Спецслужбы Германии говорят о возможности терактов в ФРГ

  • 10 апреля 2016

Об этом рассказал глава Федеральной службы по охране конституции (спецслужба, подчиненная МВД Германии) Ханс-Георг Маасен в интервью изданию Welt am Sonntag.

В интервью, которое вышло в воскресном номере газеты, он сказал также, что данных о конкретных целях джихадистов пока нет.

Однако после видеоролика, опубликованного во вторник исламистской группировкой ИГ (запрещена в России), в котором содержатся угрозы совершить теракты в других европейских столицах – Лондоне, Берлине и Риме, у группировки могут появиться новые сторонники, которые попробуют осуществить эти угрозы.

Газета приводит ответ правительства Германии на запрос оппозиционной партии Зеленых о том, что ордер на арест был выдан в отношении 76 предполагаемых исламистов, которые, по мнению правительства, способны совершить теракты.

По словам Маасена, из 800 человек, уехавших из Германии в Сирию и Ирак, 130 были убиты.

Около трети из тех, кто уехал в этот регион с 2012 года, вернулись в Германию, и примерно 70 человек из них принимали участие в боях и получили военную подготовку.

В 2014 году гражданину Германии, которого описывали как приверженца радикальных идей, было предъявлено обвинение в попытке взрыва на железнодорожном вокзале в Бонне в 2012 году. Тогда самодельная бомба не взорвалась.

В 2006 две бомбы, помещенные в чемоданы, были оставлены на вокзале в Кельне. Но они также не взорвались.

По словам Маасена, в Германии проживает около 1100 исламистов, которых можно рассматривать как потенциальных террористов.

Он также сообщил, что его агентство знает о 300 попытках радикалов рекрутировать новичков в свои ряды.

По мнению Маасена, прибывающие в страну несовершеннолетние мигранты, представляют особенно легкую мишень для радикализации.

Газета приводит слова прокурора Берлина Сьерса Камстры: "Беженцы, приезжающие сюда, оказываются совсем без денег, и им рассказывают, как легко они могут получить деньги, не имея никаких специальных навыков".

Кроме того, многие из них не говорят по-немецки и потому представляют особенно легкую добычу для тех, кто говорит на их родном языке.