Кого судили за госизмену в новой России?

  • 8 июля 2010

За период с 1998 по 2006 год по делам о передаче государственных секретов были отданы под суд, по меньшей мере, 10 российских ученых. Многие их коллеги, правозащитники и эксперты утверждают, что, по большей части, эти дела были сфабрикованы ФСБ.

<br>

В августе 1994 года научного сотрудника одного из НИИ Санкт-Петербурга Моисея Финкеля. Ему было предъявлено обвинение в попытке передачи иностранной разведке сведений о гидроакустических системах. В мае 1997 года Мосгорсуд приговорил Финкеля к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

Ситуация существенно изменилась с приходом в администрацию президента, а затем и назначением на пост директора ФСБ Владимира Путина.

В июле 1998 года был задержан замдиректора одного из департаментов МИД, бывший научный сотрудник Института экономики мировой социалистической системы Академии наук СССР Валентин Моисеев. Его обвинили в сотрудничестве с южнокорейской разведкой и приговорили к 12 годам тюрьмы. Позднее срок наказания был уменьшен до 4,5 лет.

В июне 1999 года был задержан научный сотрудник одного из НИИ министерства обороны России Сергей Авраменко, как было сказано, при попытке передать иностранным спецслужбам документы о новых видах вооружений. Приговор – четыре года лишения свободы.

В августе этого же года таможенники Приморского края конфисковали аппаратуру, принадлежавшую Тихоокеанскому океанологическому институту и направленную в Китай по контракту. Руководителю лаборатории акустических шумов Владимиру Щурову было предъявлено обвинение в контрабанде, экспорте военных технологий и разглашении государственной тайны. Приговор - 2 года лишения свободы условно.

Image caption За передачу секретных материалов в России были отданы под суд, по меньшей мере, 10 ученых

Одной из самых громких историй стало дело Игоря Сутягина, арестованного в 1999 году. Сотрудника института США и Канады Российской академии наук обвинили в передаче секретных сведений о новейших вооружениях британской фирме Alternative Future.

ФСБ считает, что фирма служила прикрытием для американской разведки. Сутягин не отрицал, что передавал сведения иностранцам, однако, по его словам, вся информация была получена из открытых источников. Несмотря на доводы защиты и положительные для подсудимого заключения независимых экспертов, Мосгорсуд приговорил Сутягина к 15 годам колонии строгого режима.

В апреле 2000 года профессора МГТУ имени Баумана Анатолия Бабкина обвинили в попытке передачи данных о торпеде "Шквал" американским спецслужбам. Приговор – восемь лет условно.

Спустя месяц было возбуждено уголовное дело против главы Теплофизического центра при Красноярском техническом университете Валентина Данилова. Физика обвинили в присвоении средств и передаче Китаю сведений, составляющих государственную тайну.

Спустя три года присяжные оправдали Валентина Данилова, но дело было снова пересмотрено. В итоге ученый получил 13 лет колонии строгого режима.

В октябре 2001 года инженеры Саратовского НПО "Алмаз" Владимир Ветров и Борис Гольдштейн получили по три года лишения свободы по обвинению в попытке продажи СВЧ-излучателей в Китай.

Подписка о неразглашении

В большинстве дел линия защиты обвиняемых сводилась к тому, что сведения, переданные подсудимыми иностранцам, не содержали государственной тайны, так как были получены либо из открытых источников - газетных публикаций, материалов научных конференций - либо на момент передачи с них уже был снят гриф секретности.

Сторона обвинения обычно утверждает обратное, а обнародовать какие-либо подробности отказывается, ссылаясь на необходимость защиты государственных секретов.

Подтвердить или опровергнуть что-либо в ходе подобных слушаний крайне сложно, так как суды по делам о государственной измене проходят в закрытом режиме, а все участники процесса, включая адвокатов, связаны подпиской о неразглашении информации.

Информация подготовлена Ильей Абишевым, Русская служба Би-би-си.

Новости по теме