Военно-промышленный комплекс России: на шаг позади?

  • 22 февраля 2011
Истребитель Су-30 Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Индию российский ВПК снабжает более совершенными самолетами, чем собственную армию

Основная проблема, казалось бы, процветающего российского военно-промышленного комплекса заключается в неспособности оправдать амбициозные задачи, которые перед ним ставят российские военные и политическое руководство, утверждают эксперты.

Несмотря на то, что Россия занимает второе место в мире после США по объему экспорта вооружений, западные специалисты утверждают, что российская оборонная промышленность переживает серьезный кризис - как в техническом плане, так и в области инвестиций.

Стареет персонал, устаревает оборудование, а российская армия обеспечивается вооружением в количестве, недостаточном для полноценной модернизации.

Что еще более парадоксально, отмечают эксперты, собственную армию российский ВПК снабжает техникой, зачастую существенно уступающей по качеству той, что продается за рубеж.

Советское наследие

Россия унаследовала от Советского Союза огромный военно-промышленный комплекс, включающий в себя сотни оборонных предприятий, заводов и конструкторских бюро. Однако с окончанием "холодной войны" и распадом СССР российский ВПК быстро пришел в упадок.

По данным Центра изучения России и стран Восточной Европы университета Бирмингема, финансирование российской оборонной промышленности сократилось в 5-10 раз, и даже сейчас, спустя почти 20 лет, российский ВПК получает из бюджета лишь около 40% от тех денег, которыми он располагал в 1991 году.

"То, что финансирование военной промышленности упало на 90% - это, наверное, преувеличение, но падение было очень глубоким, - подтверждает профессор Российского государственного гуманитарного университета Ирина Быстрова. - Гражданская промышленность, гражданское машиностроение практически прекратили свое существование, но военная все-таки сохранилась".

Быстрова сравнивает 1990-е годы со Смутным временем XVII века, однако подчеркивает, что государственный контроль за ВПК в тот период, хоть и значительно ослаб, но, к счастью, не был совершенно утрачен. "Если бы это произошло, могли случиться и ядерные инциденты, и несанкционированные запуски ракет", - уверена эксперт.

Однако, по ее словам, именно тогда произошел существенный перекос в поставках: поскольку в стране не было денег на закупку собственных вооружений, российская "оборонка" довольно быстро переключилась на экспорт. В результате ВПК удалось сохранить ценные кадры и передовые технологии, однако Россия начала активно вооружать чужие армии, позабыв про свою.

"Только в начале 2000-х годов было провозглашено, что этот разрыв нужно ликвидировать, то есть оборонная промышленность должна работать на свою армию, она должна свою армию снабжать современным вооружением. Сейчас это одна из главных линий - перевооружение именно российской армии", - заявляет Быстрова.

Старая школа

С российским экспертом не согласен профессор Бирмингемского университета Джулиан Купер, специализирующийся на проблемах современной российской экономики и конкретно военно-промышленного комплекса.

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Россия не отступает от своих амбиций и стремится к лидерству в области передовых вооружений

По его словам, главный разрыв заключается в том, что российская оборонная промышленность физически неспособна выполнять амбициозные задачи, которые перед ней ставят российские военные и политическое руководство, стремящиеся к лидерству в области передовых вооружений.

Купер приводит неутешительную статистику. За последние 20 лет количество работников, занятых в российской оборонной промышленности, сократилось с 5,5 млн до 1,5 млн человек. При этом они стремительно стареют. Средний возраст сотрудников оборонных предприятий составляет 55-60 лет - более половины из них, по словам британского эксперта, уже достигли пенсионного возраста, а доля специалистов моложе 30 лет составляет менее 0,5% от общего числа.

И здесь, считает Купер, опять же во многом играет свою роль советское наследие. Люди, работающие в оборонной промышленности, не только получают довольно скромную зарплату - значительно меньше, чем, скажем, в бизнесе, - но и работают в обстановке строгой секретности, а значит, испытывают трудности с выездом за рубеж и так далее, а это не слишком привлекает молодых специалистов.

"Это некоторое преувеличение, - не согласна с коллегой Ирина Быстрова. - Я знаю ситуацию изнутри, и знаю этих людей. Молодые кадры там тоже есть. В России достаточно талантливых людей в смысле науки, в том числе молодых. Проблема в том, что нередко не берут на работу новых людей - часто просто нет денег".

"Деньги исчезают неизвестно куда"

Денег российскому ВПК действительно не хватает, согласен Купер. Несмотря на то, что в 2010 году продажа российского оружия за рубеж принесла отрасли 10,6 млрд долларов, очень мало средств вкладывается в новое оборудование. А западные инвесторы не спешат на помощь российскому бюджету.

"Несмотря на триллионные обороты ВПК, инвестиционный климат в России не располагает к инвестициям из-за рубежа. Иностранные компании неохотно вкладывают деньги в российскую промышленность", - отмечает британский эксперт.

Недостаток финансирования связан во многом с несовершенством экономического механизма, согласна с ним Ирина Быстрова. "Очень высокий уровень коррупции, и очень многие деньги исчезают неизвестно куда. Они выделяются, эти деньги! Но потом они пропадают, то есть не доходят до производителей".

В идеале российской промышленности не помешало бы развивать международное сотрудничество, считает Джулиан Купер. Необходимо активнее искать зарубежные инвестиции, подключаться к международным проектам.

Этот процесс понемногу начинается, но пока он находится лишь в зачаточном состоянии, утверждает эксперт. И если Россия действительно намерена модернизировать свою оборонную промышленность, как заявляет российское руководство, ей предстоит проделать в этом направлении еще долгий путь.

В частности, говорит Джулиан Купер, как ни парадоксально это звучит, но, чтобы поднять ВПК, России не помешало бы пересмотреть свою политику, согласно которой на вооружении армии могут стоять только российские технологии.

"Самолеты, которые Россия продает в Индию и другие страны, на самом деле являются более современными и технологичными, чем те машины, которые поступают на вооружение российской армии, - заявляет эксперт. - Почему? Потому что на них установлено изрядное количество зарубежных технических средств - например, французских или израильских вооружений, - которые сами русские не готовы использовать в своих ВВС".

Это при том, что сам российский ВПК очень сильно зависит от поставок из-за рубежа - чтобы удовлетворять запросы своих зарубежных заказчиков, россиянам приходится прибегать к импорту современных технологий.

"Если российская оборонная промышленность готова меняться, становиться более открытой к международному сотрудничеству, снижать требования к секретности, больше вступать в международные контакты и больше платить своим сотрудникам, то есть шанс, что через 10-15 лет российский ВПК не столкнется с ситуацией, когда работать в оборонной сфере будет просто некому", - резюмирует британский профессор.

Новости по теме