Москва-Ташкент: непростой диалог

  • 13 июня 2011
Узбекистан, город Самарканд
Image caption Эксперты не исключают, что волна революционных выступлений может докатиться и до Узбекистана

Накануне открытия в Астане юбилейного саммита стран-членов Шанхайской организации сотрудничества президент России Дмитрий Медведев прибыл с визитом в Узбекистан.

По мнению экспертов, в ходе переговоров узбекский лидер Ислам Каримов будет решать непростую задачу: как и поддержкой Москвы заручиться, и самостоятельность не утратить.

Согласно поступающей информации, беседы пройдут в закрытом режиме. Освещать визит, по настоянию узбекской стороны, будут, как ожидается, только центральные телеканалы двух стран.

Главы государств обсудят развитие ситуации в странах Ближнего и Среднего Востока, в Северной Африке, а также возможное влияние этих кризисных событий на обстановку в других регионах, в том числе Центрально-Азиатском, сообщает Управление пресс-службы и информации президента.

Ряд наблюдателей полагает, что Ислам Каримов, сильно встревоженный чередой свержения режимов в странах арабского мира, надеется получить от Москвы гарантии поддержки на тот случай, если волна революционных настроений докатится до Ташкента.

Однако эти же эксперты напоминают, что узбекский лидер на протяжении своего более чем 20-летнего пребывания у власти делал все, чтобы уйти из-под влияния Москвы, и поэтому ему трудно рассчитывать на реальную поддержку со стороны Кремля.

Себе на уме

Пожалуй, ни с одним из центральноазиатских государств Россия не испытывала таких трудностей в выстраивании стратегического сотрудничества, как с Узбекистаном.

В отличие от Туркменистана, который равно дистанцировался как от Москвы, так от западных стран, и уже тем более в отличие от Казахстана, который считается верным союзником России, Узбекистан все эти годы демонстрировал Кремлю принципиальную неуступчивость по многим вопросам.

Каримов целенаправленно избегал участия в интеграционных структурах, выстраиваемых Москвой на постсоветском пространстве: работу в рамках ОДКБ то игнорировал, то тормозил, не участвовал в создании Таможенного союза, вышел из ЕврАзЭс.

Зато в свое время Ташкент вступил в ГУУАМ – содружество Грузии, Украины, Узбекистана, Азербайджана и Молдавии, которое в Кремле считалось антироссийским. Правда, как вступил, так и вышел.

Довольно косо смотрели российские власти и на американскую военную базу в узбекском Ханабаде.

"В Москве уже много раз убеждались, что все попытки заполучить в лице Ташкента надежного партнера, а то и союзника постоянно натыкаются на особую позицию Узбекистана по ряду важнейших вопросов - в том числе и по вопросу принятия консолидированных мер военно-политического и экономического характера", - говорит эксперт по странам Центральной Азии Аркадий Дубнов.

Последняя такая ситуация, напоминает эксперт, возникла, когда обсуждался вопрос об утверждении нового порядка действий ОДКБ в случае форс-мажорных ситуаций. "Узбекистан блокировал возможность вмешательства ОДКБ в дела кого-либо из ее членов без консенсусного решения всей организации, иными словам, наложил вето на возможность такого вмешательства".

Что-то меняется?

Приглашение Медведеву посетить Узбекистан накануне открытия саммита ШОС в Астане эксперты связывают с изменением геополитической обстановки, приведшим к свержению многолетних правящих режимов в ряде стран исламского мира.

"Узбекистан постоянно лавирует, ищет выгодного партнера – будь то Россия, США или Китай, - говорит главный редактор интернет-портала fergana.ru Даниил Кислов. - Сейчас Каримов очень озаботился чередой революций в исламском мире, ему нужна поддержка, и он прекрасно понимает, что получить ее он может только от союзников по ШОС".

По его словам, Медведев наносит знаковый визит к Исламу Каримову, чтобы показать, что Россия его не бросит: "какой бы ни был, но он наш".

Такого же мнения придерживается и Аркадий Дубнов. Он предполагает, что Медведев мог бы сделать Каримову предложение, от которого невозможно отказаться, и узбекский лидер ждет такого предложения.

"Правящему режиму Узбекистана нужны гарантии на случай, если внутренняя оппозиция захочет его дестабилизировать. Тогда стране может потребоваться надежная внешняя поддержка, хотя бы на уровне дипломатии, а может, и более серьезная", полагает эксперт.

Дипломатические реверансы

В представлении жителей западных стран Узбекистан прочно ассоциируется с коррупцией, пытками, бесправием и подневольным трудом на хлопковых полях.

В апреле 2011 года журнал Newsweek включил Каримова в список десяти мировых деспотов наряду с такими фигурами, как Муаммар Каддафи, Александр Лукашенко, Ким Чен Ир, Роберт Мугабе.

Впрочем, в последнее время Запад немного смягчил свое отношение к узбекским властям. Евросоюз снял с Узбекистана санкции, введенные после кровавого подавления андижанских выступлений, а Вашингтон выразил Ташкенту признательность за поддержку международной коалиции в Афганистане.

Сочувствие мирового сообщества вызывает и положение этнических узбеков в соседней Киргизии: в ходе прошлогодних массовых беспорядков там погибли сотни людей, целые узбекские кварталы были выжжены дотла.

Однако, несмотря на стремление продолжать диалог с Ташкентом, американские и европейские политики не нанесли в Узбекистан ни одного серьезного визита, напоминает Даниил Кислов.

"Каримов остается для Запада изгоем, одним из тиранов, который нарушает права человека, - говорит эксперт. - Поэтому якшаться с ним можно только на уровне дипломатических реверансов, да платы за посильное участие в урегулировании афганского конфликта".

"Окрики из Москвы"

По мнению Даниила Кислова, самое страшное, чего боится Каримов – это впасть в экономическую или политическую зависимость от России. "Выходец из советской партийной верхушки, он хорошо помнит окрики из Москвы, и не хочет, чтобы Узбекистан вернулся к этому".

Боясь превращения Узбекистана в российскую колонию, Каримов активно развивает отношения с Китаем и странами Юго-Восточной Азии – Кореей, Малайзией, Японией, говорит редактор fergana.ru.

"Ему они кажутся более отдаленными, чем Москва, их меньше интересует внутренняя ситуация, поэтому с ними можно заключать более выгодные соглашения, - объясняет он. - Все прекрасно знают, что крупный российский бизнес в Узбекистане чувствует себя не очень комфортно, например, там до сих пор нет ни одного российского банка".

Поэтому никаких прорывов, подписаний особо важных документов на встрече Медведева с Каримовым не будет, уверен эксперт. "Сегодня все делают вид, что в ШОС собрались единомышленники, что Узбекистан в рамках организации может получать поддержку. Но пока что эта поддержка – только в виде визитов, не более того".

Выжидательный подход

Нежеланию Узбекистана более тесно сотрудничать с Россией есть и другие объяснения. По мнению заместителя председателя комитета Госдумы по международным делам Александра Козловского, российский бизнес пока что не может заинтересовать Узбекистан - а насильно мил не будешь.

"Мы можем быстро начать совместную работу, но для этого надо быть действительно интересным и конкурентоспособным, - говорит депутат. - Каримова тоже можно понять. Вы же не хотите, чтобы Россия, например, ценой вступления в ВТО попала в зависимость к американскому бизнесу?".

По мнению Александра Козловского, в отношениях с Узбекистаном Москве не нужно форсировать события.

"Узбекистан не участвует ни в работе ОБСЕ, ни в других парламентских организациях. Значит, сейчас это ему не надо. У них своя жизнь, какой-то инкубационный период. Что-то зреет – ну и пусть зреет, к этому надо относиться спокойно", - считает депутат Госдумы.

Новости по теме