Роcсия грозит НАТО охлаждением и сепаратной ПРО

  • 1 июля 2011
Дмитрий Рогозин Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Дмитрий Рогозин считает, что лучше бы никакой ПРО вообще не было

Если до середины мая 2012 года Россия и НАТО не договорятся по проблеме противоракетной обороны, президент России, кто бы им к тому времени ни стал, не поедет на заседание Совета Россия-НАТО на высшем уровне в Чикаго, заявил посол России при штаб-квартире Альянса Дмитрий Рогозин.

"Просто прилетать в Америку и участвовать в их торжествах российский президент, кто бы им ни был в мае следующего года, не будет, это я могу вам твердо сказать. Глава российского государства не станет принимать участия в чужих праздниках", - заявил Рогозин в интервью агентству Интерфакс. "Либо это будет серьезная встреча, где мы сможем подвести итог совместной работы по ПРО и договориться, а, может, даже подписать что-то важное, либо вообще саммита Россия-НАТО не будет", - сказал он, добавив, что судьба мероприятия "зависит исключительно лишь от желания натовцев договариваться с нами по противоракетной обороне".

Заявление прозвучало накануне предстоящего на следующей неделе в Сочи заседания Совета Россия-НАТО на уровне послов. Ожидается, что дипломатов примет президент Дмитрий Медведев.

Глава аналитического фонда "Евразия" Андрей Кортунов не сомневается, что, хотя Рогозин и славится резкими высказываниями, он не стал бы расписываться за президента, не получив соответствующего указания, а поскольку, по словам эксперта, имя будущего главы государства сегодня неизвестно и самому Рогозину, речь идет о скоординированной позиции Кремля.

"Россия демонстрирует, что придает большое значение этому вопросу и выражает обеспокоенность тем, что на данный момент заметного прогресса на переговорах нет", - заявил Кортунов Русской службе Би-би-си.

Вместе с тем, аналитик полагает, что заявление Рогозина, возможно, не последнее слово Москвы, а если российский президент и не поедет на саммит, это не будет означать разрыва отношений.

"Даже после войны на Кавказе, и то не произошло полного разрыва, хотя были приостановлены некоторые контакты и сделаны жесткие заявления. Тем более, сложно предположить, чтобы расхождения по одному, пусть и важному вопросу, стали препятствием для сотрудничества в таких областях, как стабилизация Афганистана, ядерное нераспространение и борьба с террором", - уверен Кортунов.

Разные подъезды

По словам Рогозина, если не выйдет договориться, Россия создаст собственную систему ПРО.

"До конца [2011] года они [НАТО] должны сформировать некий свой взгляд на будущую архитектуру противоракетной обороны. Если они сформируют это без нас, то понятно, что к концу года нам придется проектировать свою собственную архитектуру. Тогда будут два разных здания, и вряд ли между ними будет какой-то коридор или у них будет общий подъезд", - заявил он.

Военный эксперт Андрей Фролов в интервью Русской службе Би-би-си напомнил, что элементы ПРО в России уже существуют.

Речь идет о так называемом "противоракетном кольце Москвы", предусмотренном Договором от 1972 года, системах С-400 и разратываемой С-500, способных поражать цели не только в атмосфере, но и ближнем космосе, а также о радиолокационных станциях раннего предупреждения о ракетном нападении.

Вместе с тем, выполнить обещание Рогозина будет непросто как по финансовым, так и по техническим причинам, говорит он.

Даже США пока не сумели пока создать эффективную систему ПРО, хотя разговоры о ней ведутся со времен Рональда Рейгана.

Фролов пояснил, что никакая ПРО не способна дать требуемой в данном случае стопроцентной гарантии. Выражаясь лапидарно, любое оружие может попасть или "промазать", а прорыв даже одной ракеты с ядерной боеголовкой причинит чудовищный, абсолютно неприемлемый урон.

Как для НАТО, так и для России речь может идти о прикрытии от единичных нападений, а не о создании непроницаемого "щита", теоретически дающего карт-бланш на развязывание ядерной войны.

Это мнение разделяет и Дмитрий Рогозин.

"Я вам скажу так: ни одна система вооружений, которая не может быть испытана в реальной боевой обстановке, не может считаться эффективной", - заявил он в интервью Интерфаксу.

По оценке Андрея Кортунова, с технической точки зрения, проблема ПРО реально возникнет не раньше 2020 года, хотя, конечно, договориться о ней было бы желательно заранее.

Политический символизм

"Сегодня это скорее политический символизм, чем конкретные вопросы безопасности", - заявил он.

Россия добивается от партнеров по переговорам "второго ключа", то есть юридических и технических гарантий того, что европейская ПРО никогда не будет приведена в действие без ее согласия. Отказ в Москве воспринимают как отсутствие доверия и доказательство того, что НАТО по-прежнему рассматривает ее как потенциального противника.

Устав же и традиции НАТО не допускают предоставления права безусловного вето на решения Альянса стране, не являющейся его участником.

Особенно болезненным этот вопрос является для новых членов НАТО, чьи отношения с Россией, по словам Кортунова, "эмоционально окрашены в силу исторических причин".

Они помнят ялтинско-потсдамский раздел Европы и болезненно воспринимают любой намек на даже гипотетическую возможность сговора между Западом и Россией за их спиной.

"Лучшей гарантией безопасности для России в рамках проекта ПРО было бы полное отсутствие этого проекта, - заявил в пятницу Рогозин. - Но добиться этого, конечно, мы не можем. Отступать от этого они [американцы] не могут и не собираются, и российским переговорщикам надо иметь в виду, что сдвинуть их с этой точки будет практически невозможно. Вне зависимости от того, как идут консультации, наши американские партнеры действуют по тому плану, который они уже утвердили".

"Если Россия свои требования несколько умерит, ограничится вопросами обмена информацией, конкретной дислокации противоракет и другими техническими вещами, тогда, может, и удастся достичь компромисса", - считает Андрей Кортунов.

"Меня несколько беспокоит, что, судя по высказываниям, которые мы слышим, сейчас доминирует позиция, что мы, мол, сделали все, что могли и ждем изменений в позиции НАТО, - говорит аналитик. - Конечно, получить дополнительные уступки было бы неплохо. Но вряд ли можно это сделать без встречных шагов, и вряд ли все возможности для этого исчерпаны. Можно лишь надеяться, что обе стороны проявят гибкость и учет тех ограничений, в рамках которых они вынуждены оперировать".

Новости по теме