Москва против повторения ливийского сценария в Сирии

  • 30 августа 2011
Президент Сирии Башар Асад читает личное послание президента России Дмитрия Медведева 29 августа 2011 г. Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Согласно сообщениям, Башар Асад внимательно прочел послание Медведева, но его содержание не раскрывается

Вокруг Сирии идет сложная дипломатическая игра. По мнению аналитиков, Россия стремится взять на себя ведущую роль в урегулировании гражданского конфликта в этой стране и тем самым взять реванш за ливийскую неудачу.

Президент Дмитрий Медведев направил в Дамаск своего спецпредставителя - заместителя министра иностранных дел Михаила Богданова.

Богданов, курирующий на Смоленской площади ближневосточное направление, ранее был российским послом в Сирии.

В понедельник он передал сирийскому лидеру Башару Асаду личное послание Медведева. Содержание документа, как и подробности переговоров Богданова с сирийским руководством, не раскрывается. Однако сирийские лидеры устами государственного информагентства Сана оценили "сбалансированный подход России к развитию событий в Сирии".

Как считают эксперты, этот подход состоит в том, чтобы сохранить у власти Башара Асада, одновременно убедив его начать постепенную либерализацию режима.

"Очевидно, он [Богданов] артикулировал российскую позицию с учетом последних событий в Ливии, - заявил Русской службе Би-би-си президент аналитического фонда "Евразия" Андрей Кортунов. - Сохранение статус-кво в Сирии невозможно. Необходимо продвижение в направлении реформ. Содержание и объем этих изменений могли быть предметом обсуждения".

О том же свидетельствуют публичные заявления сторон.

Богданов "сообщил, что его страна поддерживает начатые Сирией политические и экономические реформы, и выразил надежду на сохранение стабильности и безопасности в стране. В ходе беседы с российской стороны главный акцент был сделан на необходимости немедленного и полного прекращения насилия с какой бы то ни было стороны, безотлагательных конкретных шагов по реализации объявленных руководством Сирии реформ", - говорится в заявлении агентства Сана.

"Оппозиция не должна уклоняться от участия в предлагаемом властями диалоге, поскольку только такой путь может обеспечить восстановление гражданского мира и согласия, а также поступательное продвижение Сирии по пути демократических преобразований", - сказано в сообщении на сайте Кремля.

США, Евросоюз, Британия, Франция и Германия, как известно, видят путь к "гражданскому миру и согласию" в Сирии в уходе Башара Асада.

Такие разные Сирия и Ливия

В марте Москва воздержалась при голосовании по резолюции 1973 Совета Безопасности ООН, направленной против режима Муаммара Каддафи. Сегодня она решительно возражает против принятия аналогичного документа по Сирии.

В интервью телеканалу Russia Today посол России при ООН Виталий Чуркин заявил, что внесенный западными странами проект "абсолютно необъективен", поскольку "предусматривает давление только на сирийское руководство" и не призывает оппозицию к диалогу с властями.

Между тем, число жертв гражданского конфликта в Сирии, по данным ООН, превысило 2200 человек, что сравнимо с гуманитарными последствиями ливийского противоборства.

Чем вызван столь разный подход?

Президент московского Института Ближнего Востока Евгений Сатановский полагает, что российское руководство недовольно практическим воплощением в жизнь ливийской резолюции и "не хочет наступать на грабли".

Андрей Кортунов разделяет это мнение, но видит и другую причину.

"Сирия и Ливия - два принципиально разных случая. Режим Каддафи всегда рассматривался как одиозный, и не только Западом", - говорит он.

Действительно, если Башар Асад хотя бы словесно заявляет о готовности к реформам и компромиссу, то ливийский лидер именовал своих оппонентов не иначе как "предателями" и "крысами" и не оставлял сомнений в том, какая участь их ждет в случае его победы.

У Асада нет за плечами взрыва на борту американского пассажирского лайнера над Локерби.

Что касается России, то Сирия, как напоминает Андрей Кортунов, "является для нее традиционным партнером, сотрудничество с которым уходит далеко в историю".

Еще при отце нынешнего президента, Хафезе Асаде, Дамаск был главным ближневосточным союзником СССР, в большом количестве закупал советское оружие, предоставил советскому флоту базу в Тартусе. Внутриарабские отношения - дело сложное и запутанное, но если в какой-либо конфликт была вовлечена Сирия, у Москвы не возникало вопроса, кого поддерживать.

Отношения с Ливией не были столь тесными. По воспоминаниям осведомленных людей, в Международном отделе ЦК КПСС и МИДе считали Каддафи "махновцем" и опасались его непредсказуемости.

Сирия ступила на путь СССР?

"Урегулирование конфликта в Сирии по схеме, предложенной Россией, стало бы безусловным успехом российской дипломатии, особенно после Ливии, где Москва осталась ни при чем. Это цель, за которую стоит побороться", - говорит Андрей Кортунов.

Евгений Сатановский уверен, что их этих попыток ничего не выйдет.

"Сирию ожидает пиррова победа оппозиции, анархия и распад, - заявил эксперт Русской службе Би-би-си. - Там сложилась ситуация неуверенного равновесия, очень напоминающая ту, которая была в СССР в последние месяцы его существования. Сирия ступила на ту же дорогу".

"Призывы к диалогу бесполезны, потому что оппозиция на него не пойдет, - полагает он. - К тому же в Сирии, в отличие от Ливии, нет централизованной оппозиции, а есть разрозненные, не имеющие ни малейшего отношения друг к другу группы".

Андрей Кортунов настроен не столь однозначно.

"Сирия находится в точке бифуркации, и предсказать ее будущее очень сложно, - считает он. - Насколько можно судить, сирийское руководство склоняется к тому, что какие-то уступки должны быть сделаны. Международное давление будет увеличиваться. И оппозиция сталкивается с серьезными проблемами. Пока она не может существенно ослабить режим и его силовые структуры. Объективная реальность подталкивает к компромиссу. И здесь Россия, учитывая ее традиционные связи с Сирией, может сыграть определенную роль".

Борьба всех со всеми

По мнению Евгения Сатановского, в Сирии происходит не борьба за демократию, а религиозный конфликт между мусульманами-алавитами, к которым в основном принадлежит правящая верхушка, и суннитским большинством.

"Да и не только между ними, - полагает аналитик. - Сунниты, алавиты, друзы, курды, исмаилиты, несчастные христиане, которых в случае дестабилизации начнут резать - все борются, или вот-вот начнут бороться между собой".

Большинство политических движений в исламском мире протекает под религиозными лозунгами и под возгласы "Аллах Акбар!", но это не означает, что их участники озабочены исключительно вопросами веры или хотят утверждения фундаменталистских порядков. Дело, вероятно, обстоит сложнее, предполагает Андрей Кортунов. В сознании сирийских оппозиционеров вполне могут переплетаться давние межконфессиональные счеты, социальное недовольство и почерпнутые из интернета либеральные идеи.

"Люди, которые чувствуют себя ущемленными - в том числе, по религиозному признаку - часто выдвигают в качестве основной мотивации идеи демократии, - говорит эксперт. - В случае их прихода к власти возможны самые разные варианты, включая реальную демократизацию Сирии, хотя надежды на это не очень много".

Между тем Евгений Сатановский выдвигает свою версию событий в Сирии.

"Консервативные арабские монархии убирают Асада, потому что он союзник Ирана, - утверждает он. - Это арабо-иранская война, только по доверенности. Саудовская Аравия и Катар действуют руками сирийской оппозиции и Запада, который падок на слово "демократия", как некогда СССР - на слово "социализм".

Что касается интересов Израиля, то, по мнению Сатановского, для еврейского государства предпочтительнее "граничить со стабильными, пускай и враждебными режимами, чем с территориями, охваченными анархией и радикальным исламизмом, однако это желание вряд ли будет воспринято Западом".

Не допуская в страну иностранных журналистов, сирийские власти вредят себе, убеждены собеседники Би-би-си. Обычная людская логика такова, что скрывают что-то те, кому есть, что скрывать. Любые заявления оппозиции в этих условиях автоматически принимаются на веру.

"Наверное, у Асада есть основания рассматривать западные СМИ, как врагов, особенно после Ливии, но в результате он проигрывает информационную войну", - говорит Евгений Сатановский.

"Ограничения в отношении международных СМИ - свидетельство растерянности, - считает Андрей Кортунов. - Режим от этого очень много теряет".

Новости по теме