Спасение от безработицы для ингушей: переезд в Сибирь?

  • 15 июня 2012
Макет туристических "кластеров" в Ингушетии
Image caption Ингушские горнолыжные трассы и отели при них пока существуют только в "игрушечном" виде

"Республика динамично развивается и достигла впечатляющих успехов", - сообщили журналистам на торжественном концерте по случаю 20-летия Ингушетии, единственного российского региона, где каждый второй - безработный.

"Динамика", "развитие" - всегда понятия относительные, а "успех" - субъективное, однако перемены заметны и без подсказок со стороны властей.

Ещё совсем недавно делегации иностранных журналистов передвигались по Ингушетии и жили в гостинице под вооруженной охраной, а теперь большое празднество в честь 20-летия отделения Ингушетии от Чечено-Ингушской автономной республики проходило пусть и в присутствии большого числа вооруженных людей, но все же без орд автоматчиков в бронежилетах и без оцеплений и кордонов на дальних подступах.

Параллельно с борьбой против боевиков ингушские и российские власти пытаются развивать и экономику региона, но пока планов у них намного больше, чем достижений. В феврале-апреле 2012 года, по данным Росстата, уровень безработицы в Ингушетии составил 48,6%. Годом раньше он был практически тем же: около 49%, и тогда президент Ингушетии Юнус-Бек Евкуров обещал, что за 2011 год безработица сократится на 10%.

"Малое индивидуальное предпринимательство, - отвечает сейчас Евкуров на вопрос bbcrussian.com, в чем он видит основное средство борьбы с безработицей. - Это мое твердое убеждение. Можно говорить и о чем-то крупном, но если мы будем развивать именно это направление, мы существенно снизим безработицу".

Надо уезжать

Полпред президента в Северо-Кавказском федеральном округе Александр Хлопонин уже давно пропагандирует еще один метод борьбы с безработицей в депрессивных и перенаселенных северокавказских республиках России. Он считает, что нужно убеждать местных жителей не бояться переезжать в другие регионы.

Image caption Президент Ингушетии Юнус-Бек Евкуров (в голубом костюме) видит спасение от безработицы в малом бизнесе

"Главный акцент надо делать на образование, - говорит Хлопонин. - В республике [Ингушетии], главное богатство которой - человеческий потенциал (а его нехваткой мы страдаем в других регионах), мы должны строить не только университеты, но и гиперсовременные профтехучилища. Надо готовить ребят, специалистов, которые будут ездить по всей России, получать достойную заработную плату и содержать свои семьи". По мнению Хлопонина, в ближайшее время в Ингушетии надо будет построить три-четыре таких колледжа.

Площадь Ингушетии составляет 3,6 тысячи квадратных километров (это примерно три с половиной Москвы до недавнего присоединения к ней новых территорий, или два с небольшим Лондона), население же достигает полумиллиона. На общемировом фоне плотность не слишком велика (в Великобритании, например, она почти в два раза больше), но из-за дефицита рабочих мест и ресурсов людям кажется, что Ингушетия тесновата.

"Когда мы видим перенаселенность кавказского региона, а многие территории Российской Федерации заброшены, простаивают, потому что там некому работать, мы видим необходимость создавать условия для жителей региона, предлагать, чтобы они выезжали туда", - Юнус-Бек Евкуров полностью поддерживает Хлопонина.

По словам Евкурова, Ингушетия заключает соглашения о таких трудовых переселенцах с другими регионами России. Примерно половина, поработав, возвращается, но зато к тем, кто остался, потом подтягиваются родственники. В 2011 году из Ингушетии по таким соглашениям выехали, по словам президента, более 370 семей.

Осталось уговорить инвесторов

В деле создания рабочих мест в самой Ингушетии власти рассчитывают и на инвестиции извне. "Регион нормальный, стабильный, все спокойно", - пытается ломать сложившийся имидж президент Евкуров и сообщает, что в этом году ждет роста инвестиций на порядок, до 20 миллиардов рублей.

Image caption Когда этот юный ингуш вырастет, у него, возможно, будет больше шансов найти работу, чем нынешние 50:50

Впрочем, инвесторов, принимающих решения без учета настоятельных рекомендаций российских властей, все же могут несколько насторожить сообщения, например, о том, что вечером после празднеств в честь юбилея республики семь полицейских были ранены на окраине столицы взрывом бомбы, а через два дня спецназ "ликвидировал двух боевиков". Не меньше настораживают инвесторов традиционные коррупция и клановость. Власти, согласно рапортам, упорно борются с ними и, судя по результатам, намерены бороться вечно.

На выставке инвестиционных возможностей, развернутой в честь юбилея, большинство участников показывали пирожные, торты, колбасы, минеральную воду, еще довольно заметную часть боксов заняли производители стройматериалов. Хотя три четверти промышленного производства в Ингушетии дает нефтяная промышленность - но она, видимо, в рекламе не нуждается.

Выделялась экспозиция республиканского комитета по туризму - большой макет горной части Ингушетии с будущими горнолыжными трассами на нем. На развитие туризма республика возлагает большие надежды.

Глава комитета Батыр Мальсагов сказал bbcrussian.com, что сейчас в "туристической отрасли" Ингушетии работают максимум 500 человек.

Виновата пресса

"Это очень маленькая цифра, потому что мы туризм только начинаем развивать, причем в очень сложных условиях. Сложность заключается в том, что ваши коллеги формируют негативный фон о республике и, конечно, бывает очень тяжело на этом негативном информационном фоне зазывать туристов, говорить, как у нас красиво, как у нас необычно, интересно. На самом деле здесь, конечно же, все по-другому", - уверяет Мальсагов и обещает в обозримом будущем изменить имидж путем рекламы Ингушетии.

По словам Мальсагова, в развитие двух туристических "кластеров" в горной части Ингушетии до 2020 года планируется вложить 100 млрд рублей, 73 из которых даст государство, а 27 предполагается привлечь в виде инвестиций.

Image caption Силовые структуры остаются одним из крупнейших работодателей в Ингушетии

В результате в туристической отрасли в Ингушетии через восемь лет, если все пойдет по плану, будет 12 тысяч рабочих мест вместо нынешних пятисот. При этом в горной части республики сейчас живут всего 3 тысячи человек. "Будем готовить из числа безработных, если не хватит – привозить специалистов", - поясняет Мальсагов.

На развитие каких-нибудь высокотехнологичных отраслей Ингушетия в борьбе с безработицей особо не рассчитывает.

Многие ингушские парни видят возможность "пробиться" и обеспечить себя и близких в профессиональном спорте, прежде всего - в традиционно популярных на Северном Кавказе единоборствах.

Безработному поможет род

"Я хочу выиграть Олимпиаду!" - говорит 16-летний дзюдоист Абдулмалик о своих планах на будущее. Запасной план, впрочем, тоже есть, но явно менее продуманный: "Пойду по стопам отца, скорее всего. Он нотариусом работает. Там посмотрим, что будет".

Тренер Абдулмалика Ахмет перечисляет ингушских борцов, выступающих в последнее время на разных международных соревнованиях самого высокого уровня, начиная с Олимпиады. Навскидку вспоминает несколько человек. Очень много для полумиллионной республики, но очень мало по сравнению с массой официально безработных и даже по сравнению с числом мальчишек, которые идут в спортивные клубы.

"Многие оставляют. Бросают заниматься и уходят чем-то другим заниматься. Земледелие…У многих магазины. Торгуют...", - говорит Абдулмалик о тех, кто, как и он, занимаются борьбой или боксом.

И тут же напоминает, что подходить к такому традиционному обществу, как ингушское, с "европейскими" мерками не стоит, и 50-процентная безработица здесь не так уж страшна.

"У нас не как у вас: родственные связи хорошие. Близкие, кто может, поддерживает. Даже если ты безработный, в беде не оставят", - говорит Абдулмалик.

Новости по теме