Зачем Кадырову полтриллиона?

  • 20 апреля 2011
Город Грозный Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Чтобы осовременить не только Грозный, но и всю республику, Рамзану Кадырову нужно 15 лет и 500 миллиардов рублей

Правительство Чечни попросило почти 500 млрд рублей на развитие республики у министерства регионального развития России. Из этих средств 156 млрд предполагается направить на компенсации жителям, потерявшим жилье "в результате военного кризиса".

Деньги на восстановление экономики чеченские власти запрашивают у Москвы не в первый раз, и они исправно выделяются.

При этом дотации из бюджета, направляемые в Чечню, многократно превосходят поступления в другие российские регионы.

О том, почему республика оказывается в таком привилегированном положении, корреспондент Русской службы Би-би-си Михаил Денисов побеседовал с публицистом и писателем Юлией Латыниной.

Би-би-си: Сумма, которую запрашивает правительство Чечни, в годовом исчислении более чем вдвое превосходит те средства, что республика получает по этой госпрограмме сейчас. Чем вы объясняете такой рост запросов?

Юлия Латынина: Любой человек, оказавшись на месте Кадырова, поступил бы так же. Глава любого региона просит по максимуму, даже если этот регион не называется Чечней, а его глава не называется Кадыров. Он попросил столько, сколько смог попросить.

Би-би-си: Идут ли перечисляемые центром деньги на пользу экономике республики?

Ю.Л.: В Чеченской республике есть единственный действующий социальный институт. Это Рамзан Кадыров.

Глядя на Чечню, мы можем сказать две вещи. Во-первых, можно сказать, что Грозный отстроен. Во-вторых, можно сказать, что экономики в Чечне нет.

Би-би-си: Почему же деньги не помогают улучшению положения дел в экономике?

Ю.Л.: Бюджетные деньги и не должны идти на развитие экономики. Деньги должны уходить на строительство дорог, жилья, бюджетных больниц и так далее. Мы видим, что в Чечне они, по крайней мере отчасти, на это и уходят. Они не должны расходоваться на безумные прожекты, на модернизацию, какое-нибудь Сколково и тому подобное.

Другое дело, что в тех условиях, которые созданы в Чечне, экономика не развивается. Во-первых, условий для развития экономики нет во всей России. Во-вторых, трудно в квази-воюющей стране развивать экономику. В-третьих, ее трудно развивать в условиях чеченского общества, где крайняя степень анархии сменилась крайней степенью централизации.

Развитие экономики связано с тем, чувствуют ли сами граждане себя достаточно свободно и безопасно для того, чтобы делать любой бизнес, не боясь, что его отнимет или обложит данью кто-то приближенный к руководству.

Би-би-си: А чеченские предприниматели не могут чувствовать себя свободно и безопасно?

Ю.Л.: Если они близки к Кадырову, то вполне могут. Понимаете, после смерти Натальи Эстемировой Чечня превратилась в "черную дыру": мало кто знает, что там в точности происходит. И, откровенно говоря, я советую всем забыть о Чечне, потому что Кадыров лучше нас знает, что в ней происходит. Он хочет, пусть сам и разбирается. По крайней мере, в отличие от многих глав регионов, он точно знает, что делает.

Би-би-си: А какие, по-вашему, стратегические замыслы у Кадырова? Кем он видит себя через 10 лет?

Ю.Л.: Кадыров консолидирует собственную власть и борется с салафитами. Он принадлежит к тому религиозному направлению, которое является категорическим противником салафизма и так же противостоит им, как, скажем, герцог де Гиз противостоял протестантам. На мой взгляд это уже неплохо. Я бы даже сказала, что на этом пути он дейстует гораздо эффективнее государственных чиновников.

Кадыров является одним из самых сильных людей в России. Предполагать, что он захочет независимости Чечни? Чечня и так независима от России, если не считать тех денег, которые она от России получает.

Би-би-си: Почему же в Кремле мирятся с ситуацией, при которой значительные средства выделяются без дальнейшего контроля за тем, как они расходуются?

Ю.Л.: Во-первых, власти в России не имеют возможности проконтролировать, куда исчезают деньги в "Роснефти" и "Газпроме", которые чуть ли не им принадлежат. Могущество Кадырова, по-моему, смешно измерять теми деньгами, которые он получает из бюджета: ведь речь идет о человеке, выступающем в роли арбитра в крупных российских бизнес-разборках. Это уже какой-то детский сад - а вот еще из бюджета попросить три копейки.

Кадыров - это эффективное лекарство против боевиков; а для Чечни, видимо, единственно эффективное. В обмен на это Кремль простит ему все. И всем, кто Кадырова критикует, тоже надо об этом помнить.

Новости по теме