Залог в 100 млн руб назначен тяжелобольной женщине

  • 2 ноября 2011
Судебный молоточек Правообладатель иллюстрации EyeWire
Image caption Адвокаты предпринимателя собираются подавать иск в Европейский суд по правам человека

Мосгорсуд признал незаконным продление ареста женщине-предпринимателю, которую обвиняют в мошенничестве, но попросил в качестве залога 100 млн рублей (3,3 млн долларов).

Адвокаты, просившие выпустить тяжелобольную Наталью Гулевич под залог в 3 млн рублей, считают решение суда невыполнимым и говорят, что за пять дней подобную сумму собрать невозможно.

"Назначение залога в размере 100 млн рублей, на мой взгляд, можно оценить исключительно как издевательское, - прокомментировала решение суда Русской службе Би-би-си адвокат Гулевич Анна Ставицкая. - Во-первых эта сумма огромна, во-вторых, ее невозможно найти за тот промежуток времени, который был установлен судом".

Деньги, по словам защитника, суд постановил внести до 7 ноября.

Ставицкая также указывает на то, что ее подзащитная согласно поправкам в закон о заключении под стражу предпринимателей в принципе не может находиться под стражей.

Согласно президентским поправкам, арест может быть только исключительной мерой для совершивших экономические преступления.

Гулевич находится под стражей с декабря 2010 года.

"У Гулевич ужасное состояние здоровья, это видно даже невооруженным глазом. Она в критическом состоянии и нуждается в медицинской помощи", - говорит адвокат.

Ставицкая собирается в ближайшие дни собрать необходимые документы и подать жалобу в Европейский суд по правам человека в Страсбург.

Условия, близкие к тюремным

После череды смертей в российских следственных изоляторах правозащитники начали бить тревогу и требовать изменить условия содержания обвиняемых. В числе случаев, которые стали известны общественности - смерти Сергея Магнитского и Веры Трифоновой.

В ноябре 2009 года в московском следственном изоляторе умер 37-летний юрист фонда Hermitage Capital Сергей Магнитский, которому, по словам правозащитников, вовремя не оказали необходимую медицинскую помощь. 30 апреля 2010 года в больнице СИЗО "Матросская тишина" умерла предпринимательница Вера Трифонова, страдавшая сахарным диабетом и заболеванием почек.

Многие российские следственные изоляторы переполнены и отличаются крайне некомфортными условиями содержания, близкими к тюремными, говорили правозащитники.

В феврале 2010 года Медведев предложил реже брать под стражу предпринимателей и активнее применять залог или подписку о невыезде в качестве меры пресечения.

Новая редакция 108-й статьи Уголовно-процессуального кодекса о заключении под стражу предполагает, что предприниматели, совершившие экономические преступления, связанные с их предпринимательской деятельностью, не должны заключаться под стражу, к ним должны преимущественно применяться залог или подписка о невыезде.

Однако, как показывает статистика, несмотря на президентские поправки в УПК о смягчении меры пресечения для подозреваемых в экономических преступлениях, большинство подследственных после предварительного слушания отправляются напрямую в СИЗО.

Как объяснил впоследствии Верховный суд, правоприменительная практика показала, что суды по-разному трактуют термин "предпринимательство" или не ссылаются на новые поправки в УПК.

Освобождать тяжелобольных

В сентябре Медведев предложил освобождать тяжелобольных подследственных из тюрем. В октябре законопроект прошел первое чтение в Госдуме.

По официальным данным, в 2008 году в российских следственных изоляторах от болезней умерли 276 человек, в 2009 году - 233. Причиной подавляющего числа смертей были туберкулез и рак.

Состояние Гулевич вызывает опасения у адвокатов и правозащитников. Так, глава Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Москвы Валерий Борщев сказал после суда, что правозащитники опасаются за жизнь троих содержащихся в московских СИЗО.

"В настоящее время у нас есть три приоритетных умирающих больных - Владимир Орлов, Наталья Гулевич, Станислав Канкия", - цитирует агентство РИА Новости Борщева.

В 2010 году против Натальи Гулевич, являвшейся генеральным директором ЗАО "Статус", возбудили уголовное дело по обвинению в мошенничестве. Следователи считают, что Гулевич не выплатила кредит, взятый в Номос-банке. Сама Гулевич настаивает на том, что стала жертвой рейдерства.

Новости по теме