретен у компании, которая получила выгодные государственные заказы. Два года спустя президент извинился перед гражданами страны за скандал с покупкой дома. Он сказал, что приобретение особняка было ошибкой, но заявил, что ни он, ни его супруга не нарушали закона.