Борьба с коррупцией в России: с миру по нитке?

  • 26 мая 2011
Американские доллары Правообладатель иллюстрации PA
Image caption Борьбу с коррупцией, по мнению президента России, существенно осложняет ее проникновение практически во все сферы жизни

Россия начала процесс присоединения к Конвенции Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) по борьбе с коррупцией.

По мнению российских властей, этот шаг поможет как борьбе с коррупцией внутри страны, так и процессу вступления России в ВТО и в саму ОЭСР, намеченных на ближайшее время. Эксперты, однако, полагают, что при самом благоприятном развитии событий на борьбу с коррупцией уйдет не менее 10 лет.

Россия занимает первое место по уровню корпоративного мошенничества среди стран Европы. Это выводы аналитиков крупной международной аналитической компании Ernst&Young.

По данным Счетной палаты России страна ежегодно теряет от коррупции в сфере госзакупок почти триллион рублей. По словам главного военного прокурора Сергея Фридинского, в России из выделенных на "оборонку" государственных денег крадется каждый пятый рубль.

25 мая глава минэкономразвития страны Эльвира Набиуллина заявила, что борьба с коррупцией "может быть эффективной только если она идет на международном уровне".

ОЭСР, в которую намерена вступить и Россия, в частности, занимается и поддержкой государств-участников в деле подавления коррупции.

В России же широко распространено мнение о том, что коррупция является одним из системообразующих факторов государства. В частности, именно об этом рассказал в интервью bbcrussian.com президент Национального антикоррупционного комитета (НАК) Кирилл Кабанов.

Коррупция как бизнес

Коррупция в России - это бизнес, цель которого вывести активы в удобные для конкретных людей места, в основном, в Европе, говорит Кирилл Кабанов.

С этой точки зрения внедрение в России международных механизмов борьбы с незаконным обогащением будет только в плюс. Но как быть, допустим, с коррупцией чиновников на всех уровнях?

"Коррупция подменила собой идеологию, - рассказывает Кирилл Кабанов. - Наша бюрократия - это примерно то же самое, что в колониальных странах нахождение голландцев, англичан в конце XIX века. То есть выкачиваются ресурсы, дальше они в удобных и комфортных условиях размещаются, и чиновникам не нужно думать о том, насколько будет эффективна медицина, если они лечатся за рубежом. Это касается неприкасаемых, в том числе и в правовом поле".

Коррупция - явление повсеместное, убежден депутат Государственной думы от партии "Единая Россия" Борис Резник, поэтому и бороться с ней нужно сообща, и начинать при этом следует с высокопоставленных чиновников.

"Это вселенское явление, и борьба с ней должна быть международная, взаимопроникающая, и заслоны должны всеми странами ставиться. - говорит Резник. - Если мы начнем бороться с коррупцией на верхах, то, наверное, призадумаются те, кто стоят ниже".

Конвенция ОЭСР, к которой присоединилась Россию, предусматривает, что страны-участницы устанавливают уголовную ответственность за получение взяток госчиновниками, а также ответственность юридических лиц за получение взяток.

Положения конвенции могут применяться и для внутреннего законодательства присоединившихся стран.

"Институциональная алчность"

Борис Резник полагает, что для эффективного решения задач борьбы с коррупцией не хватает жесткой политической воли, намекая на то, что указания президента страны не исполняются в полной мере.

Не далее, как в январе этого года президент России Дмитрий Медведев говорил о том, что зараженность правоохранительных органов страны коррупцией затрудняет борьбу с этим явлением.

По данным Следственного комитета России за 2010 год, 34% от общего числа чиновников, привлеченных к уголовной ответственности за коррупционные преступления, были сотрудниками правоохранительных органов.

Налицо ситуация - о проблеме знают все, глава государства обращает на нее внимание подчиненных, требуя принять меры, а представители, скажем, районной администрации по-прежнему продолжают требовать (и зачастую - получать) деньги за оформление в собственность престижного земельного участка.

Кирилл Кабанов называет это "институциональной алчностью".

"Стратегические задачи большинство чиновников не интересуют. Их интересует вывоз капитала. - говорит глава НАК. - Президент выстраивает механизм, а общество ждет другого. Общество ждет Лобного места, посадок. Посадить людей можно, но как посадить активы? У нас нет соответствующих документов, у нас нет понятия "незаконное обогащение".

Новости по теме