"Иностранных агентов" в России может стать больше

  • 16 июля 2012
Сессия Госдумы 10 июля 2012 года Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Перед уходом на каникулы думское большинство приняло целый ряд неоднозначно воспринятых законов и, судя по всему, останавливаться не намерено

Как стало известно в понедельник, депутаты-единороссы Владимир Бурматов и Илья Костунов собираются подготовить к осенней сессии Госдумы поправки в закон "О средствах массовой информации", определяющее СМИ, получающие зарубежное финансирование, как "иностранных агентов".

СМИ не подпадают под действие одобренного на минувшей неделе законопроекта о некоммерческих организациях, поскольку таковыми не являются. Однако, по мнению депутатов, рассматривать их как обычные предприятия тоже нельзя.

"Я думаю, история с иностранными агентами еще не закончена. СМИ называют себя четвертой властью, поэтому общество вправе знать, кто финансирует отдельных представителей этой четвертой власти и каков их суверенитет", - заявил Костунов.

Депутатов беспокоит, что "в стране действуют различные новостные сайты, газеты и журналы, финансирование которых не прозрачно", и которые лишь "делают вид, что сами зарабатывают деньги".

Из их комментариев вытекает, что они сами не представляют в деталях механизм действия предлагаемой поправки, но уверены, что принимать ее необходимо.

"Пока нужно изучить иностранный нормативный опыт и обсудить возможность введения статуса иностранного агента для средств массовой информации", - говорит Владимир Бурматов.

"Есть примеры финансово-аудиторской отчетности открытых акционерных обществ, можно пойти по этому пути", - предлагает Илья Костунов.

Бурматов добавил, что "если они получают помощь в размере 10% от своего бюджета, не обязательно записывать их в иностранные агенты, но если эта помощь превышает 50%, иностранные меценаты уже фактически будут контролировать редакционную политику издания, и в этом случае к ним можно было бы применить статус иностранного агента".

"Звено в цепи"

"На мой взгляд, это недальновидное решение. Введение дополнительного ограничения вызовет в обществе дополнительную волну негатива", - прокомментировал идею коллег депутат-справедливоросс Илья Пономарев.

"Еще одно звено в шизофренической цепи поиска врагов и искоренения инакомыслия. Крайне негативная вещь, которая, безусловно, ухудшит общественную атмосферу", - заявил Русской службе Би-би-си бывший секретарь Союза журналистов России Игорь Яковенко.

При этом, по мнению Яковенко, инициатива "не имеет смысла даже с охранительной точки зрения, поскольку иностранное влияние в российском информационном пространстве минимально".

Действительно, зарубежных акционеров имеют, в основном, чисто развлекательные телеканалы и глянцевые журналы о светской жизни и роскоши.

Директор Центра медиаисследований УНИК Александр Морозов предполагает, что законопроект метит не столько в иностранцев, сколько в российских владельцев частных СМИ, многие из которых, как известно, держат значительную часть своих средств в оффшорах.

"В случае принятия новая норма даст возможность рассматривать отдельные российские СМИ как иностранных агентов, хотя это полный вздор. Вероятно, она станет применяться выборочно, по известному принципу "своим все, чужим закон", - считает эксперт.

Если авторов инициативы действительно волнует прозрачность финансирования, на это в государстве есть банковский и налоговый контроль. Какие правовые последствия для СМИ может иметь причисление его к "агентам", непонятно.

Единственный смысл идеи Морозов усматривает в том, чтобы уже не на уровне оценочных суждений, а официально припечатать неугодных обидным словом.

"Разработчики законопроекта об НКО особо не скрывают, что главная их цель - пропагандистская. И здесь мы видим ту же ситуацию. Население при помощи массовых официозных изданий будут постоянно информировать о том, что кто-то здесь у нас иностранный агент", - говорит он.

Разница мировоззрений

Изобретение термина "агенты влияния" приписывается Юрию Андропову.

В 1977 году он направил в политбюро конфиденциальную записку, в которой утверждал, что в СССР имеются многочисленные "агенты влияния", которые, не занимаясь сбором секретной информации и не являясь разведчиками в классическом смысле слова, находятся под влиянием иностранных государств и действуют в их интересах.

Формулировка открывала широчайший простор для произвольных оценок, фактически позволяя объявить "агентом", со всеми вытекающими последствиями, любого, чье представление о благе страны отличалось от взглядов КГБ. О ее расплывчатости свидетельствует тот факт, что сегодня в интернете можно найти множество публикаций, авторы которых считают агентом западного влияния самого Андропова.

В публичной сфере выражение впервые прозвучало в июне 1991 года, когда премьер Валентин Павлов на сессии Верховного Совета потребовал для себя особых полномочий. В его поддержку выступили председатель КГБ Владимир Крючков, министр обороны Дмитрий Язов и глава МВД Борис Пуго (все четверо - будущие члены ГКЧП). Крючков посвятил значительную часть своего выступления "агентам влияния", якобы заполонившим властные структуры и СМИ.

Дискуссия об "агентах влияния" демонстрирует принципиальное различие мировоззренческих подходов.

Для государственников и сторонников сильной власти существует некое единственно возможное и обязательное для всех представление о "национальных интересах".

Либералы и демократы исходят из того, что нация состоит из разных людей с разными интересами, все они имеют одинаковое право на существование, и реальная политика должна формироваться в ходе общественных дискуссий. Мнения отдельных групп граждан могут не совпадать с позицией правительства, что не делает их "агентами" и "изменниками".

Сторонники Владимира Путина уже более десяти лет говорят о "контроле олигархов над СМИ" как о зле, с которым надо бороться. Выходит, крупному бизнесу влиять на общественное мнение нельзя, иностранцам тоже нельзя, а кому можно? Исключительно Кремлю?

Но с либеральной точки зрения, государство отнюдь не является олицетворением добра и истины. Именно его монополизм во всех областях жизни надо контролировать и ограничивать в первую очередь. Правительство должно быть лишь одним из равных игроков на политическом и информационном поле.

"Не частная инициатива"

Последнее время любые предложения, направленные на запрет, ограничение или ужесточение чего-нибудь, проходят через контролируемую "Единой Россией" Думу, что называется, со свистом.

Игорь Яковенко не исключает, что внесение поправок в закон о СМИ является личным почином двух депутатов, однако делать прогнозы не берется.

"Единороссы конкурируют друг с другом в стремлении показать, что они самые-самые и повысить свою капитализацию, - говорит он. - Рационального смысла в данной идее нет, и это снижает вероятность ее превращения в закон. Но власть руководствуется иррациональными мотивами, так что она может реализоваться".

Илья Пономарев не сомневается, что так и будет.

"Логика законопроекта мне вполне понятна. Все идет к ужесточению", - считает депутат.

Медиа-эксперт Александр Морозов того же мнения.

"Никакая это, конечно, не частная инициатива, - уверен он. - Логика третьего срока Путина развивается на наших глазах. Нам предстоит исторически недолгий, но тяжелый промежуток времени".

"Не думаю, что объявление "иностранным агентом" кого-то испугает, - говорит Игорь Яковенко. - Наступают времена, когда неприлично будет не получить какой-нибудь ярлык от власти".

Новости по теме