Путин: деньги на оружие надо тратить внутри страны

  • 20 апреля 2011
Владимир Путин во время выступления в Госдуме Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Путин и раньше высказывал мнение о том, что Россия должна больше опираться на собственное производство оружия.

Бюджетные средства, выделяемые оборонно-промышленному комплексу (ОПК), не должны "утекать за рубеж", заявил российский премьер Владимир Путин. Эти слова премьер произнес в то время, когда переговоры о покупке французских военных кораблей "Мистраль", по некоторым данным, зашли в тупик.

"Отдельные технологии, образцы, наверное, можно закупать за рубежом, даже нужно. Но мы должны понимать, что перспективную технику последнего поколения никто нам не продаст. Да и мы сами выставляем на мировой рынок вооружений далеко не все, чем мы располагаем", – сказал Путин, представляя в Госдуме отчет о работе российского правительства за 2010 год.

Премьер в своей речи не упомянул проблемы, возникшие на переговорах о покупке во Франции вертолетоносцев. Однако слова о нежелании иностранных компаний продавать "перспективную технику последнего поколения" и о намерении России скорее закупать "технологии и образцы" довольно точно описывают тупик, в который, по мнению экспертов, зашли эти переговоры.

Более того, Путин отдельно назвал сумму, которую планируется выделить на модернизацию именно ВМФ – около 5 триллионов рублей (176,6 млрд долларов).

Это примерно четверть всех денег, которые планируется потратить до 2020 года согласно принятой государственной программе вооружений.

Заграничное оружие

В последнее время ряд российских военных высказывались за покупку у иностранных производителей как отдельных узлов и компонентов военной техники, так и целых систем вооружений.

Самым ярким стало высказывание главкома сухопутных войск Александра Постникова, который на заседании комитета по обороне и безопасности Совета Федерации заявил, что российский танк Т-90 стоит трех немецких "Леопардов", а другие вооружения, в частности, артиллерия и стрелковое оружие, не соответствуют образцам НАТО и даже Китая.

В сентябре прошлого года и сам министр обороны Анатолий Сердюков признался в интервью агентству Bloomberg, что часть средств, выделенных на госпрограмму вооружений, придется потратить на импорт вооружений, в том числе из стран, сравнительно недавно считавшихся противниками в "холодной войне".

В российской прессе сообщалось, что в 2011 году в РФ должно начаться лицензионное производство итальянских бронемашин, говорилось о планах по закупке в Германии брони и элементов трансмиссии для тяжелой бронетехники.

Россия также намеревалась производить совместно с Израилем беспилотные летательные аппараты и даже закупила несколько образцов.

Однако самым крупным контрактом на поставку военной техники должен был стать договор о поставках России ударных вертолетоносцев класса "Мистраль". Эта сделка стала своего рода символом процесса, о котором говорил Сердюков.

"Мистраль" в тупике

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Французский вертолетоносец "Мистраль" стал своего рода символом планов Минобороны по закупке иностранного оружия

20 апреля, по мнению сразу нескольких источников, стал решающим днем на этих российско-французских переговорах. К этому моменту они, по оценкам экспертов, зашли в тупик.

Как сообщает РИА Новости со ссылкой на источник в российском ОПК, главной проблемой на переговорах стало требование России вместе с кораблем поставить боевую информационно-управляющую систему SENIT 9, а также командную систему управления SIC-21.

Последняя связывает различные компоненты французских вооруженных сил в единую информационную сеть, включая корабли, авиацию и различные наземные системы. SIC-21 соответствует всем современным стандартам безопасности НАТО, и, как считают некоторые эксперты, вопрос о передаче этой системы французы не собирались даже обсуждать.

По версии газеты "Коммерсант", переговоры застопорились из-за того, что в протокол о покупке "Мистралей", подписанный ранее, "не была включена цена лицензий и техдокументации на строительство отдельных узлов кораблей на отечественных верфях".

При этом, по версии издания, это якобы произошло по вине замглавкома ВМФ по вооружению Николая Борисова, уволенного 19 апреля президентом. Правда в Минобороны неофициально рассказали РИА Новости, что причина увольнения Борисова не связана с переговорами.

По словам директора Центра анализа стратегий и технологий Руслана Пухова, ошибкой со стороны России было также рассчитывать на то, что сделка, которую уже одобрили на политическом, президентском уровне и в России и во Франции, будет легко согласована на уровне экспертов. И связано это не только с техническими параметрами кораблей и их комплектацией.

"У Франции есть такой имидж enfant terrible Запада, страны, имеющей с Россией какие-то привилегированные отношения. Но на самом деле, при всем этом наследии де Голля, Франция является интегральной частью Запада и с Соединенными Штатами у нее больше общего, чем с Россией", – считает директор Центра анализа стратегий и технологий.

Ранее против этой сделки выступали Грузия, Польша и страны Балтии, а в марте прошлого года заместитель американского госсекретаря Джеймс Стайнберг заявил, что вопрос о военно-стратегических последствиях продажи России "Мистралей" необходимо тщательно изучить.

В России также высказывались сомнения в том, что такой корабль необходимо закупать за границей.

Еще во времена СССР Невское проектно-конструкторское бюро разрабатывало универсальный десантный корабль проекта 11780, и некоторые эксперты предлагали доработать этот проект.

Аргументы об отсутствии подготовленных верфей также не устраивали критиков, которые указывали на то, что подобные конструкции существуют на предприятии "Звездочка" в Северодвинске.

Новый курс

Владимир Путин и ранее выступал за то, чтобы в производстве вооружений Россия опиралась на отечественный ОПК.

Однако, по мнению экспертов, сейчас комплекс страдает от хронического недофинансирования. Как отмечает президент Института стратегических оценок Александр Коновалов, помимо проблем с финансированием, за 20 лет ВПК так и не смог адаптироваться к рыночным условиям, существуя, фактически, по советским правилам.

"Военно-промышленный комплекс, который достался в наследство [от СССР], все эти годы разваливался. Рушились цепочки субподрядчиков, рушились научные школы, потому что люди разбегались. В результате сегодня в производственной базе ВПК по станкам, по машинам, износ [минимум половины оборудования] составляет сто процентов", – считает он.

Многие считают, что в России устарела не только производственная и технологическая база, но также отсутствуют необходимые квалифицированные специалисты, а многие из тех, кто работает, приближаются к пенсионному возрасту

Обе этих проблемы, считают эксперты, исключают возможность внедрения новейших разработок в серийное производство в России.

Тем не менее, по словам заместителя директора центра АСТ Константина Макиенко, высшему российскому руководству могла не понравиться та критика вооружений, которая звучала уже из уст военачальников.

"Там были несколько чрезмерных высказываний. Лидером стал главком Сухопутных войск Постников, который в момент проведения нескольких международных тендеров, в которых участвовал танк Т-90С, высказался о нем самым нелестным образом", – сказал эксперт.

По словам Макиенко, в России сейчас на самом деле и не происходит реальных закупок вооружений за рубежом, а все контракты, которые обсуждаются в прессе, за редким исключением, не реализованы.

"До тех пор, пока Россия находится в ситуации стратегического одиночества, никаких масштабных закупок не будет", – сказал Макиенко.

Впрочем, что касается ситуации с "Мистралем", Макиенко считает, что в конце концов шансы подписать контракт есть, и стороны могут к четвергу урегулировать все несостыковки, поскольку политическая воля к свершению этой сделки у России и Франции все-таки есть.

Новости по теме

Ссылки

Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.