Дело Гудкова: элите cкомандовали "К ноге!"

  • 14 сентября 2012
Геннадий Гудков
Image caption Геннадий Гудков заявил бывшим коллегам, что "плакать не будет"

Российская Госдума голосами фракций "Единой России" и ЛДПР лишила справедливоросса Геннадия Гудкова депутатского мандата по обвинению в незаконном совмещении депутатства с предпринимательской деятельностью.

За всю историю постсоветской России эта крайняя и редкая мера ранее использовалась лишь один раз - в отношении Сергея Мавроди.

Обсудить эту тему на форуме

Фракция "Справедливой России" выдвинула аналогичные обвинения в отношении, как минимум, шести коллег-единороссов, но прокуратура и Следственный комитет начинать проверки не спешат. Хватило устного заявления упомянутых лиц, что "это пиар". Как иронически заметили интернет-пользователи, "хорошим людям нужно верить на слово".

Часть общества считает случившееся очередным избирательным применением закона, а сам Гудков - "внесудебной расправой".

По мнению аналитиков, опасения Владимира Путина вызывают не столько уличные протесты и оппозиционные настроения интеллигенции, сколько перспектива раскола элиты, и именно в этом контексте следует рассматривать "дело Гудкова".

Высшая мера

По мнению наблюдателей, думское большинство продемонстрировало не только политическую предвзятость, но и отсутствие правовой культуры: письма генпрокурора оказалось достаточно, чтобы признать человека виновным без суда.

Впрочем, на уровне массового сознания в России давно принято считать, что вопрос о виновности человека решают следствие и прокуратура, а задача суда - определить меру наказания. Даже либеральные журналисты грешат фразой: "следствием доказано…".

На самом деле, следствие ничего "доказать" не может. Оно лишь выдвигает свою версию, имеющую абсолютно равное право на существование с версией защиты, а оценивать доказательства должен суд.

Регламент Госдумы предусматривает более сдержанный вариант: снятие с депутата парламентской неприкосновенности. Такое бывало не раз. Возникли подозрения, надо провести в отношении человека следственные действия - вот и проводите, сколько угодно, а если суд признает его виновным, тогда можно и мандата лишать.

В законе часто заложена, как говорят юристы, "вилка". Оставаясь в рамках закона, с одним и тем же человеком можно обойтись очень по-разному.

При Владимире Путине сделалось правилом, что в отношении неугодных Кремлю лиц, будь то Ходорковский, Pussy Riot или Гудков, закон всегда используется по максимуму, что породило невеселую шутку: в России есть не закон, а применение закона.

"Конечно, развернутая процедура, включающая судебное решение, вызвала бы большее доверие. Оппозиционность не должна быть индульгенцией, но еще в меньшей степени индульгенцией должно быть членство в правящей корпорации", - заявил Русской службе Би-би-си президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов.

"Перебежчик"

Анализируя причины необыкновенно жесткого отношения к Гудкову, независимый политолог Алексей Воробьев заметил, что тот контролировал охранное предприятие, насчитывавшее, по имеющимся данным, около тысячи сотрудников.

"Разумеется, силовые возможности государства несопоставимы с возможностями какого-то ЧОПа. В дни оппозиционных митингов в центр Москвы выдвигались силы внутренних войск и ОМОНа численностью до дивизии. Но параноидальные комплексы давно прижились в Кремле, и, вероятно, у них глаза сделались велики от страха", - заявил он.

"Возникла прямая команда Путина - а о том, что это личная воля Путина, говорят многочисленные инсайдерские источники - любым способом подавить Гудкова. Сервильное следствие и сервильное думское большинство побежали впереди паровоза", - считает эксперт.

Однако прикрыть ЧОП Гудкова можно было и без лишения его мандата и сопутствующего этому шума.

Сам Гудков в недавнем интервью Би-би-си назвал главной причиной своего преследования то, что он принадлежал к оппозиции, являясь при этом вполне системным человеком, членом парламентской партии, и, таким образом, мешал власти выставлять оппозицию сборищем маргиналов.

"Особое внимание к Гудкову связано с тем, что он, будучи участником оппозиции, являлся человеком, интегрированным в систему", - соглашается Михаил Ремизов.

"Кремль живет по неформальному кодексу или, как чаще выражаются, по понятиям. Они подразумевают, что с людей, чем-то обязанных системе, другой спрос. Если человек, так или иначе, попользовался ее благами, он не должен об этом забывать. "Дело Гудкова" - показательная мера, сигнал элите", - считает политолог.

Аналитики указывают, что Путин, с грехом пополам, признает право на оппозиционность за социальными аутсайдерами, но крайне нетерпим и мстителен по отношению к таким людям, как Ходорковский, Ксения Собчак и Гудков, усматривая в их поведении неблагодарность.

"Люди путинского склада делят мир на "своих" и "не своих". Что делать, они так видят. Не понимают, что помимо этики дворовой компании существуют общечеловеческая мораль, принципы и правовые отношения", - сказал Русской службе Би-би-си бывший секретарь Союза журналистов России Игорь Яковенко.

Алексей Воробьев указывает на дополнительное обстоятельство в "деле Гудкова": он, как и Путин, служил в свое время в КГБ. С точки зрения спецслужбистской корпоративной этики, разведчик бывшим не бывает, и Гудков, вероятно, является в глазах Путина кем-то вроде перебежчика.

"Мандаты на стол!"

"Дело Ходорковского" в свое время рассматривалось как способ "построить олигархов". А теперь, значит, возникла нужда "строить" политическую элиту?

Накануне голосования по Гудкову российские СМИ писали, что многие депутаты-единороссы "ходили с унылыми лицами", потому что скорая и крутая расправа над коллегой заставила призадуматься их самих.

По данным проведенного 8-9 сентября опроса ВЦИОМ, 71% граждан убеждены, что совмещение депутатской деятельности и бизнеса - обычное дело для российского парламента, и лишь 21% полагают, что это редкое исключение. 66% ждут, что за "делом Гудкова" последуют репрессии против других думцев.

"Если бы не прямое указание, единороссы вряд ли стали бы инициировать разговор на эту скользкую тему. "Дело Гудкова", так или иначе, привлекает ненужное внимание к ним самим", - говорит Михаил Ремизов.

Казалось бы, лояльным сторонникам Кремля бояться нечего. Однако Алексей Воробьев считает наблюдения парламентских корреспондентов не беспочвенными.

"То, что, по крайней мере, часть единороссов ходят понурыми - это факт. Когда на их глазах возникает механизм лишения либо бизнеса, либо мандата, депутаты начинают чувствовать дискомфорт", - говорит он.

В том же русле лежит идея запретить чиновникам и депутатам владеть собственностью за рубежом, считает аналитик.

"Либо отказывайся от должности, либо возвращай собственность в Россию, где ее могут в любой момент отобрать. Это попытка загнать элиту в прокрустово ложе кремлевского произвола, лишив ее альтернативных возможностей для карьеры и благополучной жизни", - рассуждает он.

При авторитарном правлении лидер, если и не может пойти против элиты как класса, то с каждым отдельным ее представителем способен сделать что угодно.

По оценкам наблюдателей, далеко не все политики и чиновники в восторге от жесткой вертикали и обращения с ними по незабвенному принципу: "Партбилет на стол!". Многие втайне мечтают "себе полегчить", как некогда выразился сподвижник Петра I Павел Ягужинский.

"Можно говорить, если не о панических, то о тревожных настроениях в элитах, которые начинают раскалываться и выступать друг против друга, хотя пока и закулисно", - полагает Алексей Воробьев.

По мнению ведущего эксперта Центра политической конъюнктуры Павла Салина, "элита разделилась на сторонников "сильного Путина" и тех, кто хочет, чтобы он был на посту президента не "национальным лидером", а менеджером, как в западных странах".

Раскол происходит и по другим параметрам. Так, по мнению политолога Ольги Крыштановской, Дмитрий Медведев своими разговорами о "кадровых резервах" породил надежды у молодых чиновников и одновременно недовольство старшего поколения элиты. Инициировав продление срока пребывания на госслужбе до 70 лет, Владимир Путин отыгрывает назад, что вряд ли понравится молодым.

"Реальная угроза для системы возникает тогда, когда ее легитимность начинают ставить под вопрос не только радикальные оппозиционеры, но и ее функционеры и выгодополучатели. Эрозия коммунистического режима началась, когда в его эффективности и легитимности усомнились партийные секретари", - заявил Русской службе Би-би-си политолог Станислав Белковский.

Эксперты видят в истории с Гудковым попытку Кремля пресечь эту тенденцию. Своей знаменитой аллегорией о стерхах Владимир Путин прозрачно объяснил, что готов признать за "птичками"-индивидуалистами право сидеть в своих гнездах, но споров с вожаком внутри "стаи" не потерпит.

Ложное противопоставление

Ключевую роль в "деле Гудкова" сыграл генеральный прокурор Юрий Чайка, который подписал направленный в Думу запрос о лишении того мандата.

Некоторые российские комментаторы ранее представляли напряженные отношения между Чайкой и главой Следственного комитета Александром Бастрыкиным как конфликт ценностей. Бастрыкина аттестовали личным другом Путина, "силовиком" и "хардлайнером", а Чайку - "человеком Медведева" и чуть ли не либералом.

В свете последних событий аналитики находят эту конструкцию надуманной.

"Считать Чайку каким-то либералом нелепо, - говорит Михаил Ремизов. - Если и можно их сравнивать, то только по степени одиозности".

"Речь идет об аппаратной борьбе за влияние и личностном конфликте, начавшемся с дележа полномочий между прокуратурой и вновь создававшимся Следственным комитетом", - уверен Алексей Воробьев.

Наблюдатели напоминают, что большая политическая карьера Чайки началась с неоднозначного "дела Скуратова", в ходе которого он продемонстрировал полную лояльность Кремлю.

Кремль и Дума

С момента созыва нынешней Думы сложно припомнить хоть один принятый ею закон, направленный на развитие экономики или социальную защиту граждан. Деятельность депутатов сводится к ужесточению репрессивного законодательства и разбирательствам друг с другом. Если прежняя Дума была "не местом для дискуссий", то новая стала местом для скандалов.

По мнению экспертов, это вполне отвечает интересам Кремля. Престиж Думы и вообще парламентаризма, без того традиционно невысокий в России, падает "ниже плинтуса", а президент остается единственным авторитетом.

"То, что Путину не нужны никакие сдержки и противовесы, очевидно. Думаю также, что эту линию проводит его главный политический советник Вячеслав Володин", - говорит Алексей Воробьев.

Эксперт проводит аналогию с событиями 1993 года: "только тогда парламент был разогнан, а сейчас он сам себя уничтожает".

"Повестка дня Госдумы не носит позитивного характера и имеет мало отношения к реальным потребностям страны. Авторитет законодательной власти снижается. Дистанцирование популярного лидера от непопулярных институтов - давняя тактика Владимира Путина", - заявил Михаил Ремизов.

"Чья политическая репутация страдает больше всего, так это нового лидера "Единой России" [Дмитрия Медведева], который очевидно не оказывает серьезного влияния на приоритеты партии", - добавил он.

"Независимая газета" в пятницу высказала предположение о скором роспуске Думы.

Аналитики находят подобное развитие событий теоретически возможным, но маловероятным. Досрочные выборы, скорее всего, привели бы к утрате "Единой Россией" не только конституционного, но и простого большинства.

По мнению Алексея Воробьева, для сохранения контроля над Думой после новых выборов Владимиру Путину нужно было бы окончательно сдать в архив "Единую Россию" и сделать полноценной партией Народный фронт. Но зачем это могло бы ему понадобиться, непонятно.

Идея досрочных выборов с прошлой зимы популярна у "продвинутой" части общества, но пока незаметно, чтобы Путин интересовался ее мнением.

Давить или отпускать?

Многие политологи утверждают, что в последние месяцы Кремль перегнул палку по части завинчивания гаек, еще больше усилив протестные настроения, и что сам Путин якобы понимает, что пора остановиться.

Некоторые события последних дней, вроде бы, дают основания для такого предположения.

После долгих проволочек власти Москвы все-таки разрешили "Марш миллионов" 15 сентября.

Путин принял Машу Гессен, хотя, казалось бы, с чего ему снисходить до оппозиционной журналистки?

Прокуратура ходатайствовала о смягчении приговора оппозиционной активистке Таисии Осиповой, что является для России беспрецедентным фактом.

Дмитрий Медведев публично высказался за условное наказание для Pussy Riot - а он, по мнению большинства наблюдателей, без разрешения ничего не делает.

Наступит ли хотя бы частичная оттепель после "летних заморозков", или Владимир Путин и дальше станет действовать по принципу Калигулы: "Пусть ненавидят, лишь бы боялись"?

"Думаю, Путин заинтересован в определенной разрядке напряженности в отношениях с той частью общества, которая задает тон в социальных сетях", - говорит Михаил Ремизов.

Что касается остальных граждан, то для укрепления своего авторитета в их глазах от Путина требуются значимые социально-экономические инициативы, считает эксперт.

По мнению Алексея Воробьева, "будут включены оба тренда: с одной стороны, давление, с другой - попытки путем уступок в вопросах, имеющих не реальное, а символическое значение, закрасить это давление румянами и белилами".

Новости по теме