Правозащитники: идет война против мигрантов из Азии

  • 17 апреля 2012
Media playback is unsupported on your device

Очередные нападения на выходцев из Центральной Азии произошли в российских городах с начала апреля. В Звенигороде 15 апреля был убит гражданин Таджикистана Кудратулло Пиров, работавший грузчиком в мясном магазине.

Двумя неделями ранее в Москве был жестоко избит занимавшийся частным извозом Расул Гоибов, на которого напали мужчина и женщина с отверткой и электрошокером.

По рассказам друга убитого Кудратулло Пирова по имени Саид-Али, когда в звенигородской квартире, где находились еще трое человек, погас свет, он вышел на лестничную клетку.

Оттуда неизвестные затолкали его обратно в квартиру, где после небольшой перепалки завязалась драка. Один из нападавших нанес 32-летнему мигранту из Душанбе удар ножом, ставший смертельным.

50-летний Расул Гоибов, на которого напали 2 апреля, рассказал корреспонденту Би-би-си, что подвозил двоих неихвестных до Открытого шоссе. Его попросили заехать в тупик возле больницы и остановить машину посреди дороги.

"Я остановил, и меня сзади электрошоком [ударили], а девушка, которая сидела впереди, ударила отверткой в глаз. Оказывается, сидевший сзади пассажир был мужчиной, на нем был женский парик. Когда я боролся с ним, увидел его лицо. Помню, что девушка назвала его Максимом. Они продолжали меня бить. И в глаз, и в руку отверткой ударили, операцию пришлось делать", - рассказывает Расул.

По словам правозащитников, в России идет "настоящая война" против мигрантов.

Ничего не взяли, но и не вернули

Левый глаз Гоибова не видит, речь шла об ампутации правой руки, но он говорит, что обошлось. Пострадавший считает, что нападение могло быть совершено на национальной почве, поскольку нападавшие ничего не украли.

"Они думали, что я умер, был без сознания, и бросили меня. Когда пришел в себя, был весь в крови, адскую боль [чувствовал] в руке. Ничего не взяли, машину не тронули, документы не взяли, деньги не взяли. Я увидел машину, помахал рукой человеку, попросил его вызвать полицию и скорую", - делится воспоминаниями Гоибов.

То, что он выжил после инцидента, таджикский мигрант называет "настоящим чудом". Он приехал в Москву 23 февраля, чтобы заработать деньги на лечение дочери, которой врачи поставили тяжелый диагноз. Расул взял в аренду машину и, как несколько лет назад, начал заниматься частным извозом.

"Обращались по поводу официальной работы, но нас не берут. Или говорят, что старый, или что не "славянское" лицо. Без работы же в Москве нельзя. Раньше такой опасности не было. А сейчас уже часто слышу, что кого-то убили или избили. Это не единичный случай", - признается Расул.

Пострадавшего Гоибова выписали во вторник, однако, по его словам, ему не вернули ни таджикский загранпаспорт, ни регистрацию, ни водительские права. Он уверяет, что все документы были при нем, когда он поступил в 36-ю клиническую больницу.

"Я не мог говорить. Именно с документов выписали мою фамилию и данные о месте проживания", - говорит таджикский водитель.

"Не помогут - уеду домой"

Image caption На рабочего-строителя Абдугани Бобекова напали с ножом, когда он возвращался домой

В палате двумя этажами выше лежал соотечественник Гоибова, рабочий-строитель Абдугани Бобеков, который также стал жертвой нападения.

"Я вышел из метро, чуть-чуть прошел, когда ко мне подошли двое ребят, попросили сигареты. Я сказал, что некурящий. Потом они друг с другом стали переговариваться, что-то мне сказали и один из них ударил ножом в живот. А когда кого-то увидели рядом, убежали, ничего не украли у меня", - рассказывает Бобеков.

Подрабатывавший на разных объектах гастарбайтер не склонен делать преждевременные выводы относительно причины нападения, но при этом подчеркивает, что никогда "не думал, что такое может случиться" исключительно на национальной почве.

"Сейчас даже не знаю, как быть. Врач сказал 2-3 месяца ничего тяжелого нельзя поднимать. Если родственники помогут, буду здесь лечиться. Если не смогут, уеду домой. Другого выхода у меня нет", - признается Абдугани Бобеков.

Уезжать на родину собирается и Расул Гоибов, которого ждут дома супруга и дочь.

"Здесь я стал инвалидом, кому я теперь нужен в Москве без глаза, без правой руки? Не думаю, что еще приеду, - говорит Гоибов, - Я ни на кого не рассчитываю, только на Бога и на себя. Не знаю никакой диаспоры, и даже не думал никуда обращаться, поскорее бы уехать домой. Взаймы возьму у друзей на обратный билет, больше никак".

Официальный сервис

Другой гражданин Таджикистана Мир, который работает в официальном такси уже почти 2 года, рассказал Би-би-си, что ни разу с подобными проблемами не сталкивался. Оформив все документы, он получил разрешение на работу и устроился в одну из московских компаний.

"Конечно, работа у таксиста опасная, но что делать, не сидеть же дома, надо кормить семью. Ночью, конечно, особенно опасно работать. Я езжу только по вызовам, голосующих "с бордюра", как говорится, не подсаживаю в машину. Мало ли какой хулиган попадется", - говорит Мир.

По словам молодого человека, многое зависит и от поведения каждого в отдельности приезжего, от образа жизни, который он ведет в России.

"Я, к примеру, раньше на рынке продавцом работал, никогда не пил, не злоупотреблял алкоголем. А есть те, кто пьют, курит и еще садятся за руль, бездельничают", - рассказывает Мир.

Трудовая миграция из Таджикистана растет с каждым годом, а ежегодные денежные перечисления мигрантов составляют, по разным данным, от 2 до 4 млрд долларов. Более миллиона граждан Таджикистана живет за счет этих средств.

По некоторым оценкам,на заработки в Россию ежегодно уезжает каждый третий взрослый таджик. Мигрантов не пугает ни отсутствие контрактов, ни тяжелая работа, ни риск столкнуться с националистически настроенными группами.

Сколько таджикских гастарбайтеров трудится в России, никто точно не знает. По сведениям официального Душанбе, около полумиллиона человек, по неофициальным данным, их в несколько раз больше - до полутора миллионов.

Власти: действия или бездействие?

Правозащитник Бахром Хамроев, который руководит обществом политических эмигрантов Центральной Азии, сетует на то, что власти Таджикистана и Узбекистана недостаточно заботятся о своих гражданах, попавших в беду за пределами страны.

"Те, кто вынужден был уехать оттуда - либо по политическим мотивам, либо из-за безработицы - рассматриваются, как противники режима. Ни Таджикистан, ни Узбекистан никогда за своих граждан-соотечественников не заступились. К сожалению, здесь среди мигрантов формируется мнение, что власти их стран способствуют такому отношению к ним в России. Причины в том, что центральноазиатские власти считают, что приезжающие сюда люди уходят в оппозицию", - считает Хамроев.

По мнению правозащитника, в России фактически идет война против мигрантов. Их убивают люди, которые, как он думает, проходят идеологическую подготовку.

"Власти России говорят, что уменьшилось число националистов в стране, что некоторых осудили. На самом деле они искажают факты. Все избиения происходят на национальной почве, на всю жизнь люди остаются инвалидами. Таких случаев сотни, но почему-то до сих пор ни одного доведенного до конца расследования. Это зависит от желания. Есть закон, но нет желания", - убежден Бахром Хамроев.

По словам Хамроева, на северо-востоке столицы началась настоящая охота на таксистов среднеазиатского происхождения, и случай с Гоибовым уже третий за последнее время.

В ноябре прошлого года в своей машине в Санкт-Петербурге обезглавленным и сожженным был обнаружен занимавшийся частным извозом гражданин Таджикистана Бахтиер Расулов.

Проблема защиты прав трудовых мигрантов и их положении в России вызывает обеспокоенность правозащитников, эти вопросы не раз становились темами переговоров между лидерами Таджикистана и России.

Мигранты могут объединиться

Во вторник президент Таджикистана Эмомали <span >Рахмон призвал российские СМИк более объективному освещению событий.

"Очень часто используются слова людей, которые даже не знают, где находится Таджикистан. Нет реальной информации и не дают возможности, чтобы такая информация проходила", - заявил Рахмон.

Он отметил также, что Душанбе защищает интересы своего союзника и помнит, какой вклад внесла Россия в развитие Таджикистана.

В январе 2012 года миграционная служба Таджикистана объявила о планах создания первого в стране центра, с помощью которого власти намерены изменить негативное отношение к таджикским трудовым мигрантам.

В Душанбе даже заявили о готовности к диалогу с лидерами российских националистических группировок, которых они пригласили посетить Таджикистан и лично познакомиться с культурой страны.

"Будем и дальше обращаться в правоохранительные органы, сотни раз еще будем, но если они не будут на законных основаниях защищать их, или расследовать и раскрывать эти преступления, что остается людям делать? Естественно, они сами подталкивают к тому, чтобы к ним не пришли. А что остается народу? Тогда могут появиться группы мигрантов, которые буду сами решать свои проблемы", - говорит Бахром Хамроев.

По словам главы общества политэмигрантов Центральной Азии, нередко в следственных органах оказывают давление на граждан Таджикистана, Узбекистана и Киргизии, с тем, чтобы они не беспокоили их своими обращениями.

Би-би-си пока не обладает информацией о ходе следствия по инциденту с Расулом Гоибовым, несмотря на обращение в ОВД "Метрогородок", которое занимается заведенным уголовным делом.

Новости по теме