Дело в шляпе

  • 2 октября 2010

В связи с увольнением Лужкова с поста мэра Москвы, с первых страниц газет скоро исчезнет круглое лицо в кепке. Заголовки в прессе бессознательно обращаются к теме головных уборов и власти.

Из мелькающих разговорных оборотов и пословиц на эту тему можно выстроить чуть ли не в целое описание деятельности городского головы. Тяжела ты, шапка Мономаха, когда под ней пустая голова. На воре и шапка горит. Отдал под козырек. Дело в шляпе. Мое вам с кисточкой.

Как вы заметили, в этих афоризмах совершенно не фигурирует кепка. (Поправь, читатель, если я ошибаюсь!) Кепка была, конечно же, возвращением к ленинизму. Между Лениным и Лужковым выросла историческая гора шляп советских руководителей. Сталин, как и во всем остальном, был исключением: или вообще без головного убора или в военном картузе. Шляпы (как и плохо сшитые костюмы) были, конечно же, подражанием американским лидерам, и делали кремлевское руководство похожими на агентов ЦРУ, выстроившихся на Мавзолее. Кепка Ленина ставила его в один ряд с пролетарием, на баррикадах.

Но возникла кепка вовсе не в рабочих заставах, а как головной убор охотника-аристократа. Может быть, Ленин увлекся этим головным убором во время своего добровольного изгнания в Лондоне? Или перенял у Горького, хорошо знавшего Италию: к тому времени кепка перебралась на макушки сицилийской мафии. В наши дни Путин, скажем, предпочитает американскую бейсболку с козырьком. ("Отдал под козырек").

(Та же путаница в кулинарии привела к тому, что селедка с водкой, завезенные Петром Великим из Голландии в Россию стали чуть ли составной частью русского характера, но зато чисто славянский бублик с соленным огурцом, вывезенный из России еврейскими иммигрантами, стали ассоциироваться в США с еврейской кухней.)

Но вернемся к нашим баранам. Политические метаморфозы в символике головных уборов заслуживают целого исследования. Например, еврейская ермолка в виде белой нашлепки постоянно фигурирует на макушках у кардиналов Ватикана. Неизменной богемный берет парижанина стал почему-то революционным символом у Че Гевары. А тюрбан турецких султанов перекочевал в двадцатые годы в парижские и лондонские салоны на изящные головки светских дам, курящих турецкие сигареты и зачитывающихся декадентской поэзией. Это произошло в связи с модой на все восточное, ориентализм, где Египет мешался с мадам Блаватской, а Османская империя - с мистиком Гурджиевым.

Тюрбан, кстати, - это принципиально иной по своей сути головной убор, нежели европейский котелок, цилиндр, шляпа или та же кепка. Тюрбан нельзя повесить на вешалку: его завязывают и развязывают каждый день. Это действительно часть исламской культуры, как платок или чадра мусульманской женщины. Подобные головные уборы - это нечто, что обертывается, заматывается вокруг тела или лица, защищает тебя тебя от жаркого дыхания пустыни и ураганов. И от узнавания врагом. Может быть поэтому радикально настроенные лондонские подростки закрывают лицо платками-банданой или капюшоном вроде арабского бурнуса (хотя возникли эти капюшоны как часть боксерской культуры в тренировочных залах).

Размер (высота) и цвет турецкого тюрбана зависели от статуса при дворе и обществе султана. И в боярских шапках я вижу объемистые султанские тюрбаны. Под такой шапкой Мономаха можно было многое спрятать, не считая пустой головы. Например, ермолку. Секта донме (оборотни) турецких евреев возникла вместе с неожиданным переходом в мусульманство в тысяча шестисот шестьдесят шестом апокалиптическом году лже-Мессии Саббатая Цви из Смирны. Они стали исповедовать ислам, но не отказались от своих иудейских обрядов в быту. Турки шутили, что под тюрбаном у донме скрывается ермолка. Их подозревали в неискренности и мусульмане, и иудеи. Неудивительно, что они с таким энтузиазмом встретили эпоху Просвещения и организовали в Турции целую сеть школ – лучших в стране - светского не-религиозного обучения.

Одну из таких школ окончил Кемаль Паша, вошедший в историю под именем Ататюрка. Придя к власти, он и его соратники по движению младотурков провели, как известно, радикальные реформы в бывшей Османскую империи, включая латинизацию алфавита и отделение церкви от государства. Но его первые шаги по европеизации страны выразились в запрете на ношение фесок – символ коррупции и ретроградства, отжившей бюрократии в империи султанов.

Короче: "Мое вам с кисточкой!"

Махните кепкой на прощанье!