Обвинение просит для убийцы Свиридова 23 года тюрьмы

  • 25 октября 2011
Аслан Черкесов на суде Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Черкесов на суде говорил, что выстрелил в Свиридова в рамках самообороны

Обвинение просит приговорить Аслана Черкасова к 23 годам колонии строгого режима за убийство болельщика "Спартака" Егора Свиридова.

Остальным подсудимым грозит по восемь лет колонии общего режима. Мосгорсуд огласит приговор по этому делу в пятницу 28 октября.

На прошлой неделе присяжные признали Аслана Черкесова виновным в умышленном убийстве Егора Свиридова.

Кроме Черкесова, на скамье подсудимых - пять его знакомых, участвовавших в драке, их признали виновными в хулиганстве и нанесении легкого вреда здоровью.

Присяжные приняли решение не единогласно, а путем голосования. За признание Черкесова виновным в убийстве Свиридова проголосовали восемь членов коллегии, четверо были против.

"Поставить крест на моей жизни"

В последнем слове, предоставляемом подсудимым, Аслан Черкесов выразил соболезнования матери Свиридова и повторил, что никого не хотел убивать.

Черкесов и ранее, во время процесса, говорил, что действовал в рамках самообороны. Адвокаты настаивали на том, что между подсудимыми не было предумышленного сговора с целью убийства Свиридова, и трагедия произошла в пылу драки, когда те защищались.

"Кому-то за убийство дают меньше, а мне за самооборону просят 23 года. Я считаю это чрезмерно суровым, они пытаются поставить крест на моей жизни, на жизни моего ребенка и моей семье", - отметил он.

Прокуроры в свою очередь напомнили суду о предыдущих судимостях Черкесова. В прошлом он несколько раз привлекался к уголовной ответственности за кражи, хулиганство и нанесение телесных повреждений. Из пяти уголовных дел, по данным обвинения, четыре дошли до суда, а обвинительным приговором закончилось одно.

Подсудимый Рамазан Утарбиев согласился с Черкесовым, сказав, что восемь лет - слишком суровый срок.

"Наверное, мы - первые люди в России, которым по статьям о хулиганстве попросили восемь лет заключения", - сказал Утарбиев.

"Моя вина есть, я нанес легкий вред здоровью, но я сказал, почему это сделал - он оскорбил мою мать, а из меня сделали какого-то монстра, зверя", - сказал в своем последнем слове еще один подсудимый Нариман Исмаилов.

Кто виноват в беспорядках?

Убийство Свиридова в декабре прошлого года стало поводом для массовых акций протеста радикально настроенной молодежи. На следующий день после гибели Свиридова несколько сотен футбольных фанатов перекрыли движение на Ленинградском проспекте Москвы, а 11 декабря тысячи молодых людей собрались на Манежной площади.

Участники акции скандировали "Россия для русских" и избивали прохожих неславянской внешности.

Через несколько дней беспорядки в столице повторились, в других российских городах также было неспокойно.

После волнений милиция задержала в общей сложности более тысячи человек, среди которых были несовершеннолетние: некоторым было по 14-15 лет.

Российский президент Дмитрий Медведев непосредственно после беспорядков призвал сажать в тюрьму участников массовых драк и "погромов", а первый замруководителя президентской администрации Владислав Сурков возложил вину за беспорядки в Москве на оппозиционеров и либералов.

"Злобная инквизиция"

Во вторник в Тверском суде продолжились слушания по делу о беспорядках на Манежной.

На скамье подсудимых пять человек - в основном активисты незарегистрированного общественного объединения "Другая Россия", которых обвиняют в призывах к массовым беспорядкам, хулиганстве, возбуждении ненависти или вражды, применении насилия в отношении представителя власти и вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления.

Обвинитель на процессе попросил суд приговорить пятерых участников беспорядков на сроки от четырех до восьми лет тюрьмы.

Адвокат одного из обвиняемых Дмитрий Аграновский ранее называл процесс политическим и говорил, что цель его в том, чтобы запретить деятельность "Другой России".

По словам защитника, обвинять пять человек в организации стихийной многотысячной манифестации нелогично.

Лидер "Другой России" Эдуард Лимонов, который на суде выступал в качестве свидетеля, назвал процесс по делу о Манежной местью со стороны властей.

"Мы смотрим на это как на злобную инквизицию, какую-то месть со стороны властей", - цитирует Интерфакс Лимонова.

Новости по теме