"Мегафон" или "лопата": что может и чего не может Рунет

  • 5 ноября 2010
Компьютерные клавиши
Image caption Инструмент политики? Забава? Или и то и другое?

Стремительное развитие в России интернета, блогов и социальных сетей породило у многих надежду на приход новой эры "прямой демократии".

По имеющимся данным, уже около 38% россиян в той или иной степени имеют доступ к сети. Они получили возможность выражать свое мнение напрямую, без посредничества традиционных СМИ, находящихся под влиянием государства или крупного бизнеса, и организовывать коллективные действия.

Сетевые обращения и кампании, виртуальные выборы, разоблачения блогерами всевозможных злоупотреблений в последние год-два стали неотъемлемой частью российской жизни. Но каково их реальное влияние?

После недолгого периода эйфории российские эксперты все чаще приходят к выводу: интернет не всесилен. Он является полезным инструментом гражданского общества, но не может радикально переделать мир, в котором, как и раньше, задают тон политики, корпорации и интеллектуальная элита.

Разговор из-за океана

В сенсационной статье в журнале New Yorker от 4 октября канадский журналист Малькольм Глэдуэлл высмеял притязания социальных сетей на важную политическую роль.

На днях тему продолжил журналист New York Times Фрэнк Рич, по мнению которого, в интернете больше эмоциональной риторики и манипулирования общественным мнением, чем конструктивных дискуссий.

Разговор, начатый в США, подхватили в России.

Один из пионеров рунета Антон Носик 11 октября написал в сетевом журнале "Сноб", что не разделяет разочарования Глэдуэлла, поскольку с самого начала был свободен от его иллюзий.

"Два года назад, когда мантра о политическом всемогуществе интернета была на пике моды, западные журналисты жаждали расслышать поступь кибер-революции в России. Я тогда терпеливо объяснял зарубежным коллегам, что интернет сам по себе никого свергать и назначать не в состоянии, и чем больше в российском интернете пользователей, тем меньше в нем доля какого бы то ни было радикализма и оппозиционности, и тем больше кондового конформизма. Меня выслушивали вежливо, но скептично. И все равно писали про Кишинев, про "твиттер-революцию", подобравшуюся под самые стены Кремля. Постепенно писать перестали – сперва про Кишинев, затем и про Кремль. А теперь вот уже и в Америке перестают ждать "твиттер-революции", - заявил Носик в статье под названием "Интернет не оправдал надежд".

С ним солидарен известный журналист и блогер Матвей Ганапольский.

"Гора интернета рождает мышь влияния. Жизнь решается не в блогах, а в Кремле, в Белом доме, в судах и на улицах", - написал он на сайте газеты "Московский комсомолец" в комментарии под заглавием: "Народ против? Ну и блог с ним...".

Интернет-сад

По мнению Ганапольского, власть не только не боится общественной активности во Всемирной паутине, но и приветствует ее как средство отвлечения внимания от других форм политического протеста.

"Мы ждали от интернета чудесных чудес, - заявил на региональной конференции журналистов и блогеров в Новосибирске 25 октября Александр Плющев, еще одна видная фигура Рунета. - Выяснилось, что сам по себе интернет ничего сделать не может. По-прежнему, сделать что-либо могут люди, а какие у них при этом в руках инструменты – не так уж важно".

"Мы знали, что рано или поздно все будут пользоваться интернетом, широкополосный доступ придет не только в столицу, но и в регионы, что чиновники будут вести блоги, что записав свое видеообращение в интернет, можно будет обратиться к граду и миру, что президентом станет вполне себе продвинутый пользователь. Все это свершилось. И что? Поменялась ли как-то, пусть даже непринципиально, наша жизнь? Расцвел ли интернет-сад на задворках нашей повседневности?" - задает риторические вопросы Плющев.

По его словам, каково общество, таков и интернет: большинство пользователей интересуют не политика и свобода слова, а "неисчерпаемый халявный источник фильмов и музыки".

"Практически никому из инициаторов каких-либо кампаний в интернете не удавалось добиться своих целей силами одного интернета, без выплескивания темы в СМИ, пусть даже и не на центральные каналы ТВ", - констатировал Плющев.

"Однако все это вовсе не повод отчаиваться", - полагает он.

Теория малых дел

Наблюдатели указывают, что в ряде случаев усилия российских интернет-активистов не пропали даром.

Оппозиционный блогер Марина Литвинович уверена, что на решение властей досрочно освободить из заключения бывшего юриста ЮКОСа, мать троих детей Светлану Бахмину повлиял виртуальный сбор подписей в ее защиту.

В интервью онлайн-изданию "Особая буква" Литвинович напомнила также о движении "синих ведерок", которое без интернета не приобрело бы такого размаха.

Известный энтузиаст "сетевой политики" Алексей Сидоренко в статье в американском интернет-издании "Голоса всего мира" привел в качестве примеров раскрытие убийства во Владивостоке благодаря поиску свидетелей через интернет, роль блогеров в разоблачении банды, терроризировавшей водителей грузовиков на Урале, и увольнение башкирского чиновника после того, как в YouTube было выложено видео, на котором он заставлял школьников целовать свои туфли во время урока физкультуры.

Сидоренко напомнил также об успешной интернет-кампании в связи с сомнительными условиями тендера стоимостью в 1,8 млн долларов на создание интернет-сайта, объявленного министерством здравоохранения и социального развития. Тендер был отменен, а отвечавший за него чиновник уволен.

Кампанию организовал известный блогер Алексей Навальный, который благодаря своей борьбе с коррупцией приобрел такую популярность, что в ходе организованных газетой "Коммерсант" виртуальных выборов мэра Москвы занял первое место, опередив следующего кандидата примерно на 30%.

Навальный прославился, в частности, критикой менеджмента Внешторгбанка, "Роснефти" и "Газпрома" (он владеет совсем небольшим количеством акций этих гигантов).

Ни одна из организованных им интернет-кампаний пока не закончилась возбуждением уголовных дел, но, по словам самого Навального, он хотя бы усложняет коррупционерам жизнь и заставляет их действовать не так откровенно.

Получил массовый отклик призыв Навального к согражданам публиковать в Сети фотоснимки ям и выбоин на дорогах вкупе с фамилиями ответственных за это чиновников.

Но самой успешной на сегодняшний день интернет-кампанией в России считается мобилизация добровольцев и сбор средств для борьбы с августовскими лесными пожарами. В частности, в Сети была размещена карта с указанием мест, где власти не тушат огонь или делают это неэффективно.

По мнению Александра Плющева, дело в том, что она преследовала не политическую, а житейскую цель.

"Это не была кампания влияния, это не был призыв к властям что-нибудь делать, менять законы, и т.д. Это была координация деятельности и констатация: вот, ребята, мы уже делаем, хотите помочь - присоединяйтесь! - говорит он. - Интернет постепенно превращается из мегафона в лопату. Там, где раньше орали, начинают копать. Вопрос только в том, насколько многочисленна армия готовых копать, как быстро будут расти ее ряды".

По материалам Службы мониторинга Би-би-си

Новости по теме