Речь Медведева: народу понравиться и элиту не вспугнуть

  • 30 ноября 2010
Президент Дмитрий Медведев оглашает послание Федеральному Собранию 30 ноября 2010 года

Президент России Дмитрий Медведев выступил с третьим, а в истории постсоветской России - семнадцатым президентским посланием Федеральному Собранию.

У этого мероприятия уже сложились традиции, частью позаимствованные за границей, частью основанные на российской политической культуре.

Media playback is unsupported on your device

Послание - не указ, и не распоряжение. Это декларация о намерениях и формирование имиджа. От него ждут не столько особых конкретных результатов, сколько рекламного эффекта.

В каждом послании обязана присутствовать запоминающаяся "изюминка". В 2008 году Медведев предложил продлить президентский срок с четырех до шести лет. Прошлогоднее выступление запомнилось, главным образом, словом "модернизация" и идеей сократить в России количество часовых поясов.

"Гвоздем" нынешнего послания стала тема заботы о подрастающем поколении. О детях президент говорил полчаса, о политической системе - три минуты.

Интрига

Предыдущее послание готовилось на основе предложений граждан, переданных через интернет. Кремль заранее сообщил, что оно станет развитием идей, изложенных в программной статье Медведева "Россия, вперед!". В этот раз текст писался узким кругом спичрайтеров в глубокой секретности.

Сам президент добавил интриги, ровно за неделю до оглашения послания раскритиковав в своем блоге "симптомы застоя" в политической системе.

По данным осведомленных источников, дата оглашения послания была якобы отложена на две недели.

Накануне Медведев оповестил всех через Twitter, что в предыдущие выходные вовсе не отдыхал, работая над текстом, а в последний вечер даже остался из-за этого без ужина.

Все это могло быть рекламным ходом для привлечения дополнительного внимания к посланию. Но политолог Дмитрий Орешкин не исключает, что президент хотел сказать что-то иное, а затем было принято некое решение, в соответствии с которым 53-страничный документ подвергся кардинальной правке.

Так ли это, или Дмитрий Медведев произнес то, что собирался произнести изначально - послание, сделанное за год до президентских выборов, может многое сказать о его планах.

"Скромно выступил президент, скажем так", - заявил Орешкин Русской службе Би-би-си.

"Те, кто ожидал громких сенсаций, оказались разочарованы", - согласился ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры Павел Салин.

На двух стульях

Однако оба эксперта склонны считать, что "приземленный" характер послания и отсутствие в нем крупных реформаторских инициатив свидетельствуют не об отказе Медведева от борьбы за Кремль, а наоборот, являются предвыборным ходом.

Image caption Патриарх Кирилл вошел в зал с первыми лицами государства

Все зависит от того, что считать электорально выигрышным. Мнения "продвинутого" меньшинства и нынешней российской элиты, а также основной массы избирателей по этому вопросу, как известно, отличаются довольно сильно.

Владимир Путин однозначно связал себя с определенной частью общества и системой ценностей. Выбор он сделал давно, а августовским интервью о "дубине" оттолкнул сколько-нибудь либерально мыслящих людей окончательно и бесповоротно.

Дмитрий Медведев может быть "президентом всех россиян", но для этого ему необходимо соблюсти баланс.

С одной стороны, как считает президент фонда "Петербургская политика" Михаил Виноградов, он выстраивает свой имидж, ориентируясь "на тех, кто не в восторге от нулевых годов и хотел бы каких-то изменений". С другой стороны, в России трудно рассчитывать на массовую популярность в образе "президента интернет-пользователей", тем более, радикального реформатора.

"Стратегия малых ходов и малых шагов кажется эффективной", - говорит Дмитрий Орешкин.

Видимо, это совпадает с позицией Медведева, который неделю назад написал в своем блоге, что "реформы должны быть постепенными, но неуклонными".

По мнению Павла Салина, президент исходит из того, что "модернизация должна быть не только экономической, но и социальной, а уж социальная модернизация приведет, в конечном счете, к модернизации политической".

Даже в Соединенных Штатах избирателей в первую очередь волнуют, как выражаются тамошние политологи, "проблемы ножа и вилки", а уж российский электорат и подавно склонен воспринимать демократию и политические реформы как "барскую затею", которая еще неизвестно, чем кончится.

Часть экспертов и общественных активистов исходят в своих выкладках из того, что если Медведев намерен бороться за второй срок, он должен делать это непременно под лозунгом либерализации. Однако в условиях России акцентирование данной темы и, в особенности, противопоставление себя в этом плане Владимиру Путину, скорее, закончатся поражением.

По мнению Дмитрия Орешкина, выбор из всех социальных проблем именно "детской" надо признать удачным.

На самом деле, рассуждает эксперт, "постыдно низкие зарплаты при постоянно растущих ценах и еще более быстром росте тарифов ЖКХ" волнуют общество куда больше, чем помощь семьям с тремя детьми, которые являются в России исключением. Но здесь трудно что-либо обещать, еще труднее - сделать, а разговор о детях всегда вызывает у людей эмоциональный отклик.

Европейские, и особенно американские политики тоже широко используют тему семейных ценностей.

Накануне оглашения послания некоторые наблюдатели высказывали мнение, что президент оказался в непростом положении: перед выборами население ждет от государства социальных обещаний, а провозглашенная им модернизация требует либерального экономического курса и опоры на людей, по выражению самого Медведева, "готовых жить без государственной опеки".

Сделав акцент на детях, глава государства, очевидно, преодолел это противоречие.

Главный адресат

При этом главным адресатом послания, по мысли Дмитрия Орешкина, были не избиратели, а те восемьсот с небольшим человек, которые собрались слушать Медведева в Георгиевском зале Большого Кремлевского дворца.

Image caption В Георгиевском зале собралась верхушка правящего класса России

"Действовать медленно, аккуратно, чтобы никого не потревожить - это послание не населению, а элитным группам, - говорит он. - Эти группы понимают, что что-то нехорошо, что многое надо менять, но им сильно не нравится мысль о серьезной политической реформе, о проведении честных выборов, о ренессансе политической конкуренции. Президент ясно дает понять, что на эти территории не покушается, и интересов элиты трогать не будет".

Павел Салин видит ситуацию несколько по-другому. По его мнению, "Медведев демонстрирует, что российская элита расширяет горизонт прогнозов", и сам он "мыслит не в контексте выборов 2012 года, а заглядывает вперед на десятилетия".

Действительно, чем ближе выборы, тем сильнее Кремль и выражающая его интересы часть экспертного сообщества стараются дать понять, что переживать по данному поводу особо и не следует. Есть, мол, некая "элита", ее консолидированная позиция и неизменный курс, мечтающие о переменах могут расслабиться и отдыхать, а кто станет президентом в 2012 году - вопрос технический.

Демонстрация жесткости

Один раз во время выступления в голосе Дмитрия Медведева зазвучал металл: когда он с нажимом, если не сказать, с угрозой заговорил о сотрудничестве России и Запада в создании европейской ПРО.

"В этом зале я хотел бы открыто сказать, что в ближайшее десятилетие нас ждет следующая альтернатива: или мы достигнем согласия по противоракетной обороне и создадим полноценный совместный механизм сотрудничества, или же (если нам не удастся выйти на конструктивную договоренность) начнется новый виток гонки вооружений. И нам придется принимать решение о размещении новых ударных средств", - заявил он.

Кому, собственно, адресовал президент свой решительный тон? Той части подчиненных, которые считают создание совместной ПРО сдачей позиций? Или зарубежным партнерам: не сможем договориться на приемлемых для нас условиях - ждите "новых ударных средств"?

Павел Салин придерживается второй точки зрения. Дмитрий Медведев таким образом излил "досаду и разочарование" политикой Запада.

"То же самое испытал Путин, когда в начале своего президентского срока протянул руку Западу и не получил ответной реакции. Россия готова вложиться в систему ПРО, но получить какой-то пакет акций в контроле над ней. Это касается не только системы ПРО, но и всей системы принятия решений на Западе. Когда заканчиваются декларации, конкретные предложения российской стороны не встречают понимания. Никто не хочет делиться влиянием в рамках евроатлантических институтов", - говорит он.

Дмитрий Орешкин, напротив, полагает, что "жесткая риторика обращена вглубь страны".

"Медведев не заблуждается насчет реальных возможностей военно-промышленного комплекса России, - говорит он. - И Медведев, и Путин прекрасно понимают, что с Западом надо договариваться. Но не все казаки довольны тем, что шашки предложено вложить в ножны. Есть люди, которые хотят, чтобы страна давала побольше денег на разработку новых вооружений, или, как говорят циничные политологи, на пилеж бюджета".

"Этот сектор элиты и общества ориентирован, в основном, на Путина, а Медведев тоже хочет показаться им своим, - продолжает Орешкин. - Именно им он посылал сигнал, играя желваками в путинском стиле. Медведев боится, что у него возникнет имидж "голубя". У нас не любят "голубей", у нас любят "крутых" мужчин, которые способны кого-нибудь "нагнуть", хотя бы словесно".

Если эксперты не ошибаются, то своим посланием действующий президент сделал весомую заявку на второй срок. Вопрос в другом: много ли от этого изменится?

Новости по теме

Ссылки

Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.