Российский закон снисходителен к коррупционерам

  • 2 сентября 2010
Рублевые банкноты, переходящие из рук в руки
Image caption Из рук в руки

На каждые 25 дел о коррупции в России приходится только один судебный приговор, по которому провинившийся чиновник действительно оказался за решеткой, свидетельствуют данные минюста России.

Специалисты Научного центра противодействия коррупции НИИ Российской правовой академии при минюсте говорят, что за последние три года количество наказанных и разоблаченных коррупционеров в России остается неизменным, просто об этом стали больше говорить.

Ученые проанализировали данные МВД и судебного департамента при Верховном суде за 2007-2009 годы по основным коррупционным составам преступления - "злоупотребление полномочиями" (ст. 201 УК), "коммерческий подкуп" (ст. 204 УК), "злоупотребление должностными полномочиями" (ст. 285 УК), "незаконное участие в предпринимательской деятельности" (ст. 289 УК), "получение и дача взятки" (ст. 290 и 291 УК).

Беспристрастные цифры

В 2007 году было зарегистрировано 21842 преступления такого рода, до суда дошли 6185 дел, в заключении оказались 675 человек, приговорены к условным срокам - 3650, оштрафованы - 1744.

В 2009 году ситуация почти не изменилась: зарегистрировали 23518 преступлений (на 7,6% больше), в суд передано 6691 дело, к реальным срокам лишения свободы приговорили 903 человека (еще 3694 приговорили условно, 1926 оштрафовали).

Получается, что в среднем реальный срок коррупционер получает в одном случае на каждые 25 зарегистрированных преступлений, а из тех, чьи дела дошли до суда - каждый восьмой.

В 2007 году к условному сроку или штрафу приговорили 86,9% коррупционеров, в 2009 году - 85,2%.

При этом максимально возможная санкция за злоупотребление полномочиями (от трех до пяти лет лишения свободы), в последние два года не применялась вообще, а максимальное наказание за взяточничество (от пяти до восьми лет) получили в 2009 году только четыре человека.

Между тем, число официальных сообщений и публикаций в СМИ о "разоблачении коррупции" значительно превышает количество реальных дел, тем более, попавших за решетку преступников. По данным сайта "Медиалогия", с начала 2008-го до осени 2009 года их появлялось в среднем по 100 в день, потом внезапно стало сделалось примерно вдвое больше, а после этого оказалось примерно на уровне 125 в день.

"Возможное наступление ответственности не только не является серьезным сдерживающим фактором, но и не выполняет профилактическую функцию по предупреждению коррупции", - резюмируют авторы исследования.

В правоохранительных ведомствах, куда обратилась газета "Ведомости", от комментариев по существу воздержались. В пресс-центре МВД сказали, что "материал требует дополнительного изучения". Пресс-секретарь Верховного суда Павел Одинцов заявил, что "надо понимать, насколько корректно интерпретировались приведенные в этом исследовании статистические данные".

Ранее проведенный экспертами Российской правовой академии опрос примерно тысячи сотрудников МВД, прокуратуры, Следственного комитета и минюста в 80 регионах показал, что только 27,3% из них доверяют официальной информации о масштабах коррупции. Большинство самих правоохранителей уверены, что данные "подгоняются и фальсифицируются".

Неутешительные оценки

Специализирующаяся на борьбе с коррупцией международная организация Transparency Intеrnational из года в год отводит России места в конце своих рейтингов по этому показателю.

По оценке Всемирного банка, коррупционный оборот в России в настоящее время составляет 48% ВВП.

Российская общественная организация "Чистые руки" утверждает, что из-за коррупции отечественные предприниматели теряют до половины прибыли, а должность инспектора ГИБДД можно купить за 50 тысяч долларов. Больше всего взяток, по ее данным, берут за оказание государственных и муниципальных услуг и в сфере образования, а территориально - в Москве, Московской области, Татарстане и Санкт-Петербурге.

В департаменте экономической безопасности МВД РФ говорят о резком росте среднего размера взяток, составлявшего в 2008 году 9 тысяч рублей, в 2009 году – 23 тысячи рублей, а в первой половине нынешнего года – уже 44 тысячи. Разумеется, при этом учитывались только данные расследованных уголовных дел.

По словам проректора Российской правовой академии Виктора Астанина, работа его коллег - первая попытка проанализировать состояние не коррупции как таковой, а борьбы с ней.

Ценность исследования, говорит он, состоит и в том, что оно опирается на цифры, тогда как Transparency International и другие неправительственные организации оперируют оценочными суждениями российских граждан, в том числе живущих за границей.

Мнение первых лиц

Во время недавнего автопробега по Дальнему Востоку премьер Владимир Путин заявил корреспонденту "Комсомольской правды", что в целом удовлетворен ходом борьбы с коррупцией в стране.

На реплику журналиста о том, что "нет посадок", он ответил: "Почему это нет? Есть, достаточно много, в том числе, в милицейской среде, есть везде. Я точно знаю, что цифры впечатляют. И у нас посадок в последнее время достаточно за преступления, совершенные в сфере экономики. В том числе и за коррупцию".

Как водится, Путин сослался на пример других стран, заявив, что в российской ситуации "ничего уникального нет".

Президент Дмитрий Медведев, объявивший борьбу с коррупцией первостепенной задачей, на июльской встрече с депутатами Госудмы и региональных парламентов признал, что никаких значимых успехов в этом направлении не достигнуто.

При этом он сделал главный акцент на изменении "ментальных привычек" россиян.

К числу недовольных нынешним положением дел президент почему-то отнес и самих коррупционеров. "Очевидно, что состоянием борьбы с коррупцией недоволен никто - ни наши граждане, которые считают коррупцию одной из самых серьезных проблем, одним из самых больших вызовов нашему государству, ни чиновники, ни сами коррупционеры", - заявил он.

Борьба с коррупцией в системно коррумпированной стране - вопрос политический, а не правоохранителей и судов, говорит директор российского отделения Transparency International Елена Панфилова.

По мнению председателя Ассоциации адвокатов России за права человека Евгения Архипова, есть только два варианта решения проблемы: установление тоталитарной диктатуры или развитие демократии. А Россия никак не может определиться, каким путем ей идти, поэтому коррупция продолжает разрастаться, говорит он.

Новости по теме