Что думают экс-сотрудники спецслужб о "секретной тюрьме" ФСБ

Аброр Азимов Правообладатель иллюстрации ТАСС
Image caption Кадры задержания обвиняемого по делу о взрыве в петербургском метро Аброра Азимова российские телеканалы распространили 17 апреля. По словам адвокатов, на самом деле Азимов был задержан двумя неделями раньше

Под контролем ФСБ находится секретный объект, на котором под пытками добиваются признательных показаний от подозреваемых в терроризме, утверждает российское издание Republic. Адвокаты обратились в прокуратуру с требованием проверить данные о пытках. В ФСБ комментировать публикацию не стали.

В расследовании журналиста Ильи Рождественского говорится о шести заключенных, которые в разное время содержались в "секретной тюрьме" в Подмосковье: пять из них направляли жалобы в Европейский суд по правам человека или российские правоохранительные органы.

Среди тех, из кого, согласно материалам расследования, выбивали показания на секретном объекте, - обвиняемые по делу о теракте в метро Санкт-Петербурга братья Аброр и Акрам Азизов, осужденные за попытку подрыва "Сапсана" Ислам Хамжуев и Мансур Эдильбиев, а также Юсуп Темерханов, признанный виновным в убийстве полковника Юрия Буданова.

По словам пострадавших, после задержания им на голову надевали мешок или шапку, на руки - наручники, какое-то время везли на машине до места содержания, а затем спускали в подвал, где пытали, добиваясь признательных показаний.

Русская служба Би-би-си поговорила с бывшими сотрудниками спецслужб и спросила их о том, возможно ли существование секретного объекта для проведения незаконных методов дознания в системе ФСБ.

Александр Михайлов, генерал-майор ФСБ в запасе, член совета по внешней и оборонной политике:

Это чушь собачья. Я понимаю, это не парламентское выражение, но иначе это охарактеризовать нельзя. Дело в том, что на сегодняшний день Федеральная служба безопасности и другие правоохранительные органы России невероятно прозрачны: они контролируются не только прокуратурой, иными структурами, но еще и финансовыми органами.

Любых незаконных трат на что-либо, кроме прописанного в законе, просто по определению быть не может. Поэтому даже с точки зрения экономической, речь идет о финансировании неких закрытых тюрем, для которых еще и нужно найти некий бюджет. Это [необходимость финансового обеспечения - Русская служба Би-би-си] уже полностью исключает какие-либо "узилища".

В последнее время такие истории сопряжены с тем, что предлагается версия, которую невозможно проверить. Я говорю с позиции человека, который прослужил большое количество времени в системе органов безопасности. Мы все время сталкиваемся с такими фейками.

Есть, конечно, какие-то изоляторы, есть Лефортовский изолятор [до 2005 года СИЗО Лефортово официально находился в ведении ФСБ], но говорить о каких-то тюрьмах, куда надо возить… Если бы такая тюрьма была, о ней бы все знали в том месте, в том поселке, где она имеет место быть.

Нелепо говорить о вещах, которые по определению быть не могут.

Геннадий Гудков, политик, в прошлом зампред комитета ГД по безопасности, бывший сотрудник ФСБ-КГБ СССР:

Секретная тюрьма может быть только в фигуральном выражении: тюрьма - большой объект, сложный в инженерном отношении, там должно работать много людей. Зачем вкладывать деньги, если можно отгородить часть какого-то изолятора и там делать то, что ты хочешь, а ФСИН закроет глаза?

Либо это может быть какой-то оперативный объект - допустим, кирпичный барак, в котором сделаны самодельные камеры, в которых содержатся заключенные без суда и следствия. Но это будет небольшой объект, не имеющий отношения к слову "тюрьма" - просто какой-то самодельный "зиндан", в котором будут выбивать показания.

Но, честно говоря, я не понимаю, зачем строить секретный объект, если желающих использовать силу, полномочия власти и получить от этого кайф внутри самой ФСИН и МВД более чем достаточно. Достаточно поместить в какие-то зоны, где над заключенными начнут особенным образом измываться, без всякого строительства специальных объектов.

[Для ФСБ такая "тюрьма"] очень большой риск утечки информации - будет большой скандал. Это можно сделать, но крайне рисково. Готово ли ФСБ пойти на такой риск?

В [полноценную] "тюрьму" я точно не верю, может быть, это часть следственного изолятора, либо это действительно по "беспределу" какой-то секретный объект в зоне особого режима, где могут измываться над задержанными до официальных процессуальных действий.

Договориться с ФСИН, взять часть изолятора, сделать несколько камер, допросных, защищенный блок, изолированный от всех остальных - это будет намного проще, дешевле, эффективнее и понятнее - и риска меньше намного.

Пытки электричеством

Адвокаты Дмитрий и Ольга Динзе, представляющие интересы фигурантов дела о взрыве в петербургском метро, обратились в генпрокуратуру с требованием проверить данные о пытках на секретном объекте, в котором предположительно содержались их подзащитные.

Правообладатель иллюстрации VIKTOR POGONTSEV/TASS
Image caption Адвокаты подозревают, что до "официального задержания" их подзащитного держали в "секретной тюрьме"

Теракт в петербургском метро 3 апреля 2017 года унес жизни 16 человек. По версии следствия, незадолго до взрыва смертник звонил Аброру Азимову, которого ФСБ считает одним из организаторов преступления. Его брата Акрама правоохранительные органы также считают причастным - по их данным, он получал деньги от "международной террористической организации".

Аброр Азимов был официально задержан 17 апреля.

Как утверждают в своем обращении адвокаты (документ есть в распоряжении Русской службы Би-би-си), предшествующие официальному задержанию две недели - с 4 по 17 апреля - обвиняемый содержался в "секретной тюрьме" ФСБ. Там же, по словам защитников, с 15 по 19 апреля удерживали второго фигуранта дела - Акрама Азимова.

Согласно приведенным в документе показаниям Аброра Азимова, после того как он попал в камеру, "неустановленные сотрудники специальных служб" приковали его к железной трубе и стали бить по голове, в область живота и почек.

"Сняли обувь, носки и привязали к левой ноге провод, а к пальцу правой ноги прицепили прищепку и начали бить током, задавая вопросы по следующей схеме: задавался вопрос про события, в случае, если правдивый ответ не устраивал - опять начинали бить током", - приводят слова обвиняемого адвокаты.

Его брата Акрама Азимова тоже пытали электричеством, надевали на голову пакет и перекрывали доступ воздуха, а также угрожали изнасилованием, говорится в обращении.

Отец братьев Азимовых, Ахрал Азимов:

Мы с Аброром регулярно созванивались по телефону - раз в два-три дня: спросить, как дела, как здоровье. Последний раз говорили 1 апреля. А потом он несколько суток не выходил на связь. Я обеспокоился и позвонил в полицию. […] В отделении мне сказали узнать на работе. А на работе сообщили, что сын уволился и уехал на родину. Ну я успокоился.

15-го апреля я вышел из дома на работу примерно в 4:20. Мимо проехала полицейская машина, потом остановилась гражданская машина, вышли люди, посадили меня в нее и сказали, что поедут ко мне домой обыскивать. После чего меня отвезли в участок, там допрашивали, задержали на два дня - выпустили 17-го.

Когда я вышел, мне позвонили из дома, мол, "твоего сына Акрама забрали прямо из больницы". Ему 14-го числа делали операцию из-за гайморита, его я сам отправил на родину, там хоть мать и жена будут ухаживать. Я удивился: куда забрали, зачем?

Я не знал, куда идти и где искать. А потом показывают по телевизору моего младшего - Аброра - как будто его ловят под Москвой с гранатой. А на следующий день показывают сюжет, как старшего сына с больничной койки забирают.

Я нашел адвокатов Динзе - их около месяца не допускали к моим детям. Потом уже на первой встрече с ними сын рассказал, что 4-го числа он ехал на Украину, хотел там работать, по дороге его машину остановили, надели ему на голову мешок и увезли в неизвестном направлении.

Вот 4-го его забрали и до 18-го, как он говорит, его током били, оказывается, сверху воду наливали, чтоб не дышал, заставляли признаваться в тех делах, которых он не делал.

Я эту информацию давал разным СМИ - никто даже не реагировал. А адвокат, которого сыну дали по назначению, говорил, чтобы я тихо ходил, не рыпался, чтобы не навредить себе и детям.

Другие заключенные

Аброр Азимов настаивает, что в месте, где его содержали, он видел еще одного заключенного.

Издание проанализировало жалобы на пытки, которые были поданы в Страсбургский суд, и нашло еще как минимум трех человек, которые могли содержаться в том же месте, что и братья Азимовы.

Речь идет о Исламе Хамжаеве и Мансуре Эдильбиеве, которые были осуждены за попытку подрыва поезда "Сапсан", а также Юсупе Темерханове, осужденном за убийство полковника Буданова.

Их истории напоминают то, что говорят задержанные по подозрению в совершении теракта братья Азимовы, пишет Republic.

"Тюрьма" на юго-западе

Информацию о "секретной тюрьме" подтверждают два источника издания, знакомые с расследованием дел о терроризме. По словам одного из них, объектом пользуются только сотрудники ФСБ. Содержатся в "тюрьме" в основном уроженцы Средней Азии, сказал собеседник Republic.

Издание подчеркивает, что о непосредственной причастности действующих сотрудников ФСБ к пыткам говорить нельзя: по словам фигурантов дел о терроризме, некоторые из пытавших в разговоре с ними говорили о том, что вышли в отставку.

Сравнив время, в течение которого фигурантов дела о терроризме везли до места содержания, Republic предполагает, что "секретная тюрьма" может находиться на юго-западе Москвы.

ФСБ и СКР не ответили на запросы издания.