"Невский экспресс": первый громкий взрыв после Путина

  • 30 ноября 2009
Минута молчания в память жертв катастрофы "Невского экспресса", Горки, 28 ноября 2009 г.
Image caption Дмитрий Медведев выслушивал отчеты и давал распоряжения перед телекамерами

Крушение поезда "Невский экспресс" вечером в пятницу, главной версией которого является взрыв заложенной под полотно мины - самое значительное происшествие такого рода в истории российских железных дорог и первая крупная акция злоумышленников за пределами Северного Кавказа с 2004 года.

Аналогичный инцидент с тем же поездом, случившийся два года назад, официально трактовался не как "теракт", а как "попытка теракта", поскольку тогда дело обошлось без человеческих жертв.

Следствие только началось, но эксперты и СМИ уже комментируют политическую сторону случившегося и разницу в стиле и подходах двух российских президентов.

Об обстоятельствах ЧП читайте здесь

Найдите отличия

Наблюдатели обратили внимание, по крайней мере, на три существенных отличия.

Во-первых, значительная часть совещания президента Дмитрия Медведева с высшими чиновниками по поводу трагедии происходила перед телекамерами.

Во-вторых, государственную комиссию впервые возглавил не силовик, а хозяйственник - вице-премьер Виктор Зубков (после взрыва в московском метро в 2004 году главным был назначен замминистра внутренних дел Александр Чекалин, а после "Норд-Оста" и Беслана - замдиректора ФСБ Владимир Проничев).

В-третьих, официальные лица не стали с ходу переводить стрелки на "исламистов" и "бандитов" с Северного Кавказа или зарубежных "недругов России".

С кого спросить?

"Я бы не стал в связи с этим говорить про новый курс, но стилистика и правда несколько отличается", - заявил Би-би-си политолог Дмитрий Орешкин.

Как известно, за гибелью подлодки "Курск" последовало удаление с Первого канала Березовского и Доренко - за неправильное, по мнению Кремля, освещение случившегося; за "Норд-Остом" - новая смена руководства НТВ, уже перешедшего к тому времени под контроль государства в лице "Газпрома"; за Бесланом - отмена губернаторских выборов.

Ваше мнение

На сей раз большинство наблюдателей чего-либо в этом роде не ожидает.

Заместитель главы думского комитета по безопасности Геннадий Гудков полагает, что менять структуру власти или принимать новые законы о борьбе с террором не нужно - надо грамотно применять уже имеющиеся. По мнению депутата, нет нужды и в создании парламентской комиссии по расследованию ЧП.

Эксперты, опрошенные Би-би-си, разделяют эту точку зрения. Зато они не исключают оргвыводов в отношении руководства российских спецслужб, при Путине находившегося фактически вне критики.

"Если бы мы по каждому взрыву меняли политическую концепцию, то у нас бы никакой власти в стране не было, - заявил ветеран спецподразделения "Альфа" Сергей Гончаров. - Неприятно такое говорить, но в наших условиях это рабочий момент, и я не думаю, что президент пойдет на какие-то радикальные меры. Хотя и в МВД, и в системе спецслужб надо провести серьезную аналитическую работу".

"Власть находится перед непростым выбором, - говорит Орешкин. - Можно действовать по-путински, то есть реагировать ужесточением державной риторики и сворачиванием прав граждан. Но я предполагаю, что решение может быть другим, потому что сейчас его принимает другой человек. Может, у него будет другая логика: если люди в погонах не смогли защитить свой народ, то претензии надо предъявить к этим самым людям?".

"Силовики на Северном Кавказе не могут обеспечить безопасность даже самих себя, потому что каждую неделю убивают милиционеров, прокуроров, администраторов. А простые граждане и подавно зависят от ужаса, идущего из леса. Они наверняка делятся с боевиками деньгами и продуктами, и не только по идейным соображениям, а просто из страха", - полагает аналитик..

"Второе обстоятельство - недавние события в Ульяновске, где силовики, хотя, разумеется, другие, продемонстрировали неспособность сохранить даже собственные склады с оружием".

"Взрыв поезда сильно напоминает теракт двухлетней давности. А какие уроки извлечены? Кто наказан? Если это опять устроили те же люди, то чем занималась два года та группа товарищей, которая должна была их найти и нейтрализовать?" - задается вопросом Орешкин.

Претензии к бывшим коллегам высказывает и Сергей Гончаров.

Крушение "Невского экспресса" в цитатах

"У нас после каждого теракта говорится: мы взяли под контроль, мы добьемся успеха - и все затухает до следующего раза. По поводу первого взрыва два года назад были точно такие же заклинания и призывы, но с мертвой точки ничего не сдвинулось. Может быть, только нынешние большие жертвы всколыхнут наши службы, которые могли бы что-то повернуть в этой ситуации".

Орешкин указывает, что в западных странах вслед за подобными происшествиями спецслужбы обычно переживают "серьезные неприятности" и "кадровую чистку". Он также напоминает, что после взрывов на складе боеприпасов в Ульяновске Дмитрий Медведев уже проявил характер, сняв с должностей трех генералов.

Правда, на сей раз речь идет не об армейских начальниках, а о руководителях спецслужб, то есть, по мнению наблюдателей, о "людях Путина".

"В ближайшие несколько дней мы поймем, какой вариант возобладает", - говорит Орешкин.

Основные версии

Сразу после крушения поезда возникли три версии случившегося: техногенная катастрофа, нападение исламских боевиков, и вылазка российских ультраправых.

Дополнительный толчок разговорам о лопнувшем рельсе или отскочившем на высокой скорости вагонном колесе дало то, что предположение о взрыве было впервые высказано представителями РАО "РЖД" - стороны в данном случае заинтересованной.

Как заявила "Независимой газете" директор европейских программ Центра изучения постиндустриального общества Екатерина Кузнецова, "наши амбиции не соответствуют осознанию важности деталей, комплексной работы в области модернизации".

"Мы закупаем технологии, высокотехнологичную продукцию, но банально не можем это дело ни обслуживать, ни поддерживать на должном уровне. Железнодорожное полотно не рассчитано на высокоскоростные поезда, которые мы закупаем в Германии. Должна применяться совершенно иная технология - бесшовной укладки полотна. Мы ставим новое оборудование на старые рельсы", - говорит Кузнецова.

Однако большинство экспертов убеждено, что, в свете последних данных, версию о злом умысле можно считать доказанной.

"Если была воронка, то это однозначно говорит о теракте, - заявил Би-би-си заместитель главы организации ветеранов Службы внешней разведки Виктор Доля. - Надо называть вещи своими именами. Другое дело, что заказчик пока неизвестен".

Фото с места трагедии

"Я никак не соглашусь с тем, что это техногенная катастрофа, - вторит ему Сергей Гончаров. - Есть определенная закономерность в том, что второй раз происходит взрыв на этой трассе. Взрывают поезд, который ходит между Санкт-Петербургом и Москвой, а большинство нынешних руководителей страны - из Санкт-Петербурга".

"Мне представляется, что вопрос о техногенной катастрофе уже не стоит, - говорит Дмитрий Орешкин. - По телевизору все видели взрывную воронку, разорванные рельсы и шпалы".

Версия о причастности к случившемуся "русских фашистов" также вызывает у экспертов сомнения.

"Говорить о том, что это кавказский след, на сто процентов я не могу, но все же думаю, что националисты, при всей их ненависти к нынешней власти, не решились бы на такой вандализм и такое количество жертв", - полагает Гончаров.

В этом предположении ветерана "Альфы" укрепляет то обстоятельство, что на следующий день на месте ЧП прогремел еще один взрыв, которым, по сообщениям СМИ, сбило головной убор с головы приехавшего расследовать инцидент главы Следственного комитета при прокуратуре Александра Бастрыкина. Лишь потому, что второй заряд по неизвестной причине сработал не в полную силу, обошлось без жертв.

Кавказский почерк?

"Это почерк бандитов с Северного Кавказа, - уверен Гончаров. - Они привлекают внимание, наезжает большое количество начальников, и тогда происходит другой взрыв".

Орешкин указывает на то обстоятельство, что поезд пустили под откос в пятницу 27 ноября, когда мусульмане всего мира праздновали курбан-байрам. Традиционный ислам запрещает воевать в священный день, но эксперт не исключает, что экстремисты с извращенным понятием о религии могли, напротив, ознаменовать его человеческим жертвоприношением.

Вместе с тем, Орешкин находит сдержанность официальных лиц здравой.

"Пока не вижу жесткого предъявления обвинений кому бы то ни было, и слава Богу, - говорит он. - Может, это признаки рациональности? Надо провести расследование, а потом рассуждать, куда тянутся следы и хвосты".

Image caption По мнению большинства экспертов, поезд пустили под откос профессионалы

Впрочем, политолог не исключает, что в данном случае власти стремятся "не только поддержать толерантность и оградить от нападок исламское сообщество России, но и защитить кавказскую политику Владимира Путина, поскольку, если это действительно исламисты, то цена словам о наведении конституционного порядка значительно уменьшается".

Лидеры националистов также отвергли причастность своих единомышленников к подрыву поезда.

"Это самая неудобная цель, которую только можно придумать. Более "русского" поезда придумать сложно", - заявил журналистам глава "Славянского союза" Дмитрий Демушкин. А лидер Движения против нелегальной иммиграции Александр Белов вообще утверждал, что никакой организации Combat 18, якобы взявшей на себя ответственность за взрыв, не существует.

Профессионалы или дилетанты?

Бывший начальник НИИ железнодорожных войск генерал-майор Виктор Поплавский в интервью "Независимой газете" предположил, что заряд на пути подложили дилетанты, "потому что в другом случае они взорвали бы локомотив, при взрыве локомотива весь поезд складывается в гармошку, тогда жертв было бы не 25, а 625".

Сергей Гончаров с этим не согласен.

"Не готов отвечать с полной уверенностью, но моя прежняя служба не позволяет отнести их к дилетантам, потому что выбрано очень удачно место расположения взрывного устройств и время движения состава, а также был заложен второй заряд", - заявил он Би-би-си.

Анонимные эксперты, которых цитирует "Коммерсант", также уверены, что "по "Поваренной книге анархиста" подобные диверсии не совершают".

Загадочный Косолапов

В российских СМИ активно обсуждается возможная причастность к обоим подрывам "Невского экспресса" некоего Павла Косолапова - 29-летнего уроженца Волгоградской области, который после службы в армии уехал в Чечню, где якобы принял ислам, взяв себе имя Мухаммед, и прошел подготовку в лагерях боевиков.

Представленный министром внутренних дел Рашидом Нургалиевым словесный портрет одного из предполагаемых злоумышленников - "рыжий и коренастый" - вроде бы совпадает с описанием внешности Косолапова.

Некоторые СМИ уже окрестили его "косолапой рукой Доки Умарова", "наследником Шамиля Басаева" и "террористом № 1 в России".

Однако собеседники Би-би-си относятся к ажиотажу вокруг персоны Косолапова скептически.

"Мы всегда делаем какого-то идола и вешаем на него все плохое, что происходит в стране - то Радуева, то Басаева, теперь Косолапова, - говорит Сергей Гончаров. - Только следствие может определить, кто к чему причастен".

Дмитрий Орешкин также полагает, что Косолапов - "явление медийное", хотя и не сомневается в его существовании.

"Религия не отвечает за отморозков"

Политолог заявил, что не видит логичных причин, которые могли бы заставить русского человека вести войну против своей страны.

"Это выше моего понимания, но есть эмпирическая данность: из ста миллионов взрослых людей в стране, вероятно, всегда найдется несколько таких, которые могут принять экстремистскую идеологию и взорвать поезд. Точно так же мне кажется странным, когда люди верят в коммунистическую идеологию, или голосуют за Жириновского, который уже много лет всем все обещает, ничего не делает, и, тем не менее, сохраняет любовь и популярность", - говорит он.

Эксперт подчеркивает необходимость отделять исламизм от ислама.

По его мнению, "ислам - достойная уважения культура и религия, которая, судя по заявлениям ее иерархов, выступает против насилия. Есть, как и в любом учении, маргинальные направления, которые на основе ислама, как и на основе марксизма, создают доктрины насильственного преобразования общества, уничтожения каких-то групп людей. Но религия не отвечает за действия отморозков, которые должны быть осуждены независимо от того, какую веру они исповедуют".

"Уважать ислам, как и другие религии, и преследовать тех, кто нарушает закон", - призывает Орешкин.

"Есть над чем подумать"

Сергей Гончаров не считает ЧП с поездом началом новой волны нападений или активизации вооруженного подполья. К сожалению, подобные случаи - часть российской жизни на протяжении долгого времени, и огромное внимание к последнему взрыву вызвано лишь тем, что он произошел за пределами северокавказского региона, полагает эксперт.

"Я бы не стал говорить, что это начало какой-то новой волны, - заявил он. - Северный Кавказ по-настоящему и не затихал. "Волна" продолжается там уже почти 20 лет. Просто внимание привлекают лишь самые вопиющие случаи, а убийство одного-двух человек или захват заложников практически не доходят до СМИ".

С этим согласен и Дмитрий Орешкин.

"Ничего радикально не изменилось. Мы и раньше знали, что есть исламистское подполье, что можно купить на рынке или построить взрывные устройства, и есть люди, готовые этим заниматься. Вот наши органы безопасности работают менее эффективно, чем в других странах. Не связано ли это с тем, что там за ними установлен гражданский контроль? Есть над чем подумать", - убежден политолог.