Ярославские выборы: провинция просыпается?

  • 3 апреля 2012
Избирательный участок в Ярославле
Image caption Эксперты считают, что на ситуацию в Ярославле повлияли "демократические традиции русского Севера"

На выборах мэра Ярославля представитель объединенной оппозиции Евгений Урлашов с разгромным счетом выиграл у ставленника областной администрации Якова Якушева.

Ранее оппозиционные кандидаты победили на выборах мэров Тольятти и подмосковной Черноголовки. Конфликтная ситуация возникла в Астрахани, где гражданские активисты требуют отмены подтасованных, по их мнению, итогов выборов местного градоначальника.

Представление о консервативной провинции и оппозиционной Москве пора сдать в архив, считают эксперты.

"Провинция не настроена прокремлевски, и никогда не была настроена прокремлевски, - заявил Русской службе Би-би-си независимый политолог Михаил Глобачев. - Провинция более апатична, и в этом смысле можно говорить о консерватизме. Зато уж если раздражение от действий власти достаточно сильно, чтобы преодолеть эту инерцию, протест оказывается активнее столичного".

Поэт и оппозиционный политик Дмитрий Быков также полагает, что "провинция настроена куда радикальнее, чем сытая Москва".

По мнению президента фонда "Петербургская политика" Михаила Виноградова, главный политический водораздел пролегает не между Москвой и остальной Россией, а между промышленными и вузовскими центрами и малыми городами и сельской местностью.

"Напомню, что даже в Нижнем Тагиле, который широко позиционировался как оплот власти, "Единая Россия" в декабре набрала чуть больше 30% голосов, лишь слегка опередив "Справедливую Россию", - заявил аналитик Русской службе Би-би-си. - Повсюду в крупных городах, за исключением, пожалуй, Казани и Уфы, традиционно отличающихся высоким уровнем электоральной управляемости, политическая среда для власти достаточно сложная".

Ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры Павел Салин уверен, что "в Новосибирске, Нижнем и других крупных городах идут те же самые процессы, что в Москве и Петербурге, только с отставанием на два-три года".

Михаил Виноградов считает, что, помимо общероссийских тенденций, на ситуацию в Ярославле влияют "демократические традиции русского Севера" и "психологическая травма, нанесенная населению города гибелью в сентябре прошлого года местной хоккейной команды "Локомотив", которую общественное мнение отчасти связывает с проведением властями Ярославского экономического форума".

"Прежде, чем говорить об устойчивом тренде, надо посмотреть на результаты июньских выборов мэров Омска и Красноярска", - замечает он.

Испытание на прочность

Несмотря на неудачи "партии власти" в Тольятти и Ярославле, аналитики находят преувеличенным тезис о том, что никто из губернаторов, назначенных Кремлем после 2005 года, не сможет отстоять свой пост на честных выборах.

"Кто-то избираем, кто-то нет, - говорит Михаил Глобачев. - Все зависит от конкретной ситуации. Думаю, человека три-четыре могут со свистом пролететь".

"Есть губернаторы популярные, есть непопулярные. Нельзя все сводить к одной схеме", - соглашается Михаил Виноградов.

Тем не менее, по оценке политолога, из 17 губернаторов, которым, в случае принятия закона, инициированного Дмитрием Медведевым, в 2012-2013 годах предстоят перевыборы, "не меньше, чем у десяти будут очень серьезные проблемы".

Павел Салин указывает, что нельзя автоматически переносить мартовский успех Путина на назначенных им губернаторов, поскольку для массового избирателя президент и губернаторы - не одно и то же: "Путин ассоциируется с державой, стабильностью, суверенитетом и прочими абстрактными, но светлыми вещами, а губернаторы отвечают за так называемое "повседневное государство".

Где делается политика?

На рубеже 1990-х и нулевых годов была чрезвычайно популярна точка зрения, что Россию спасет "здоровая провинция". Наблюдатели предсказывали дальнейшее возрастание роли губернаторов-"тяжеловесов", из рядов которых, якобы, выйдет будущий национальный лидер, и вспоминали Минина и Столыпина.

Затем возобладала другая тенденция. Владимир Путин взял курс на жесткую централизацию, губернаторы превратились из политических фигур в чиновников исполнительной власти.

Есть ли основания говорить о том, что политическая активность в регионах вновь сменила вектор развития?

"Несомненно, происходит активизация политической жизни в регионах, - говорит Михаил Виноградов. - Избиратели и местные элиты воодушевлены перспективой возвращения губернаторских выборов. Можно ждать политического оживления, можно ждать и сюрпризов".

Михаил Глобачев настроен скептически. Единственный пример такого рода - ополчение Минина и Пожарского, но тогда была исключительная ситуация полного распада центральной власти, напоминает он.

"А вообще, и отечественная, и мировая история показывают, что любые революции и реформы начинаются в столицах", - считает эксперт.

Кадровый голод

После неблагоприятных для Кремля результатов голосования на думских и президентских выборах в Ярославле, и теперь еще и поражения Якова Якушева, СМИ заговорили о скорой отставке губернатора Сергея Вахрукова.

Дмитрий Медведев на пресс-конференции в Сеуле 26 марта сказал, что внеплановых отставок глав российских регионов не будет.

Тем не менее, в экспертном сообществе предполагают, что в период между инаугурацией Владимира Путина и принятием закона о частичном возвращении губернаторских выборов Кремль может досрочно сменить ряд "слабых" губернаторов, чтобы потом целых пять лет не проводить выборов там, где сильны оппозиционные настроения. Такого мнения придерживается, в частности, Павел Святенков из Института национальной стратегии.

"С точки зрения властных интересов Кремля это было бы целесообразно, а с точки зрения демократии - некрасиво, - говорит Михаил Глобачев. - Если губернатор непопулярен, честнее дать людям сделать свой выбор, чем ставить еще на пять лет другого такого же. Поглядим, какие соображения возьмут верх".

По мнению Михаила Виноградова, осуществить подобный сценарий Кремлю не позволит скудость кадрового резерва.

"Административные рефлексы, подсказывающие простые решения, никуда не делись, но найти быстро такое количество адекватных кандидатов весьма сложно. Поэтому масштабная замена губернаторов кажется маловероятной, возможна пара-тройка точечных решений", - считает он.

Раскол элиты

Победитель ярославских выборов Евгений Урлашов до сентября прошлого года состоял в "Единой России", в сентябре покинул ее ряды, и в результате не только не проиграл, но и совершил карьерный взлет.

Возвращаются ли в этом смысле времена Бориса Ельцина?

Эксперты полагают, что корабль власти, если и не тонет, то дал течь, и у амбициозных политиков появляется выбор. Чем дальше, тем больше успех будет возможен не только в рядах сторонников Кремля и "Единой России".

"Раскол элиты и обособление части ее представителей, уловивших иные социальные тренды, потенциально важнее появления не связанных с элитой оппозиционеров. Чаще всего перемены в обществе вызывает именно раскол элиты, а не движение снизу", - считает Михаил Виноградов.

Российский историк Игорь Бунич в начале 1990- годов заметил, что "стать королем может только крупный вассал, взбунтовавшийся против короля".

Дмитрий Быков убежден, что "снизу никто никогда в России к власти не придет", и возлагает надежды на "нового Горбачева", причем, по его мнению, "взяться этот человек может из провинции, как в свое время Горбачев из Ставрополя".

"Ресурс" не всесилен

Голосование в Ярославле опровергает еще одно расхожее мнение: что все выборы в России управляемые, и власти "всегда нарисуют, сколько им нужно".

"Может, и хотели "нарисовать", да не смогли. Думаю, там хорошо отработали наблюдатели", - говорит Михаил Глобачев.

Опять-таки, вспоминается Борис Ельцин. "Административного ресурса" у КПСС, вероятно, было не меньше, чем у нынешней власти, но, когда большинство избирателей твердо знали, чего хотят, Ельцин триумфально выигрывал, несмотря ни на что.

Михаил Виноградов полагает, что уровень использования административного ресурса зависит от градуса политической активности избирателей: что-то подтасовать можно там, где людям все равно.

"Чем граждане пассивнее, тем больше риск фальсификаций. Когда выборы проходят, как в Ярославле, при повышенном внимании публики и с большим количеством наблюдателей, возможности "административной коррекции" снижаются", - говорит он.

Зачем Путину Народный фронт?

3 апреля Владимир Путин провел встречу с активистами Народного фронта, что вновь заставило экспертов размышлять о будущем "Единой России".

Во время президентской кампании вполне логичным было стремление Путина дистанцироваться от растратившей популярность "Единой России". Но в чем может заключаться роль Народного фронта после выборов?

Лично Путин для функционирования в качестве главы государства в партии или организации не нуждается. Какова бы ни была степень популярности "медведей", в ближайшие годы они будут иметь большинство в Госдуме и обеспечивать прохождение кремлевских законопроектов, а Путину было бы, вероятно, даже выгоднее выступать в роли беспартийного "президента всех россиян".

По мнению Михаила Глобачева, "раскрутка" Народного фронта осуществляется с прицелом на будущие региональные выборы, с тем, чтобы прокремлевских кандидатов выдвигал он, а не "Единая Россия" с ее имиджем "партии чиновников".

"Губернаторские выборы будут лишь частично свободными, поскольку законопроект не предусматривает самовыдвижения кандидатов. Но Народный фронт - удобная подпорка", - считает эксперт.

Новости по теме