Одежда как средство общения и разобщения

  • 12 декабря 2010

Даже в наши дни, когда все мы, независимо от страны проживания, одеты более-менее в одну и ту же одежду, мы все равно продолжаем "встречать по одежке". Именно наша одежда, а не лицо, и уж тем более не душа и не мысли, первым делом сообщают что-то о нас посторонним людям. Что именно? На этот вопрос, в ряду прочих, пытается ответить проходящая в Королевской Академии художеств выставка "Искусство, мода, личность - точки соприкосновения".

Правообладатель иллюстрации Royal Academy of Arts
Image caption В "Комплекте предчувствий" Люси Орты - снаряжение на все случаи жизни
Что помнит одежда

Выставка разбита на разделы и в первом - Storytelling ("Личные истории"), будто иллюстрируя поговорку "Не все то золото, что блестит", красуется длинное, в пол, платье, изумительно скроенное, с идущим вкруг шлейфом. Издали можно подумать, будто оно сшито из елочной мишуры, но когда подходишь ближе, то понимаешь, что оно сделано из многих тысяч булавок, которые наколоты на кожаный каркас, но таким образом, что их острые концы торчат наружу.

Это " Платье вдовы" художницы Сюзи Макмаррей. Мы с куратором выставки Эдит Девени поражаемся тому, что такой предмет как булавка, который ассоциируется, скорее, с болью, может выглядеть так чудесно. "Здесь речь о нашей восприимчивости и еще о том, как мы пытаемся скрывать свои чувства за одеждой, изолировать себя от мира. Это платье как раз показывает, что мы страдаем от боли, кожа здесь символизирует человеческую кожу, а проступающие булавки - ту агонию, которую испытывает конкретный человек, поясняет Эдит. - И еще, конечно, здесь заложена идея отстраненности, которая приходит со страданием. Мы в момент сильного душевного переживания не способны общаться с внешним миром и это выражают булавки, направленные на того, кто смотрит".

Правообладатель иллюстрации Royal Academy of Arts
Image caption Булавочное "Платье вдовы" Сюзи Макмаррей не подпускает к себе

В этом же зале есть и другие, не менее магнетические предметы гардероба. Например, "Шизо-пуловер", изготовленный художницей Розмари Трокел, с двумя воротниками, соединенными общим плечом. Что это? Джемпер для сиамских близнецов или символ того, что нам всем приходится иметь разные личины, "головы", чтобы приспособиться к современной жизни, где вроде бы все на виду и все мы от этого немножечко "шизеем"? "Основная идея нашей выставки - рассмотреть, как современные художники используют одежду как средство выражения своих представлений о личности, или каких-то социальных процессов, которые их интересуют, потому что многие современные художники воспринимают одежду как очень действенный вид искусства", - говорит куратор выставки. Кимоно, хранящее память Хиросимы. Идея создать такой предмет одежды пришла французской художнице Мари-Анж Гийермино после посещения мемориала жертвам Хиросимы, где она увидела альбом японского фотохудожника с фотографиями одежды жертв бомбежки с указанием, где именно эта одежда была найдена и кому принадлежала. "Там, в японском мемориале, была одежда, которая лучше помогла мне понять, как бы увидеть, какими были те люди, которые ее носили. Я почувствовала какое-то соприкосновение с душой человека посредством его одежды. И мне захотелось восстановить этот момент", - рассказывает Мари-Анж.

Правообладатель иллюстрации Royal Academy of Arts
Image caption В платьях из флага Алисии Фрамис так и хочется держать шире шаг
Модный КПП

Подиум и политический вызов совместил палестинский художник Шариф Вакид: его видео-инсталляция показывает, как манекенщики идут по подиуму, будто переходят через контрольно-пропускной пункт. Они одеты так, чтобы их легко было обыскать - в рубашки с поднимающимся в виде "гармошки" окошком или с "молнией", идущей поперек живота и обнажающей тело.

Над политической составляющей того, во что мы одеваемся, заставляет задуматься и работа Алисии Фрамис под названием "100 способов носить флаг".

Здесь, правда, не сто, а 15 разных нарядов, сделанных из китайского флага разными дизайнерами. Главное, разумеется, не в их функциональности и уж само собой понятно не в красоте, а в том особом ощущении, которое возникает у человека, наряжающегося во флаг. Снабжает ли этот символический предмет силой или наоборот - давит непомерным бременем патриотизма?

То, как униформа наделяет человека властью, одновременно с этим обезличивая его, демонстрирует в своем видеофильме "60 минут молчания" Джиллиан Уэринг.

На экране полицейские, занявшие свои места, чтобы сняться в групповом фото. На первый взгляд – все они на одно лицо и одного пола – мужского. Но потом, присмотревшись, понимаешь, что места по бокам отданы женщинам, что все эти полицейские разного возраста и даже расы.

Ты сидишь перед экраном, минуты идут, а люди на экране в затянувшемся ожидании когда же "вылетит птичка" начинают ерзать, шмыгать носом, закладывать руки в карманы, поправлять фуражки, переминаться с ноги на ногу, постепенно теряя казенную отстраненность и проявляя индивидуальные черты.

Правообладатель иллюстрации Royal Academy of Arts
Image caption В "архитектурном парике" Мешака Габы вас не сразу узнают
За рамки моды

Одна из задач выставки – показать, как кутюрье, являясь частью мира моды и видя все те ограничения, которые этот мир перед ними ставит, пытаются расширить эти рамки, поскольку они начинают понимать, что не могут творить исключительно в рамках очередной весенне-летне-зимней коллекции.

Работа Дая Риза уподобляет модельера мяснику: три кожаные то ли жилетки, то ли черепашьи щитки висят не на вешалках, а на крюках, как туши в мясницкой, а название - "Окно мясника" - говорит само за себя.

Экспонат Вито Аккончи более умиротворяющий, его условно можно было бы назвать "Зонт на двоих". Это нечто напоминающее подвесную кабинку фуникулера, этакий зонт, сделанный из подвижного, легкого, флюоресцирующего материала, сферы которого непомерно удлинены - до такой степени, что достигают ног идущего под ним человека или двоих.

Правообладатель иллюстрации Royal Academy of Arts
Image caption Работа Дая Риза "Окно мясника" задевает за живое

Неподалеку некие причудливые головные уборы странных форм, вызывающие у посетителей помоложе приступы хохота, а у более взрослых - сдержанное хихиканье. Это "Архитектурные парики" Мешака Габы - сплетенные из косичек-дредов знаменитые памятники мировой архитектуры.

Сопровождающая меня по выставке Эдит Девени поясняет: "Взаимовлияние моды и искусства, пожалуй, наиболее явно стало заметно в 60-е годы ХХ века, когда произошла своего рода "демократизация" и эти виды искусства стали ближе друг другу и гораздо более доступны. Это можно проследить даже в том, что во многих колледжах стали преподавать одновременно моду, дизайн и изобразительное искусство, то есть произошла некая "сцепка" между двумя этими дисциплинами. И этот момент здесь, на выставке, тоже очень явственен".

Облачение и разоблачение

Влияние 60-х особенно заметно в разделе Performance ("Перформанс, представление"), где беспрерывно идет показ перформанса 1965-го года Йоко Оно в Карнеги-холле, где Йоко сидит в платье, а посетители отрезают от него ножницами по куску – кто какой захочет, обнажая ее тело.

Этот перформанс, исполненный в тот момент, когда на Запад прихлынула вторая волна феминизма, символизирует, очевидно, эмансипацию, женское освобождение от гнета социальных стереотипов, но смотрящему наблюдателю сразу видно, насколько неуютно чувствует себя освобожденная "натура".

Об этом же работа одной из пионерок перформанса сербской художницы Марины Абрамович - здесь тоже публичное раздевание, только на этот раз в галерее Болоньи, - но более протестное, эпатажное.

Правообладатель иллюстрации Royal Academy of Arts
Image caption "Роба художника" Грейсона Перри пришлась бы впору и Дарту Вейдеру

В наши дни стремление кого бы то ни было публично раздеться вызывает, скорее, недоумение, чем шок, и потому наиболее актуальным выглядят работы, выставленные в разделе "Сооружение", напоминающие о том, что в основном мы носим одежду, чтобы скрыть тело, защититься от внешнего мира.

Это противоположный наготе полюс, здесь одежда выступает как броня, как что-то, что нас охраняет, как, например, платье-корсет из деревянных планок Йоши Йамамото, которое, должно, очевидно, навести на мысль о внешней слабости и внутренней силе женщины.

Живущая в Индонезии голландка Мелла Йаарсма "соорудила" костюм-дом, чтобы выразить идею того, что все мы теперь ведем очень подвижный образ жизни, много путешествуем, переезжаем из страны в страну, перевозя с собой частицу своего первоначального пристанища.

Живущие на Западе восточные женщины уже несколько лет активно используют различные формы традиционной одежды - чадру, бурку, никаб - для сокрытия своего тела, а заодно и демонстрации своих убеждений. Азра Аксамиджа идет еще дальше, сооружая переносную мечеть - костюм, который раскладывается в молельный коврик.

Правообладатель иллюстрации Royal Academy of Arts
Image caption Хуссейна Шалаяна волнует проблема кто кого носит: человек платье или платье человека
Обман зрения?

Каким обманчивым может быть создаваемое одеждой впечатление британский художник Йинка Шонибаре показывает целой стеной детских платьев фасона ХIХ века, созданных модельером Крисом Стивенсом специально по заказу Королевской академии художеств для этой выставки.

Здесь секрет в секрете: когда мы смотрим на их яркую цветастую ткань, то первая реакция - это африканские наряды. Но на самом деле выясняется, что эта ткань сделана в Голландии, а рисунок позаимствован у индонезийского батика.

Йинка Шонибаре расшифровывает свою мысль: " После освобождения от колониальной зависимости во многих африканских странах люди не захотели больше носить европейскую одежду и эти платья пришлись по вкусу. Однако вся ирония в том, что ткань-то сделана в Европе. Мне вообще очень интересно исследовать эту проблему: то, что вы видите снаружи, это необязательно все правда". Еще одну работу, выполненную специально для этой экспозиции, другой дизайнер с мировым именем - Хуссейн Шалаян - оформил как театральную сцену в духе традиционного японского кукольного театра Бунраку.

Одетый в белоснежное платье женский манекен застыл с раздувающейся у колен юбкой, а вокруг него трое то ли самураев, то ли ниндзя в черном, дергая за невидимые ниточки, будто бы управляют этим платьем и заодно манипулируют поведением того, кто его носит.

Стоит ли говорить о том, что все представленные на выставке предметы туалета, возможно, лишены обыденности и малофункциональны, зато они заставляют задуматься о том, что мы носим на себе и в себе.

Потому что хотим мы того или нет, но то, во что мы одеты, показывает не только, кто мы такие и каков наш социальный статус и верования, но даже и то, в каком состоянии духа мы находимся. Выставка Aware: Art Fashion Identity, проходящая при поддержке GSK в Королевской Академии Художеств (Royal Academy of Arts), продлится до 30 января 2011 г.

Новости по теме

Ссылки

Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.