Медведев: среди противников Башара Асада есть террористы

  • 8 сентября 2011

Подходы к урегулированию ситуации в Сирии не должны основываться на одностороннем осуждении действий властей, так как среди противников сирийского президента Башара Асада есть экстремисты и террористы, заявил президент России Дмитрий Медведев в интервью телеканалу Euronews.

"Мы считаем, что мандат, вытекающий из резолюции [СБ ООН] по Ливии №1973, был превышен. Мы бы крайне не хотели, чтобы то же самое произошло в отношении Сирии. Да, мы видим проблемы в Сирии, мы видим и непропорциональное применение силы, и большое количество жертв. Нас это тоже не устраивает", - сказал Медведев.

В то же время, по его словам, резолюции должны быть адресованы не только руководству Сирии, а обеим сторонам, участвующим в противостоянии.

"Те, кто выступает с антиправительственными лозунгами, это не просто сторонники рафинированной европейской демократии, это очень разные люди. Некоторые из них, прямо скажем, экстремисты, некоторые из них могут быть названы даже террористами", - заявил президент России.

При этом Медведев призвал не идеализировать ситуацию в Сирии, а исходить из баланса сил и интересов.

"Мы готовы поддержать различные подходы, но они не должны основываться на одностороннем осуждении действий собственно правительства и президента Асада. Они должны подать жесткий сигнал всем конфликтующим: надо сесть за стол, надо договариваться и прекратить кровопролитие... Поиск возможностей выхода из этой ситуации будет продолжен", - сказал глава российского государства.

Медведев также высказался по поводу ситуации вокруг газовых договоренностей с Украиной.

Он сказал, что надеется на то, что России удастся избежать очередного газового конфликта с Украиной, аналогичного кризису 2009 года, оставившего без топлива несколько европейских стран.

"Я надеюсь, что все-таки опыт последних лет наших близких партнеров и друзей должен научить тому, что нельзя взрывать существующую договорную базу, даже если она им не нравится", - сказал Медведев.

При этом российский президент подчеркнул, что все договоры до тех пор, пока они не опровергнуты в судебном порядке или не прекращены сторонами, подлежат исполнению.