Ульяновский молибден-99: возможности и угрозы

  • 19 января 2011
НИИ атомных реакторов
Image caption НИИ атомных реакторов в Димитровграде

Российские атомщики рассчитывают стать ведущим игроком на мировом рынке молибдена-99. В Ульяновской области запущено производство этого радиоизотопа, широко применяемого в ядерной медицине.

Росатом надеется воспользоваться ситуацией, сложившейся в мире после закрытия реактора-наработчика молибдена-99 в Канаде.

Однако эксперты, опрошенные bbcrussian.com, предупреждают, что "молибденовый проект" таит в себе ряд серьезных угроз - как для населения Ульяновской области, так и для всего мира.

Производство изотопа начато в Димитровграде, втором по величине городе Ульяновской области, на базе НИИ атомных реакторов (ОАО "НИИАР).

Молибден-99 - основной изотоп, который применяется в медицине для изготовления радиофармпрепаратов, используемых при лечении онкологических заболеваний или проведении диагностических процедур. Современные технологии позволяют локально воздействовать на злокачественные клетки, не отравляя химиотерапией весь организм.

Глава госкорпорации "Росатом" Сергей Кириенко уже заявил, что "Россия может стать одним из значимых поставщиков молибдена на мировом рынке".

Специалисты, впрочем, сходятся на том, что российский медицинский изотоп самим россиянам пока не очень-то пригодится.

Удачный момент для России

По мнению аналитиков, с экономической точки зрения Россия выбрала самое удачное время выхода на мировой рынок молибдена-99.

Собственно, в мировой системе здравоохранения для диагностики и лечения широко используют радиоизотоп технеций-99, который как раз и является продуктом распада молибдена-99.

Так сложилось, что молибден-99 во всем мире производят лишь на нескольких ядерных реакторах.

Известно, что до недавнего времени потребности в этом источнике излучения на 85% покрывали два реактора – один в Голландии, другой - в Канаде. Остальные 15% приходились на два французских и один бельгийский реактор.

Ситуация на мировом рынке кардинально изменилась после планового закрытия реактора-наработчика молибдена-99 в Национальном исследовательском университете Канады.

Образовался серьезный дефицит этого изотопа, что вызвало переполох в радиологических клиниках многих стран.

"С пуском второй очереди (свыше 2500 кюри в неделю) производства молибдена-99 в Димитровграде летом 2011 года доля России возрастет до 25-30%, а в перспективе она увеличится до 33-38%", - считает ведущий эксперт управляющей компании "Финам Менеджмент" Дмитрий Баранов.

По его словам, в настоящее время предприятия Росатома выпускают чуть более 22% всех промышленных изотопов в мире.

"Весь произведенный в ОАО "НИИАР" и не востребованный российскими заказчиками молибден уже законтрактован на десять лет канадской компанией MDS Nordion, являющейся ведущей компанией в продвижении на мировой рынок медицинских изотопов", - отметил Баранов.

Он также подчеркнул, что канадская фирма будет покупать молибден-99 по мировым ценам.

Урановый вопрос: ВОУ или НОУ?

В настоящее время производство молибдена-99 может быть основано на двух технологиях – с использованием высокообогащенного урана (ВОУ) и использованием низкообогащенного урана (НОУ).

В Димитровграде пока будет применяться первая, несмотря на то, что уже почти на протяжении двух десятилетий правительство США, а также международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) выказывают крайнее недовольство этой технологией.

"К сожалению, та технология, которая сейчас у нас внедряется, рассчитана на высокообогащенный уран. Но мы располагаем своими разработками… Мы создали технологию уран-цинковой мишени и пирохимической экстракции молибдена, которая позволяет работать с низкообогащенным ураном", - заявил в интервью информационному ресурсу AtomInfo.Ru заместитель генерального директора МАГАТЭ Александр Бычков.

Официальный представитель госкорпорации "Росатом" в интервью bbcrussian.com подтвердил, что "сейчас при производстве первой контрактной партии молибдена-99 используются мишени из высокообогащенного урана".

"Но по мере запуска второй линии комплекса и начала промышленного производства НИИ атомных реакторов перейдет на технологию производства с использованием низкообогащенного урана. Это связано, в том числе, и с рекомендациями США, предлагающих использовать низкообогащенный уран на исследовательских реакторах", - отметил представитель "Ростома".

Конкретных сроков возможного перехода на использование НОУ он не обозначил.

За альтернативы надо платить

И российские и американские эксперты уже давно предлагают использовать в качестве сырья не уран-235, а уран-238 - безопасный и довольно дешевый.

В этом случае необходимость в ядерном реакторе отпадет, поскольку для получения необходимых изотопов уран-238 можно лишь облучать пучком фотонов высоких энергий.

Его источником может выступать обычный ускоритель электронов, отмечают эксперты.

С финансовой точки зрения это также обошлось бы дешевле, ведь такое производство не оставляет радиоактивных отходов, проще его эксплуатация и ниже вероятность возникновения аварийных ситуаций.

Однако переход на эту технологию неизбежно потребует инвестиций.

"Почему сейчас применяется технология с использованием ВОУ? Ответ очень простой: потому что это дешевле, это выгоднее. Безопасное производство повлечет вложение достаточно больших средств", - заявил bbcrussian.com член-корреспондент РАН, доктор биологических наук, профессор Алексей Яблоков.

Это подтверждают в своем докладе и американские исследователи из Принстона Фрэнк фон Хиппель и Лаура Кан.

"...Поскольку, похоже, нет экономических преимуществ от конверсии [от использования ВОУ — к НОУ], до тех пор, пока конверсия не требуется, нельзя ожидать, что крупные производители будут добровольно подвергать себя затратам", - подчеркивают они.

Кроме того, эксперты считают необходимым минимизировать производство на основе ВОУ из-за возможной террористической угрозы - ведь около 50 кг оружейного урана достаточно для изготовления ядерной бомбы, подобной той, что уничтожила Хиросиму.

Отходы и полигон: есть проблемы?

По словам сотрудника госкорпорации "Росатом", "материалы, оставшиеся после радиохимической переработки, уходят в рецикл".

"К примеру, оставшийся уран может опять дооблучаться. Те же продукты деления, которые нельзя уже использовать в производстве, будут оставаться на полигоне НИИ атомных реакторов в Димитровграде", - сообщил представитель "Росатома".

По мнению руководителя димитровградской общественной организации "Центр содействия гражданским инициативам" Михаила Пискунова, одна из основных проблем в производстве молибдена – отходы.

"Помимо жидких, у этого производства будут и газообразные отходы. Куда будут уходить газы? Можно предположить, что в атмосферу", - говорит Пискунов.

Еще в 2000 году в НИИАР планировалось начало эксплуатации технологического комплекса по изготовлению молибденовых источников ионизирующего излучения.

В заключении экспертизы, проведенной Научно-техническим центром по безопасности в промышленности, отмечается, что в связи с этим "ожидается увеличение объема жидких радиоактивных отходов, направляемых в подземное хранилище, приблизительно на 10 тыс. кубических метров в год".

В документе сообщается, что "возможно также повышение величины средней объемной активности отходов за счет продуктов деления урана на 10-20%".

Кроме того, обеспокоенность у экспертов вызывает опытно-промышленный полигон НИИ атомных реакторов, где будут оставаться жидкие радиоактивные отходы.

В прошлогоднем докладе международной экологической группы "Экозащита" утверждается, что "ненадежность полигона НИИАРа подтверждается исследованиями, выполненными независимыми от атомного ведомства организациями".

"В частности, - отмечается в тексте доклада, - в результате исследований, проведенных специалистами ЦНИИгеолнеруда из города Казани, на основе дешифрования снимков из космоса в районе полигона НИИАРа была выявлена густая сеть нарушений рельефа, связанных с глубинными разломами".

В связи с этим эксперты утверждают, что "рассекая осадочные толщи, эти разломы вполне могут способствовать вертикальной миграции жидких радиоактивных отходов".

"Также специалистами ЦНИИгеолнеруда обнародована карта, на которой обозначено два тектонических разлома, пересекающихся недалеко от полигона НИИАРа. Причем один из разломов пересекает Черемшанский залив Волги. По мнению казанских специалистов, именно в этом месте закачанные радиоактивные отходы, скорее всего, уже выходят из глубинных пластов, загрязняя Волгу", - подчеркивается в докладе "Экозащиты".

В акте экологического обследования опытно-промышленного полигона НИИ атомных реакторов, проведенного комиссией в марте 1991 года по поручению председателя госкомиссии Совмина СССР по чрезвычайным ситуациям Виталия Догужиева, сообщается, что "состояние работ по обезвреживанию и утилизации жидких радиоактивных отходов таково, что реализация технологии отверждения слабо и средне-активных отходов возможна с 1995-97 гг., а высокоактивных – с 2000 года".

"Приведенные сроки, - подчеркивается в документе, оказавшемся в распоряжении bbcrussian.com, - следует рассматривать как завершающие для работы полигона, после чего он должен быть переведен на консервацию".

Однако заместитель директора по радиационной безопасности НИИАРа Владимир Гремячкин заявил bbcrussian.com, что "все образующиеся при производстве отходы перерабатываются, компактизируются и хранятся по отработанным в течение многих лет в институте технологиям".

По его словам, "новое высокотехнологичное производство не изменяет параметры безопасности деятельности института и влияния на окружающую среду".

Поставлять изотоп... для кого?

Специалисты подтверждают, что за ядерной медициной – будущее. Ежегодно в мире проводится около 30 млн. радиофармацевтических лечебных процедур.

Однако в самой России, претендующей на то, чтобы стать основным поставщиком молибдена-99, потребность в этом изотопе минимальна.

Ранее глава "Росатома" Сергей Кириенко заявил, что сейчас внутренние потребности российских медицинских и исследовательских учреждений в изотопе не превышают 200 кюри в неделю.

Почему?

По словам кандидата медицинских наук, президента Общества специалистов доказательной медицины Кирилла Данишевского,"у онкологических больных в России шанс получить современное лечение, соответствующее современным практикам, не превышает, как правило, 10%".

"Лучевая терапия в России нуждается в дальнейшем развитии. Надо понимать, что онкоцентров довольно много. Это не проблема, что номинально отсутствует достаточное количество учреждений, это, прежде всего, проблема оборудования на современном уровне", - поясняет эксперт.

По его словам, новейшие технологии с использованием изотопов в России зачастую просто негде применять.

Данишевский отметил, что инфраструктура для лечения большинства онкологических заболеваний за пределами российской столицы очень слабая, а во многих регионах просто отсутствует.

С ним согласен заместитель председателя комитета по охране здоровья Госдумы России, доктор медицинских наук, профессор, действительный член (академик) РАМН Сергей Колесников.

"У нас, к сожалению, действительно недостаточно современного оборудования, поэтому потребность в России [в радиоизотопе молибден-99] пока невысока", - признал Колесников.

Академик и депутат, впрочем, отметил, что благодаря грядущей модернизации здравоохранения будут введены определенные стандарты лечения: "Для лечения онкозаболеваний будет утверждено порядка 80-100 стандартов".

Известно также, что в Димитровграде к 2013 году должен быть построен первый в России федеральный центр медицинской радиологии.

Все решает экономический аспект

Эксперты подчеркивают, что нельзя не учитывать многогранность "молибденового проекта".

С одной стороны, он направлен на сохранение здоровья людей, с другой – нельзя отрицать, что этот проект является высокоприбыльным бизнесом, причем, возможно, опасным для населения, проживающего в непосредственной близости от места захоронения отходов производства изотопа.

Эксперты убеждены: в сложившихся рыночных условиях Россия не откажется от этого бизнеса.

"Применение другой технологии [основанной на использовании НОУ], несомненно, возможно, но на это потребуется несколько лет и большие затраты", - рассуждает член Общественного совета Росатома Валерий Меньшиков.

Если Россия начнет осваивать другую, более безопасную технологию, то она рискует потерять рынок, - подчеркивает эксперт. - В этом случае Россию кто-то может опередить".

По его словам, в сложившихся условиях любой способ производства, при котором молибден-99 выходит на мировой рынок, оказывается выгодным.

"Россия выступает очень серьезным игроком на этом рынке", - говорит Меньшиков. Он считает, что экономический аспект становится в данном случае приоритетным.

Новости по теме