Россия - НАТО: совет без любви

  • 7 июня 2011
Андерс фог Расмуссен Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption НАТО призывает Россию к активному сотрудничеству - и не только в рамках ПРО

Генеральный секретарь НАТО Андерс фог Расмуссен за день до заседания в Брюсселе Совета Россия-НАТО на уровне министров обороны заявил, что самым важным достижением сторон, с которым они приходят к этой встрече, является тот факт, что они перестали считать друг друга угрозой.

Эта тема обсуждается на сайте bbcrussian.com

Комментируя согласованный обеими сторонами документ "Совместный обзор общих угроз безопасности XXI века", генеральный секретарь сказал в интервью Интерфаксу, что "наиболее важно то, чего в документе нет", в списке угроз не перечислены ни Брюссель, ни Москва: "Из обзора ясно, что НАТО не угрожает России, а Россия не угрожает НАТО".

Помимо того, Расмуссен также отметил, как развивается военное сотрудничество сторон, - они проводят совместные учения в области спасательных операций и противодействия терроризму.

"Двадцатый век был веком противостояния НАТО и Советского Союза. Я хочу, чтобы XXI век стал веком сотрудничества России и НАТО", - сказал генеральный секретарь.

Россия относится к сотрудничеству с НАТО более сдержанно. Для Москвы ключевым вопросом остается совместная ПРО, и она не видит какого-то прогресса в решении этого вопроса.

Главный пункт повестки - ПРО

О том, что главным пунктом повестки дня встречи станет именно противоракетная оборона, было объявлено в конце мая.

В своем интервью Андерс фог Расмуссен мягко намекнул, что предпочитает, чтобы министры обороны занялись и другими вопросами: "Эта работа [обсуждение и разработка концепции ПРО] продолжается прямо сейчас, и министры обороны стран СРН на встрече в Брюсселе 8 июня первыми смогут оценить достигнутый на данный момент прогресс. А пока наше сотрудничество по противоракетной обороне продолжается, мы должны осуществлять важное практическое взаимодействие во многих других областях".

Расмуссен также фактически отверг любую возможность того, что НАТО когда-нибудь даст России гарантии того, что любая противоракетная обороны может быть направлена против нее: "Наиболее многообещающий путь к большему доверию – это больше обсуждения, больше политических дебатов и обмена мнениями, а не сложные юридические формулировки, которые трудно будет согласовать, и ратифицировать во всех 29 странах".

Впрочем, постоянный представитель России при НАТО Дмитрий Рогозин, похоже, и не ждет от НАТО каких-то конкретных решений - по его словам, главным партнером России по ПРО остается США.

"Юридические гарантии ненаправленности систем ПРО нам нужны от автора идеи и ее реализатора. Этим автором и реализатором, режиссером-постановщиком и главным исполнителем всех ролей являются США. Европа здесь просто безропотно принимает у себя в гостях чужую военную машину. Европа - это гараж, а нас интересует не мнение гаража, а мнение водителя автомобиля, который в этот гараж паркуется", - сказал он РИА Новости.

Как полагает заведующий отделом европейской безопасности Института Европы РАН Дмитрий Данилов, в отношениях России и НАТО не так уж много точек соприкосновения, и выстраивать отношения Москва склонна все-таки на основе главного проекта - совместной противоракетной обороны.

Главной же проблемой ПРО, по мнению многих экспертов, является то, что ни Россия, ни НАТО пока не шли на серьезные уступки по своим позициям.

НАТО предлагает создать две параллельные системы противоракетной обороны. Россия же настаивает на создании единой ПРО, считая, что, в конечном счете, натовская станет лишь частью глобальной американской системы.

Андерс фог Расмуссен перед началом встречи заявил, что "наилучший вариант – взглянуть вместе на угрозы баллистических ракет, рассмотреть возможность обмена информацией и, в конечном счете, разработать механизмы, которые свяжут два наших отдельных потенциала в данной сфере".

Общие проекты

Андерс фог Расмуссен в своем интервью сравнительно мало говорил о проблеме общей ПРО. Судя по его выступлению, для Альянса гораздо более ценным являются другие совместные проекты и программы.

Генеральный секретарь напомнил о том, что с 6 по 10 июня российские и натовские истребители принимают участие в антитеррористическом учении "Бдительное небо - 2011", а у побережья Испании, корабли и подводные лодки обеих сторон собираются совестно отработать технику подводного спасания.

Помимо того, напомнил он, в Берлине был дан старт работе фонда для финансирования техобслуживания вертолетов афганских сил безопасности, продолжается обучение специалистов в области борьбы с наркотиками из всей Центральной Азии, Афганистана и Пакистана, ведутся работы в области разработки технологии обнаружения взрывчатых веществ.

Многие из этих проектов прямо или косвенно касаются ситуации в Афганистане, в котором продолжает действовать натовский контингент.

Дмитрий Данилов называет это "вынужденным сотрудничеством", и отмечает, что другого такого вынужденного сотрудничества пока не просматривается".

Однако другой эксперт - политолог Андрей Пионтковский - считает, что именно российская помощь НАТО и является самой важной и главной составляющей сотрудничества.

"Это же уникальное явление. Американцы и НАТО сражаются там, решая, как это не парадоксально, задачу безопасности России. Если они завтра оттуда уйдут, возникнет серьезнейшая угроза безопасности России", - сказал он в интервью bbcrussian.com.

"Мы фактически являемся союзниками в военной операции. Поэтому Расмуссен так спокойно и говорит: в настоящих делах идет не просто сотрудничество - военное сотрудничество против общего противника", - считает Пионтковский.

По его мнению, вопрос ПРО вообще не является настолько же важным для НАТО, как для России, поскольку в Альянсе не видят реальных угроз ракетного нападения.

Для Москвы же, считает политолог, который много лет изучал проблему ПРО, вопрос общей противоракетной обороны - скорее внутриполитический.

"Критической точки не достигнуто"

Андерс фог Расмуссен высказался и о традиционных претензиях России - расширении Североатлантического Альянса, в том числе и за счет стран, которые Россия традиционно считает своей зоной влияния.

Генеральный секретарь напомнил, что "НАТО не поддерживает идею сфер интересов или влияния", которой место "на свалке истории", а новые члены Альянса при вступлении в него обязаны "сделать много серьезной домашней работы", достигнув определенных политических стандартов.

"Один из таких стандартов – хорошие отношения с соседями, среди которых зачастую Россия", - сказал он. Подобные заявления НАТО делала и ранее, и в прошлом Россия уже заявляла, что такое положение вещей ее не устраивает.

Как полагает Дмитрий Данилов, сейчас развитие отношений между Россией и НАТО также пока нельзя назвать ни бурным, ни даже динамичным, а сотрудничество вне строительства ПРО - сравнительно незначительным.

"Массива такого сотрудничества не накоплено. Все идет поступательно, все развивается. Очень важно по вертолетам договориться, очень важно соглашение о транзите нелетальных грузов через российскую территорию в Афганистан. Все это очень важно, но это не тот критический пункт, который позволяет говорить о том, что динамика отношений России и НАТО носит необратимый характер", - считает эксперт.

Ливия

Говоря о темах, которые будут обсуждаться на встрече в Брюсселе, Рогозин ранее говорил, что Россия поднимет на ней вопрос об операции в Ливии.

Так 25 мая в интервью телеканалу Россия-24 представитель России в НАТО заявил, что располагает информацией "о готовящейся наземной операции, и мы собираемся эту информацию перепроверить с помощью прямых официальных запросов в НАТО".

Между тем генеральный секретарь Альянса в интервью, опубликованном накануне встречи, вообще никак не коснулся этого вопроса.

По мнению замдиректора института США и Канады РАН профессора Виктора Кременюка, Россия сейчас вряд ли изменит позицию, которая была продемонстрирована во время голосования в Совете безопасности ООН.

"Россия не возражала при голосовании по резолюции в Совете безопасности, она и здесь должна понимать, что Запад действует в духе этой резолюции. Это не обязывает Россию делать то же самое, что и НАТО, но во всяком случае означает, что Россия является партнером НАТО", - считает он.

Москва критикует военную операцию НАТО в Ливии и заявляет о готовности выступить посредником между Триполи и Бенгази, однако, считает Кременюк, если эта миссия не удастся, то "у НАТО будут развязаны руки и Россия не станет возражать".

Новости по теме