Последнее обновление: вторник, 21 декабря 2010 г., 19:16 GMT 22:16 MCK

Причина бездомности - алкоголизм

Для проигрывания необходимо включить поддержку Java-скрипта и установить новую версию Flash

Запустить в Real Player или Windows Media Player

В преддверии Рождества и Нового года Всемирная служба Би-би-си подготовила специальный проект, рассказывающий о людях, у которых нет особых причин радоваться предстоящим праздникам, - о бездомных, живущих на улицах разных городов мира.

Bbcrussian.com открывает проект материалом о московских бездомных.

Для России первопричина бродяжничества и бездомности это алкоголизм, считает руководитель Департамента социальной защиты населения Москвы Андрей Пентюхов. При этом эксперты отмечают, что многие люди приобретают алкогольную зависимость уже на улице.

62% бродяг Москвы имеют жилье, но не могут вернуться в него по каким-то причинам, говорят в московском правительстве. А 90% живущих на улице - те, кто приехал в столицу на заработки из регионов.

Большинство приехавших в Москву в поисках работы стали бездомными уже в столице.

Михаил Жуков

В 2000 году Михаил Жуков начал пить и ушел из семьи, сейчас он живет в центре для бездомных

"Не смог найти себе применение или работу, работодатель обманывает, не платит зарплату. Ему стыдно вернуться домой без денег, утрачивает документы. Думает, что найдет работу без документов, на это наслаивается алкоголизм", - так, по словам Пентюхова, начинается "путь нисходящей социальной мобильности", ведущий на социальное дно.

"Существует ошибка в массовом сознании: как будто бездомные съезжаются в Москву. А съезжаются не бездомные, - говорит Елена Коваленко, ведущий эксперт аналитического центра Институт городской экономики.- Это такие же обычные люди, как любой гражданин Российской Федерации, более мобильные, которые пытались найти работу в Москве".

По мнению Елены Коваленко, главная причины бездомности лежит в экономике, а не в людях: "Если 90% приезжие, то тут сразу возникает макроэкономическая причина: явно это социально-экономическое развитие регионов, если люди не могут устроиться там на работу и жить со своей семьей".

Бродяги и бездомные

30-летний Денис Удовиченко приехал из Ростова-на-Дону, живет в Москве уже пять лет. В Ростове у него есть квартира, где живут родители и дочь.

Денису Удовиченко делают перевязку

Бездомного Дениса Удовиченко избили, когда он пытался получить заработанные деньги

"Дочь родилась, когда мне 17 лет было, моя подруга оставила ее в роддоме, а моя мама девочку оттуда забрала. Я приехал, потому что в Москве больше можно заработать, чем дома в Ростове", - рассказывает Денис.

Еще за день до нашей встречи, говорит Денис, он работал распространителем флайеров одного тату-салона.

"Платили100 рублей за каждого клиента, которого приведу. 500 и даже 700 рублей в день выходило, вчера пришел за оплатой, а они говорят - завтра заплатим, я не согласился, а они меня избили", - объясняет он.

В результате – сотрясение мозга. В больнице наложили швы на лоб и висок. Когда работы нет, говорит Денис, он живет на улице.

"До этого была хорошая работа - газеты продавать у метро, платили 20 тысяч в месяц, а иногда и совсем хорошо – 30 тысяч. Но меня уволили: я два дня не вышел на смену, потому что в автоматы играл", - улыбается он.

Дениса нашли у Павелецкого вокзала сотрудники службы "Социальный патруль". Фельдшер сделал ему перевязку прямо в микроавтобусе патруля. Соцработник патрульной бригады записала фамилию, место и год рождения Дениса в журнал - для базы данных.

Впервые считать бездомных в Москве начали в 2008 году. Сколько в столице бездомных и бродяг, точно неизвестно. В ходе переписи населения, прошедшей в октябре, в Москве было зарегистрировано 6067 человек, живущих на улице.

Сейчас реально на улице - не больше 10 тысяч, уверен Андрей Пентюхов из департамента соцзащиты правительства Москвы. Средний возраст московских "людей улиц" составляет 40 лет.

Из тюрьмы на улицу

Бездомными часто становятся бывшие заключенные. Как объясняет Андрей Пентюхов, до 1995 года действовал еще советский закон, согласно которому осужденного автоматически выписывали с жилплощади. Так, те, кто сел в тюрьму еще в советское время и выходят сейчас, лишены места жительства, куда могли бы вернуться, если родные не готовы их принять.

Работники "Социального патруля"

"Социальный патруль" ищет бездомных на свалках

Фельдшер "Социального патруля" Андрей проработал в пенитенциарной системе 17 лет. "Пошел работать с бездомными, но контингент здесь тот же, что и в тюрьмах", - говорит он.

Алексей Найдион - водитель патруля, раньше работал в Русском христианском радио и в журнале для заключенных. Поэтому видит много общего в работе с бездомными и осужденными.

"Это тоже социальная работа людям в тюрьме рассказывать, что мы может изменить свою жизнь", - считает Алексей. Его жена Наталья тоже работает в патрульной бригаде, она соцработник.

Там же у Павелецкого к машине патруля подошел Резо Ибрагимов из Дагестана. Подвыпивший, но одежда чистая. Говорит, что только вышел из тюрьмы в Нижегородской области. "Мне дали 500 рублей на поезд, я чуть-чуть отметил, до Москвы только на билет хватило".

"Дома ждут?" - спрашивает Наталья Найдион.

"Нет. Есть братья, но у них свои семьи, я к ним без денег не поеду. Я не хочу никому неудобства причинять. Заработать надо сначала, помощи мне тоже не надо", - отвечает Ибрагимов.

"Вот они все так - и гордые, и стыдно им, все хотят на белом коне домой приехать", - резюмирует Наталья.

Семейный конфликт

Еще одна категория бездомных - жертвы мошенничества при сделках с жильем. По словам Андрея Пентюхова в девяностые годы обман при сделках с жильем был на втором месте среди причин бездомности, сейчас - на третьем.

"Социальный патруль"

Бездомным не только оказывают помощь, но и рассказывают, куда можно обратиться

Алексею и Наталье Найдион из "Социального патруля" запомнился сорокалетний Виктор из Сергиева Посада. Его брат продал квартиру, в которой у Виктора была доля. Взамен Виктор получил деньги и прописку в загородном доме.

Как выяснили социальные работники, "загородным домом" оказалась деревянная пристройка 6 на 8 квадратных метров, в которой было прописано 438 человек.

"Распространенная схема, такие дома "резиновыми" называют, - рассказывает Алексей Найдион.

По мнению Елены Коваленко из Института городской экономики, к группе риска потенциальных бездомных относятся и выросшие дети-сироты, и выпускники детских домов, которые не могут адаптироваться в обществе из-за того, что работа по их социальной адаптации не была проведена вовремя.

На втором месте среди причин бездомности, по статистике московского департамента соцзащиты, - семейный конфликт.

"Когда семья распадается, если собственником квартиры является один из супругов, то он имеет право выписать другого из квартиры", - объясняет Андрей Пентюхов.

Фарида я тоже встретила у Павелецкого вокзала. Ему 51 год, уже два года он живет на улице, с виду опрятен.

"Развелся с женой, ее сын не хотел, чтобы я там жил, а жили мы в одной комнате в коммуналке, - мне пришлось уйти", - рассказывает он.

У Фарида есть московская регистрация в той квартире, из которой ушел, и, в отличие от большинства бездомных, - паспорт.

"Все лето красил детские площадки, платили 12 тысяч в месяц, потом строительная компания обанкротилась. Потом устроился дворником за городом, меня только дворником и берут теперь из-за возраста, но платят очень мало - 7 тысяч рублей в месяц", - рассказывает Фарид.

Найти работу дворником, говорит он, оказалось трудно. Кроме того, платят там, как гастарбайтерам, а работать надо без выходных по 12 часов, и еще не всегда дают жилье.

Сейчас Фарид не работает - ходит по помойкам, собирает бутылки и цветные металлы. Говорит, спит в подъездах - только надо еще найти те, которые не закрываются.

"Не знаю, что делать, - говорит Фарид. - Главное теперь как-то праздники пережить, когда все закрыто будет. Ну и что мне остается – может, жениться только на ком-то...".

Антисанитарное состояние

"Если сравнивать западных и российских бродяг, то российские находятся в антисанитарном состоянии, грязной зловонной одежде и очень часто поражены педикулезом и чесоткой", - говорит Андрей Пентюхов из московского департамента соцзащиты.

Центр реабилитации в Люблино

В центр реабилитации в Люблино принимают только тех бездомных, кто бросил пить

В Москве сейчас существуют три дезинфекционных пункта, где бездомные люди могут помыться и пройти санобработку от педикулеза и чесотки, получить чистую одежду и горячее питание.

Однако частные благотворительные организации, работающие с бездомными в Москве, считают, что этих пунктов недостаточно для мегаполиса.

"Только один находится в центре города, у Курского вокзала, остальные - в труднодоступных местах, куда надо ехать на метро, потом на автобусе и еще долго идти пешком. Для бездомных это недоступно все", - говорит Елена Коваленко, автор книги по проблеме бездомности в России.

По ее мнению, именно возможность поддерживать личную гигиену влияет на то, чтобы человек мог сохранять мотивацию как-то изменить свою жизнь.

В Москве также есть только один пункт медицинской помощи бездомных, открытый "Врачами без границ" еще в 1990-е годы, и теперь ставший государственным.

Волонтеры, социальный патруль и центры

Уже несколько лет в Москве с бездомными на улице работают волонтеры шести частных благотворительных организаций. Почти все они христианские - такие, как "Каритас" или фонд "Милосердие"; другие - инициатива частых лиц. Их работники организуют горячее питание и медицинскую помощь на улице у основных вокзалов города. Питание и одежду для бездомных предоставляют и несколько православных храмов.

Бездомная Светлана

Светлана живет на улице с 1992 года. 17% московских бездомных - женщины

Елизавета Глинка - глава международной общественной организации Справедливая помощь, более известная как Доктор Лиза. Она кормит и лечит бездомных по средам у Павелецкого вокзала с 2007 года. Автобус православного фонда "Милосердие" собирает бездомных в ночное время зимой погреться и поспать. Ночлежек для бродяг, где человек может остаться на одну ночь, в Москве нет.

В своем блоге Доктор Лиза пишет, что за прошлую зиму в столице замерзло 200 бездомных.

"Самое тяжелое в нашей жизни - зима", - говорит бездомная Светлана, которая живет на улице с 1992 года.

Обычно, по словам волонтеров, человек выживает на улице в Москве три-пять лет. По словам Евгения Карпова, волонтера в команде Доктора Лизы, из тех, кто приходил к ним питаться три года назад, сейчас остались очень немногие.

Волонтеры говорят, что играют роль посредника между государством и бездомными, подсказывая, где получить помощь, доставляя бездомных в больницы или вызывая социальный патруль.

"Если рядом с бездомным будет стоять волонтер, то тогда скорая помощь это бездомного, скорее всего, возьмет в больницу", - говорит социолог Елена Коваленко.

Проект "Социальный патруль" Департамент социальной защиты Москвы запустил в конце 2009 года. 10 мобильных бригад - водитель, фельдшер и социальный работник - курсируют по городу в поисках бездомных.

Патруль также оказывает медицинскую помощь, может отвезти в дезинфекционный пункт или больницу. Кроме того, бездомным рассказывают о социальных центрах адаптации.

Таких центров восемь, почти все они расположены в пригородах Москвы. По словам главы социального департамента Андрея Пентюхова, именно эти центры дают бездомным возможность вернуться к нормальной жизни: помогают восстановить утраченные документы, оформить пенсию и даже найти работу.

Государство и бездомные

Главное условие таких центров - отказ от алкоголя. Коваленко считает, что это как раз является большим ограничением. Не все бездомные готовы сделать это сразу и самостоятельно. А центры не очень активно работают с наркологами.

Бездомный Алексей

Алексей приехал в Москву работать строителем, но ему не заплатили за работу, и он оказался на улице

"У нас получается, что люди пять лет провели на улице, а мы от них ждем, что они сразу - раз, и пойдут работать, и у них все станет хорошо. Так не бывает", - говорит эксперт.

Самый крупный центр в Люблино рассчитан на 600 мест и предлагает одноразовое питание, но даже сейчас, во время декабрьских холодов заполнен только на две трети. В самом центре говорят, что зимой принимают всех, даже пьющих.

По словам Елизаветы Глинки, в Польше есть 900 ночлежек для бездомных. В Москве - восемь, и то не для всех. В справочниках для бездомных, с адресами учреждений, выпущенных Департаментом соцзащиты, перечисляются документы, с которыми бездомный может быть принят в некоторые из них: флюорография, результаты анализов на ВИЧ, другие инфекционные заболевания, выписка из домовой книги для москвичей.

"Не то, что бездомному, обычному человеку не так просто будет собрать все документы", - резюмирует Глинка.

Андрей Пентюхов из Департамента соцзащиты заявляет, что московские центры предлагают бывшим бездомным работу на заводах и фермах в соседних регионах, с которыми есть специальные соглашения. Есть и общежития, которые предоставляют дешевое жилье.

"Я много общалась с центрами в регионах. Не думаю, что центры помогают всем трудоустроиться, может, единицам помогают найти квартиру, но не массово, - ссылается Елена Коваленко на опыт общения с региональными центрами социальной адаптации для бездомных. - То есть человек провел в центре год, как-то морально реабилитировался и получил паспорт, а дальше-то что?".

По ее словам, без работы и жилья бездомный снова оказывается на улице. Может быть, именно поэтому, по словам Анатолия Каверина, начальника приемного отделения Центра для бездомных в Люблино, большинство его обитателей находятся там повторно.

Бродяги–москвичи могут пробыть в московском центре до года, а приезжие – до месяца. Анатолий Каверин говорит, что бродяг из других регионов центр отправляет туда, откуда они приехали, передавая их на попечение местным социальным органам.

Но проблема здесь в том, считает социолог Коваленко, что учреждений, который специализируются на работе с бездомными, всего 140 на всю страну. Это значит, они есть далеко не в каждом городе, а социальные службы не могут содержать человека без жилья.

Станция метро "Павелецкая"

"Социальный патруль" помог Алексею доехать до центра реабилитации

23-летний Алексей Тарасов очень рад, что попал в центр Люблино.

"В конце ноября меня выгнали из квартиры, которую снимал, документы там все остались, пришлось уйти с работы. Я две недели по подъездам ходил и две недели не спал", - рассказывает он.

Последняя работа ассистентом декоратора на Мосфильме очень нравилась Алексею, но без документов в Москве никуда, решил он. Не знал, куда пойти за помощью, пока на днях ему не подсказали адрес центра.

Тарасов приехал в столицу из Пензы на заработки пять лет назад как самый старший в семье. Он, его три брата и две сестры выросли в детском доме, сейчас он отсылает им деньги. При этом, рассказывает Алексей, ему очень помог юрист из Люблино.

"Как детдомовцу мне полагается квартира, а мне после детдома предоставили только комнату и то на двоих с приятелем. Юрист в центре сказал мне - воюй! Вот поеду в Пензу и буду за свою квартиру воевать, для меня главное сейчас жилье", - говорит он.

В России, отмечают эксперты, нет системы, которая бы позволяла человеку покончить с бродяжничеством. По словам Елены Коваленко, созданная сегодня система позволяет бездомному как-то выжить, поддержать его на определенном уровне и решить проблему с документами, но все равно не позволяет подняться на уровень выше и быть включенным обратно в общество.

"Ведь почти все бездомные имеют среднее образование и какую-то специальность, - отмечает Елизавета Глинка. - А 10% даже имеют высшее образование".

Чтобы возвращать людей в общество, с ними нужно вести серьезная работа, заключают эксперты.

В качестве профилактики бездомности, предлагает аналитик из Института городской экономики, следовало бы выявлять тех, кто только-только попал в ситуацию бездомности и не успел там закрепиться и получить алкогольную зависимость.

"Ведь многие попадают на улицу без такой зависимости, а пить начинают уже на улице от безысходности, чтобы согреться, чтобы общаться с теми, кто оказался в такой же ситуации, - поясняет он.

Для этого должна быть социальная реклама на вокзалах с информацией о том, где получить помощь, говорит эксперт, - чтобы бездомные "не застревали и не пили несколько лет на улице, пока не отморозят ноги и не попадут в поле зрения [социальных] служб".

Бездомные и общество

Алексей Найдион никогда не употребляет слова "бомж" - говорит, это слишком негативно и уничижительно звучит, слишком негативно.

"Я всегда говорю – "бездомный человек", ведь это же люди, - поясняет он, добавляя, что бездомные беззащитны перед обществом. - Их и малолетки спящими поджигают, резвятся так по всей Москве сейчас. И "паспортисты" за ними охотятся".

"Паспортистами" называют мошенников, которые убивают бездомных, чтобы завладеть их паспортами и заключить по ним какую-нибудь сделку.

"Превалирует такое отношение в обществе, - объясняет Алексей, - что бездомные сами виноваты, что так живут. Люди смотрят на них свысока: мол, со мной так никогда не случится. Говорят им - пить надо меньше".

Однако, по его мнению, на улице оказываются самые разные люди, и обществу нужно проявлять к ним больше сочувствия.

"Их обвиняют, что пьют и ничего не хотят делать. Но не говорят, что бездомные могли бы сделать и что мы от них ждем, как общество", - согласна с ним Елена Коваленко.

BBC © 2014 Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.

Эта страница оптимально работает в совеменном браузере с активированной функцией style sheets (CSS). Вы сможете знакомиться с содержанием этой страницы и при помощи Вашего нынешнего браузера, но не будете в состоянии воспользоваться всеми ее возможностями. Пожалуйста, подумайте об обновлении Вашего браузера или об активации функции style sheets (CSS), если это возможно.