Последнее обновление: понедельник, 14 июня 2010 г., 04:19 GMT 08:19 MCK

В Россию – за ребенком "из пробирки"?

Для проигрывания необходимо включить поддержку Java-скрипта и установить новую версию Flash

Запустить в Real Player или Windows Media Player

Бездетные пары все чаще предпочитают проходить процедуру экстракорпорального оплодотворения не у себя на родине. Различия в ценах и законах породили такое явление, как репродуктивный туризм. Россия может стать одним из направлений такого туризма, считают эксперты.

По данным Всемирной организации здравоохранения, каждая пятая пара в мире нуждается в помощи врачей уже для того, чтобы у женщины наступила беременность.

Процедура ЭКО предполагает, что яйцеклетку извлекают из организма женщины и оплодотворяют "в пробирке". Полученный эмбрион развивается в инкубаторе в течение 2-5 дней, после чего его переносят в полость матки.

Фото предоставлено клиникой репродукции "Мама"

Три миллиона детей во всем мире появились на свет благодаря ЭКО

В тех случаях, когда пациентка не может по каким-то причинам предоставить свои яйцеклетки и/или сперму партнера, возможно привлечение донорских клеток.

Лечение бесплодия превратилось в одну из самых развивающихся и дорогостоящих областей медицины. В Великобритании средняя стоимость попытки ЭКО доходит до четырех тысяч фунтов, во Франции – до двух с половиной тысяч евро.

Лояльный закон и привлекательная цена

К странам, где стоимость экстракорпорального оплодотворения ниже, относится и Россия – здесь одна попытка ЭКО обойдется примерно в две тысячи долларов. По мнению главного врача клиники репродукции "Мама" Виктории Заевой, стоимость – не главное преимущество России в этом вопросе.

О российских клиниках узнают по "сарафанному радио", а ведь развитие репродуктивного туризма повысило бы статус страны и ее медицины

Виктория Заева,
главный врач клиники репродукции "Мама"

По ее словам, есть страны, например, Франция, где донор клеток должен быть не анонимным. Людей, которые хотят дать клетку другому человеку и не возражают против раскрытия своих персональных данных, считанные единицы, и эта очередь растягивается на годы.

В России, - объясняет Заева, - анонимное донорство клеток не запрещено. Кроме того, здесь, в отличие от Великобритании и Нидерландов, нет ограничения на возраст женщин, желающих пройти ЭКО. По крайней мере, если речь идет о частных клиниках.

Законы, ограничивающие репродуктивные права граждан, есть в Германии и в Канаде, - добавляет эксперт.

По ее мнению, главная проблема России - в отсутствии информации. "О российских клиниках узнают по "сарафанному радио", а ведь развитие репродуктивного туризма повысило бы статус страны и ее медицины", - убеждена Заева.

Российские клиники уже имеют опыт работы с иностранными клиентами. Самая громкая история - британки Сью Толлефсен, которая в 57 лет отправилась в Россию, чтобы забеременеть при помощи ЭКО. На родине Толлефсен отказали из-за возраста. Недавно в британской Guardian появилась статья о том, что, после удачных родов, Сью готова приехать в Россию и за вторым ребенком.

"Очень дисциплинированные пациенты"

Среди клиентов руководителя Центра планирования семьи и репродукции Лечебно-реабилитационного центра Росздрава Евгении Балашовой были граждане Канады, Израиля, Италии и Великобритании. По словам врача, трудностей в работе с иностранцами не возникает, это "очень дисциплинированные пациенты".

Фото предоставлено клиникой репродукции "Мама"

Эмбрион на третьи сутки после оплодотворения. Таким он попадает в организм женщины

А вот пребывание в российской столице, считает Балашова, для них может оказаться стрессовым: проживание в гостинице обходится в круглую сумму, вывески в метро и большинство названий улиц – без английского перевода, таксисты взимают двойную плату.

Что касается медицинского аспекта – по словам Балашовой, в такой сложной процедуре, как ЭКО, он практически универсален.

В большинство клиник мира, включая Россию, поставляется одно и то же японское оборудование для УЗИ, немецкие микроскопы, британские инкубаторы для хранения клеток. Даже планшеты, в которых хранятся эмбрионы, везде, как правило, датские. Медицинские препараты, необходимые для процедуры, также производятся только определенными фармацевтическими компаниями.

Единственное, что отличается в разных странах – это врачи, однако и они действуют по давно известной схеме и постоянно обмениваются опытом на международных саммитах по репродукции.

В очереди за ребенком

Первый ребенок "из пробирки" – девочка Елена – появилась в СССР 24 года назад в Научном центре акушерства, гинекологии и перинатологии.

Наша программа - это не поход в магазин, не выпить чашечку кофе… Это серьезная нагрузка на всю эндокринную систему женщины

Леонид Кузьмичев,
заместитель директора Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии

Сейчас сюда съезжаются пациенты со всей России, и, чтобы попасть к врачу, им приходится отсидеть очередь. Руководитель отделения вспомогательных технологий в лечении бесплодия Научного центра Елена Калинина предполагает, что только большое количество пациентов и может отпугнуть иностранцев от крупнейшего в стране подобного центра.

"В Европе в основном это частные клиники, где четко расписана каждая минута пребывания пациента. А у нас в день проходит до 150 человек", - признается эксперт.

Наталья и Василий узнали о методе ЭКО почти двадцать лет назад. Их сыну Саше – 2 года, так что они не понаслышке знают о том, что приходится переживать тем, кто долгие годы лечится от бесплодия.

"Мы прошли много городов, были в Москве, в Питере, во многих центрах. И я потом пришел к выводу, что самая тяжелая форма бесплодия – эта та, когда и у одного, и у другого супруга все в порядке, а ничего не получается", - делится воспоминаниями Василий.

Супругам пришлось пройти более десяти попыток. Каждый раз они сильно переживали, жалели, что уходит время, но продолжали лечение. "Ну что нам было делать? – Складывать руки? Мы нацеливались вперед, ведь человек для чего живет? Не просто после себя оставить стихи или картины. Нужно после себя кого-то оставить", - уверен Василий.

Проверка на прочность

Далеко не все врачи оценивают перспективы репродуктивного туризма в Россию положительно. Как объяснил заместитель директора Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии, заслуженный врач России Леонид Кузьмичев, дело не в качестве медицинских услуг, а в их целесообразности.

Ведь анонимное донорство и отсутствие возрастных ограничений привлекают в Россию женщин старшей возрастной группы. А программа ЭКО – это "не поход в магазин", а серьезная нагрузка на всю эндокринную систему женщины.

По словам Кузьмичева, невозможно предсказать, как скажутся гормональная терапия и последующая беременность, "испытывающая все системы организма на прочность", на здоровье женщины.

При этом средняя эффективность программы ЭКО – в районе 30% у женщин репродуктивного возраста. Женщины за 37 лет должны быть готовы самое большее к семи процентам, а, если учесть, что не всякая беременность заканчивается успешными родами, этот процент приближается к трем.

"И мы должны ее нагружать довольно серьезными препаратами", - напоминает заместитель директора Научного центра.

Несмотря на эти риски, более чем трем миллионам женщин во всем мире удалось родить ребенка после беременности, состоявшейся при помощи ЭКО. Эксперты считают, что неблагоприятная экологическая обстановка и многие другие факторы приведут к тому, что эта цифра будет стремительно увеличиваться. Уже сейчас в некоторых европейских странах число детей, чьи мамы забеременели благодаря репродуктивным технологиям, приближается к 7% от общей рождаемости.

BBC © 2014 Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.

Эта страница оптимально работает в совеменном браузере с активированной функцией style sheets (CSS). Вы сможете знакомиться с содержанием этой страницы и при помощи Вашего нынешнего браузера, но не будете в состоянии воспользоваться всеми ее возможностями. Пожалуйста, подумайте об обновлении Вашего браузера или об активации функции style sheets (CSS), если это возможно.