"Внутренняя эмиграция" или борьба: что выберет оппозиция?

  • 5 марта 2012
Оппозиционный митинг на Болотной площади в Москве 10 декабря 2011года Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Кроме митингов, российской оппозиции придется освоить и другие формы борьбы

То, что победу на президентских выборах одержит Владимир Путин, сомнений не вызывало. Но столь высокого результата мало кто ожидал.

Если бы Путин набрал от 50 до 55%, можно было бы сказать: да, победил, но страна необратимо изменилась, и ему теперь неизбежно придется меняться.

Выходит, и Россия осталась прежней, и Путин все тот же?

Какую стратегию изберет теперь российская оппозиция?

"Нудная, трудная работа"

Независимый политолог Алексей Воробьев еще до выборов призывал либералов не обольщаться надеждами на скорую победу, а настраиваться на длительную, упорную, спокойную борьбу.

"Нас ожидает нечто вроде трехлетней "столыпинской реакции", - заявил Русской службе Би-би-си поэт и публицист Дмитрий Быков. - Возникла пауза, в течение которой надо вырастить партию и законным путем привести ее к власти, чтобы за февральской революцией не последовало октябрьской".

"Оппозиция должна заявить о своем существовании через мирные массовые акции, не столько под знаменем недоверия к процентам подсчета голосов, сколько напоминая, что выборы прошли в условиях системы, которая самой властью ныне признана несправедливой и отжившей, - считает президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов. - Далее предстоит нудная, трудная работа по выращиванию политических структур и приобретению базы поддержки на местах. На горизонте сейчас не федеральные, а региональные выборы, на них и нужно сосредоточиться".

"Выступать под лозунгом "Путин должен уйти!" не имеет смысла, - считает ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры Павел Салин. - Прежде всего, нужно добиваться принятия законопроектов о возвращении губернаторских выборов и регистрации партий в том виде, в котором их внес Медведев. Должны возникнуть новые правила обновления как правящей, так и оппозиционной элиты, новые лидеры на местах, и лишь затем станет возможным обновление на федеральном уровне".

"Новый класс" не исчезнет

Подобно декабристам, разночинцам, стилягам и интеллигенции эпохи позднего Брежнева, современные "сердитые горожане" остаются меньшинством. Новая политическая ситуация, о которой так много говорили в последние три месяца, состоит не столько в количественном росте оппозиции, сколько в повышении ее активности.

Media playback is unsupported on your device

Людей, реагировавших на азиатскую монархическую стилистику государственного управления презрительным пожиманием плеч, в России хватало и в нулевые годы. Но тогда они махнули рукой на политику, сосредоточившись исключительно на строительстве личного благосостояния.

Скептически относясь к Владимиру Путину, эти люди не являлись и его убежденными последовательными противниками. Теперь у президента возник жесткий и устойчивый антирейтинг.

"Это меньшинство, но меньшинство с повышенной информационной и деловой активностью, с которым придется считаться", - указывает Михаил Ремизов.

При этом Дмитрий Быков уверен, что "протестный класс будет очень быстро расти".

"Есть запрос на то, чтобы во главе страны был не национальный лидер, а наемный менеджер. Через год-два средний класс все еще останется меньшинством, но уже не абсолютным", - уверен Павел Салин.

"Окно возможностей" для Путина

Характер поддержки Путина тоже изменился, считают эксперты.

"Большинство тех, кто в этот раз проголосовал за Путина, вовсе не выписали ему карт-бланш на что угодно, - говорит Михаил Ремизов. - В ходе предвыборной кампании он дал массу обещаний касательно превращения квалифицированных бюджетников в средний класс, антикоррупционной санации общества, модернизации армии, демократизации. Он обещал достаточно, чтобы его можно было ловить на слове, и желающие это делать, несомненно, найдутся".

По мнению аналитика, для Владимира Путина сейчас "открылось окно возможностей".

"Полученный результат позволяет ему действовать с позиции силы и играть на опережение, - поясняет он свою мысль. – Реформы не будут выглядеть как уступка и слабость. Конечно, было бы хорошо, если бы система пошла по пути диалога и поиска социального баланса".

Павел Салин затрудняется строить прогнозы.

"Что заставило Путина прослезиться на митинге его сторонников вечером в воскресенье? – рассуждает эксперт. - Если это продуманный пиар-ход, и он понимает подлинную цену своей победы, то хорошо. А если впал в эйфорию и искренне уверовал во всенародную любовь к нему, то плохо".

По мнению Дмитрия Быкова, с точки зрения оппозиции даже лучше, чтобы Путин остался консерватором.

"Трудно иметь дело с властью, у которой есть мощный интеллектуальный ресурс и которая способна удивлять, - говорит он. - А с властью предсказуемо упрямой и неразумной бороться просто, мяч всегда будет у ее ворот".

Проблема лидерства

В начале 1990-х годов разношерстная антикоммунистическая оппозиция победила во многом благодаря мощной харизме Бориса Ельцина.

По практически единодушному мнению экспертов, одной из главных проблем нынешней оппозиции является отсутствие у нее не то что Ельцина, а вообще какого бы то ни было лидера.

Перед выборами аналитики указывали, что триумфом для политического новичка Михаила Прохорова стали бы третье место по стране, второе - в Москве и Санкт-Петербурге и 10% голосов. Первую и вторую планки Прохоров взял, до третьей несколько не дотянул.

Дает ли полученный результат возможность и моральное право объединить несогласных?

"Прохоров добился успеха не благодаря своим выдающимся качествам, а потому что оказался единственным кандидатом, отражавшим либеральные взгляды, - считает Михаил Ремизов. - В частности, ему сыграло на руку снятие Явлинского. Пока ему выдан кредит доверия".

Политик уже заявил, что намерен участвовать в следующих президентских выборах, но до них еще дожить нужно. Все будет зависеть от того, сумеет ли он создать партию и привлечь в нее ярких знаковых лиц оппозиции, считают эксперты.

"Мало кто сомневается, что изначально Прохоров пошел в политику по инициативе Кремля, - говорит Павел Салин. - Но в последние недели было явно заметно, что политика начала ему нравиться, у него появился драйв. Он сумел получить поддержку снизу, зацепить ядерный электорат, который за Путина никогда голосовать не будет, и при этом политически активен. Поживем, увидим".

Михаил Ремизов напоминает, что, если регистрация политических партий будет упрощена, то на Прохорове свет клином не сойдется.

"Прохоров - либерал, и никакого другого варианта для него нет, - замечает эксперт. – Не надо думать, что либеральный сектор - это вся оппозиция. Больший потенциал имеют люди типа Алексея Навального, которые не несут никакой ответственности за дела 1990-х и нулевых годов и способны выразить ожидания разных групп общества".

"Крот истории"

Каждый человек, выросший в СССР, слышал, как жандарм отечески увещевал 17-летнего Владимира Ульянова: "Ну, что вы бунтуете, молодой человек? Ведь перед вами стена!"

"Стена, да гнилая!" - ответил тот.

Даже если это выдумка, то поучительная.

Итальянский журналист некогда спросил Андрея Сахарова, зачем он занимается своим безнадежным делом.

"Крот истории роет незаметно", - сказал академик.

Существующая в Британии мажоритарная избирательная система по своей природе дает фору двум основным партиям и "затирает" маленькие, прежде всего, либеральных демократов, которые всегда получали меньше мест в Палате общин, чем голосов на выборах. Сложилось распространенное мнение, что голосовать за либдемов не имеет смысла, "они никогда не выиграют".

Лет десять назад партия провела кампанию: изготовила большое количество одинаковых фанерных кругов на палках, которые люди прикрепляли к своим домам и устанавливали на лужайках, с надписью: "Либеральные демократы выигрывают здесь!"

Если вдуматься, это и есть позиция истинного либерала: пускай вся страна делает, что угодно, а в моем сердце и в моем доме моя партия побеждает, и будет побеждать! И пусть все видят, что нас не так мало, как, возможно, кому-то хочется!

В 2010 году либеральные демократы впервые в истории вошли в правительство, пусть на правах младшего партнера.

"Хотите, верьте, хотите, нет, но эта победа Путина - последняя", - уверен Дмитрий Быков.

Новости по теме