Эффект замерзшей бабочки

  • 18 февраля 2010
Кэти Паттерсон
Image caption Концептуальные фонари Кэти Паттерсон

Мы все знаем, как опасны идеи.

Скажем, религиозный фанатизм (христианский в эпоху крестоносцев или мусульманский в наше время): в одном конце мира говорят о Боге, в другом - взрывается бомба. Но слышали ли вы, чтобы занятие искусством приводило к телесной травме? То есть, мы уже обсуждали отрезанное ухо Ван Гога. Но и это, оказывается, связано с религиозностью Ван Гога.

Так, по крайней мере, сообщил мне читатель и слушатель сайтов Би-Би-Си, концептуалист Виталий Комар. Он написал мне, что одно из объяснений безумного самоувечья Ван Гога - в христианской легенде об одном из апостолов, якобы отрезавшем ухо римскому стражнику во время казни Христа. Ван Гог, таким образом, отождествил себя и с преступником-грешником и со Спасителем. Но это, повторяю, случай самоувечья самого художника. Но бывают ли вредны произведения искусства сами по себе?

Все началось с того, что я, в своем городке на берегу Ла Манша, перед входом на пирс встретил Боба, нашего электрика. Он последними словами ругал местную электростанцию. Действительно, в цепочке фонарей вдоль пирса царила какая-то нервозность, они пульсировали, гасли, а потом вспыхивали вновь. С другой стороны, в воздухе в безумном танце (как у Ван Гага?) кружились снежинки, и трудно было понять, мелькает ли снег или мигают фонари?

Я торчал в этом курортном городке целую неделю, поскольку поезда не ходили и застревали на каждой платформе. Где-то, наверное, оборвался электрический провод, вот фонари и барахлили? В Англии все сваливают на погоду. Но если бы Боб обогнул бы пару сугробов и приблизился ко входу на пирс, он смог бы прочитать доску, где было написано, почему тут с известной регулярностью мелькают и мерцают огни.

Дело в том, что концептуалистка Кати Паттерсон, в эту зиму, когда никуда не доедешь, сумела связать наш маленький городок в Кенте со всей остальной вселенной. Оказалось, что фонари на нашем пирсе мигают в зависимости от того, блеснет ли молния и вдарит ли гром – на другом конце света. Кэти Патерсон установила (несмотря на природные катаклизмы в эти дни в Англии) на нашем пирсе антенну.

Эта антенна связана со спутником, который улавливает все электромагнитные бури в мире, все удары грома и вспышки молний, и передает эти сотрясения прямо на наш маленький пирс в виде сигналов, заставляющий наши фонари панически мигать в зависимости от этих сотрясений небес.

Это напоминает пресловутый «эффект бабочки» - бабочка взмахнула крыльями на лужайке Белого дома в Вашингтоне, и в Тегеране произошло землетрясение. Все, мол, на свете связано (как с Богом и бомбой). Только бабочка на этот раз была под снегом. Я назначил встречу Кэти, но она в этот момент путешествовала между родным Глазго, своей резиденцией в Берлине и студией в Лондоне, в то время как я застрял в Кенте из-за снежных ураганов.

Image caption В южном графстве Кент пляжи присыпало снегом...

Мы поэтому беседовали по телефону. Все на свете связано, но звук в мобильнике мерцал, как те самые фонари. Кэти сказала, что похоже по звуку на другой ее мобильный номер. Кэти установила на одном из исландских айсбергов микрофон; каждый желающий мог набрать по своему мобильному телефону определенный номер и услышать, как звучит тающий исландский лед. Не в результате ли установленной связи национальный бюджет Исландии растаял в эти дни, как будто от глобального потепления? Мы оба высказали надежду, что снег в Кенте растает столь же быстро.

Однако концепции Кэти Паттерсон были приняты горожанами нашего приморского городка довольно прохладно. Поступили массовые протесты от рыболовов. Мол, миганье фонарей отражается в воде и распугивает рыбу. А местный отдел министерства здравоохранения тоже высказал озабоченность ее проектом, поскольку мигающий свет вызывает у некоторых людей эпилептический припадок.

Так или иначе, инсталляция на пирсе закрылась на этой неделе раньше срока, поскольку вредно «отражалась» - и в воде и на здоровье – и рыб, и рыболовов. Снег продолжал падать, как замерзшие бабочки.