Правозащитники требуют расследовать дело Магнитского

  • 16 ноября 2010
Глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева
Image caption Правозащитники собираются представить результаты своего расследования президенту России

Российские правозащитники предлагают провести независимое парламентское расследование дела юриста фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского.

По их словам, общественное расследование дела Магнитского, которым занималась рабочая группа при президентском совете по правам человека, и те данные, которые накануне озвучили следователи МВД, полностью противоречат друг другу.

Во вторник исполняется год с тех пор, как спустя год после своего ареста Сергей Магнитский скончался в следственном изоляторе.

Следователи обвиняют Магнитского в том, что при его непосредственном участии была произведена афера, в результате которой из российского бюджета были украдены 5,4 млрд рублей.

В свою очередь коллеги погибшего год назад в СИЗО юриста утверждают, что деньги похитили работники милиции, а Магнитский это раскрыл и даже пытался предотвратить, обращаясь неоднократно в правоохранительные органы

"Есть в открытом доступе документы от 3 и 11 декабря 2007 года, где он [Магнитский] сообщает о готовящемся преступлении. Нам теперь предлагается поверить, что одной рукой он изготовлял поддельные печати, что-то там делал, а другой рукой писал: "Вот-вот мы совершим преступление. Пожалуйста, остановите нас". Так не бывает", - уверена глава российского отделения центра коррупционных исследований Transparency International Елена Панфилова.

По мнению правозащитников, ситуация складывается патовая: милиция обвиняет Магнитского, коллеги Магнитского уверены, что деньги похитили сотрудники милиции.

Единственный возможный выход из подобной ситуации, по мнению Панфиловой, - это проведение независимого расследования: "третейского расследования - как принято во всем мире - в случаях резонансных дел, в случаях коррупционных дел, когда общество обвиняет власть".

"Сознательное ухудшение условий"

Правозащитники добиваются расследования как хищения, так и обстоятельств смерти Сергея Магнитского.

Председатель общественной наблюдательной комиссии Москвы Валерий Борщев вместе с коллегами по горячим следам расследовал смерть Магнитского и утверждает, что условия, в которых юрист содержался в течение года, пока находился под следствием, с течением времени ухудшались, пока, наконец, не привели к смерти.

"25 июля, начальник СИЗО Прокопенко за неделю до проведения назначенного УЗИ и плановой операции - в Матросской тишине больницей установлено, что человек болен и ему необходима операция, - его переводят в Бутырку. Где нет больницы и условий для оказания специализированной медицинской помощи. Когда я спросил, почему вы переводите, он сказал: "А мы там решили сделать ремонт". Это требует расследования. Мы описали в нашем отчете, как его за три месяца в восемь камер переводили, одна хуже другой, это тоже сознательное ухудшение условий", - заявил Борщев.

Во вторник стало известно, что по делу о Магнитского была назначена и проводится дополнительная экспертиза.

"В ходе предварительного следствия было проведено три судебно-медицинских экспертизы, в том числе и в Российском кардиологическом научно-производственном комплексе. Все эти экспертизы показали, что причиной смерти Магнитского явилась острая сердечная недостаточность на фоне дилятационной кардиомиопатии. Вместе с тем выявлен ряд противоречий в заключениях экспертов и специалистов", - сообщил представитель Следственного комитета при прокуратуре России (СКП) Владимир Маркин.

Глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева рассказала, что две недели назад также была допрошена по делу Магнитского, хотя, все ее участие сводится к тому, что она состоит в рабочей группе по расследованию смерти юриста.

"Она [следователь] мне объяснила это так, что я как председатель Московской Хельсинкской группы дважды писала в Следственный комитет. [спрашивая о том, как продвигается расследование] Она мне объяснила, что единственный способ положить эти мои документы к делу - приложение с результатами общественного расследования – это допросить меня", - сказала правозащитница.

Новости по теме