Борьба со святотатством: "устои" или свобода?

  • 26 сентября 2012
Купола Троице-Сергиевой лавры

26 сентября в Госдуму был внесен законопроект об ужесточении наказаний за оскорбление религиозных чувств.

Авторы документа предлагают карать за "публичное оскорбление религиозных убеждений и чувств, унижение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний" штрафом в размере до 300 тыс. рублей, либо обязательными работами на срок до 200 часов, либо лишением свободы на срок до трех лет, а за "осквернение объектов и предметов религиозного почитания и мест, предназначенных для совершения богослужения" - штрафом до полумиллиона рублей, либо обязательными работами на срок до 400 часов, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

Эта тема обсуждается на форуме bbcrussian.com

По данным ВЦИОМ, 73% россиян не знают других случаев "святотатства", кроме панк-молебна группы Pussy Riot.

Сейчас оскорбление чувств верующих является не уголовным, а административным правонарушением и карается штрафом в 1000 рублей.

"Получается, что за проезд на красный свет человека наказывают так же, как и за оскорбление чувств миллионов людей", - посетовал председатель думского комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций член фракции ЛДПР Ярослав Нилов, являющийся также одним из соавторов недавно принятого закона о защите детей от вредной информации, при буквальном толковании которого под запрет может попасть даже советский мультфильм "Ну, погоди!".

Руководитель юридического отдела Московской Патриархии инокиня Ксения поддержала инициативу, заметив, что "на сегодняшний день у нас установлен смехотворный размер штрафа".

В Кремле к законопроекту также отнеслись с одобрением.

"Это понятная реакция Госдумы, которая учитывает общественные настроения, возникшие на фоне последних событий, связанных с оскорблением чувств верующих и, в частности, с событиями, спровоцированными Pussy Riot", - заявил "Интерфаксу" анонимный представитель президентской администрации.

Авторы законопроекта ссылаются на участившиеся случаи хулиганства и вандализма в отношении религии и церкви.

Действительно, за минувшее лето в России были уничтожено более 20 поклонных крестов. Под Псковом две церкви "украсили" надписями в поддержку Pussy Riot, а в калининградском Свято-Георгиевском морском соборе Балтийского флота подожгли дверь. Житель Петербурга Юрий Пиотровский 16 сентября облил черной краской две иконы в Храме Христа Спасителя.

Оппозиция в подавляющем большинстве не одобряет подобных выходок, но полагает, что они стали, в свою очередь, "понятной реакцией" на тесную смычку церкви и власти и особенно на неоправданно жестокий, по их мнению, приговор участницам Pussy Riot. Общественные болезни следует лечить не репрессиями, а гражданским диалогом и поиском компромисса, указывают либералы и правозащитники.

Бравада или отвлекающий маневр?

Президент фонда "Петербургская политика" Михаил Виноградов уверен, что масштабы "атаки на религию" преувеличены, и муссирование этой темы нужно не столько церкви и верующим, сколько власти.

"Появление законопроекта о борьбе с так называемым святотатством отражает попытки государства дополнительно опереться на легитимность религиозных общин, солидаризировавшись с тезисом, что они являются объектом некой агрессии. Наметившаяся с начала года тенденция компенсировать проблемы власти путем альянса с православием и исламом набирает обороты", - заявил эксперт Русской службе Би-би-си.

По мнению многих наблюдателей, репрессивный уклон в деятельности Госдумы вышел за разумные рамки. С момента созыва нижней палаты в ее нынешнем составе практически все принятые законы направлены не на развитие экономики или защиту социальных прав граждан, а на запрет, ужесточение и ограничение чего-нибудь, причем соответствующие инициативы рождаются чуть ли не ежедневно.

Михаил Виноградов считает это своеобразным "ответом Чемберлену", бравадой победителей: вот вам, знайте, что сила на нашей стороне, по-вашему ничего не будет, оставьте "беспочвенные мечтания", как написал некогда Николай II тверскому земству.

"Это продолжение наметившейся весной консервативной тенденции. Власть исходит из того, что нужно показывать зубы, нужно демонстрировать силу, запугивать, а не идти на компромиссы", - говорит он.

При этом эксперт замечает, что до сих пор Кремль проводил политику маневрирования и предполагает, что "в пределах полугода" маятник качнется в противоположную сторону, хотя признает, что "в этот раз границы "подмораживания" оказались шире".

Ряд экспертов видят главную цель данной политики в отвлечении внимания общества от социально-экономических проблем. В Думе не обсуждаются параметры бюджета на будущий год, который, судя по последнему обмену ремарками между Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым, формируется непросто, или пенсионная реформа, судьбу которой решают за закрытыми дверями чиновники и правительственные эксперты.

"Внимание переключено на социокультурные вопросы, которые могут поглощать энергию общества неограниченное количество времени", - заявил Русской службе Би-би-си президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов.

"Пускай народ спорит на здоровье, кто за Кураева, а кто за Чаплина, или о том, запрещать ли аборты. Как говорил герой фильма Рязанова, "тема хорошая", - заметил независимый политолог Дмитрий Орешкин.

А как же Дарвин?

Мнение интеллектуалов и правозащитников, как и во многих других случаях, разошлось с позицией большинства граждан.

Согласно данным проведенного на днях опроса ВЦИОМа, ужесточение наказаний за оскорбление религиозных чувств поддерживают 82% россиян.

Правда, по результатам других исследований, за лишение свободы высказываются менее 50%, остальные считают адекватной мерой повышенные штрафы или административный арест. В интернете фигурируют и такие экзотические предложения, как исправительные работы по уборке храмов или принудительное стократное произнесение молитвы "Отче наш".

При этом лишь 8% участников опроса ВЦИОМа, по их словам, сталкивались с оскорблением чувств верующих в реальной жизни. 86% респондентов не наблюдают в России притеснения верующих, а 73% не знают других случаев осквернения святынь, кроме инцидента с Pussy Riot.

Независимые эксперты и политики, не относящиеся к кремлевскому лагерю, либо осуждают думскую инициативу, либо высказывают замечания и оговорки.

Депутат-коммунист Анатолий Локоть считает, что законопроект нуждается в серьезной доработке.

"К сожалению, отсутствуют какие-либо критерии, позволяющие судить о том, были ли действительно оскорблены чувства верующих и вообще какие именно действия можно интерпретировать как оскорбление таких чувств. Непонятно, чем в таких случаях будет руководствоваться судья. А если он сам человек верующий, тогда возникает еще и вопрос религиозных предпочтений", - заявил он.

По мнению сопредседателя Партии народной свободы Владимира Рыжкова, законопроект "грубо нарушает Конституцию страны, гарантирующую свободу мнений и высказываний".

Другой сопредседатель ПАРНАСа, Борис Немцов, заявил, что "главная цель этой законодательной инициативы - установить в стране режим православного Ирана, когда любого критикующего, например, патриарха РПЦ за поддержку светской власти и ношение чрезвычайно дорогих часов, могут посадить в тюрьму".

"Причина абсолютно ясная: запугать людей, заставить замолчать всех, верующих различных конфессий, атеистов ли - неважно", - сказал Немцов.

"При плохой формулировке закона - а хорошо его прописать невозможно - под оскорбление чувств верующих попадает и высказывание о том, что Бога нет, и преподавание дарвиновской теории в школе, и недостаточно длинная юбка на женщине", - полагает член Общественной палаты, историк и телеведущий Николай Сванидзе.

По его словам, закон мог бы работать при разумном применении, однако в этой сфере в России "мало оснований для оптимизма".

"Все это, по моему мнению, может привести к реакционному разгулу в стране. Этот законопроект опасен, и я выступаю категорически против его принятия", - заявил он.

Лидер движения "За права человека" Лев Пономарев уверен, что "в светском государстве такой закон недопустим".

"Теперь было бы совершенно естественным вымарать из российских школьных учебников ссылки на дарвинизм. Дарвин, бесспорно, оскорбляет чувства верующих. Если я напишу на майке: "Бога нет", то меня, во-первых, изобьют, да еще и посадят на три года. Я пока над этим смеюсь, но, боюсь, потом придется смеяться сквозь слезы. Может быть, следующим законом обяжут поголовно всех, проходящих мимо церкви, делать поклон и креститься. А тех, кто не будет этого делать, стоящие рядом казаки потащат в участок. Боюсь, что это уже не фантазия", - заявил он.

Политолог Павел Святенков опасается, что "такое законодательство может превратиться в инструмент для сведения счетов между разного рода заинтересованными группами".

"Скорее всего, результатом будет град доносов в правоохранительные органы, а этого бы хотелось избежать. Уже требуют прекратить доступ к YouTube из-за одного-единственного ролика, якобы оскорбляющего религиозные чувства мусульман", - заметил аналитик.

"Я лично эту инициативу поддержать не могу. Общество придет в состояние крайней ажитации, будет искать в любых высказываниях или действиях религиозную подоплеку", - заявил гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин.

Михаил Ремизов в принципе поддерживает меры против кощунства, но призывает тщательно доработать документ во избежание правовых и политических казусов.

"Например, с точки зрения каких-то представлений обычный учебник истории, описывающий зарождение ислама, может быть квалифицирован как разжигающий религиозную ненависть. Я таких эксцессов очень опасаюсь, тут законодатель должен отработать очень квалифицированно и осторожно. Такая работа должна быть выверена", - сказал он.

Член Общественной палаты, глава Российского объединенного союза христиан веры евангельской Сергей Ряховский считает лишение свободы чрезмерным наказанием, по его мнению, "в крайнем случае можно использовать практику принудительных общественных работ".

Риск для церкви

По мнению экспертов, реальную опасность для церкви представляют не выходки маргиналов и психически неуравновешенных людей, а чрезмерная опека государства и ставка на принуждение вместо убеждения.

"Религиозные общины стараются выторговать себе какие-то преференции, но на уровень доверия к ним это вряд ли повлияет положительно, наоборот, возникает риск раскола общества по отношению к церкви, который, собственно, уже имеет место. Стремясь к монополии, церковь сталкивается со всеми рисками, которые есть у любой монополии", - заявил Русской службе Би-би-си Михаил Виноградов.

Наиболее велик риск для РПЦ, воспринимаемой обществом как государственная церковь, указывает эксперт.

"Главная тема политической дискуссии - возвращение Владимира Путина в Кремль и вообще вопрос о сменяемости власти, а РПЦ, не без ее собственного участия, оказалась вовлечена в эту ненужную ей дискуссию", - говорит он.

Чрезмерная близость к государству уже сослужила Русской православной церкви худую службу. В царствование Александра III от чиновников и гимназистов начальство требовало справок о том, что те побывали у исповеди. В результате интеллигенция почти поголовно превратилась в воинствующих безбожников.

Дмитрий Шаховской, во время Первой мировой войны служивший полковым священником, а впоследствии ставший епископом Калифорнийским Русской православной церкви за рубежом, вспоминал, что как только после Февральской революции солдат прекратили строем водить к причастию, 90% из них перестали это делать.

Не атеисты, а участники Поместного собора 1918 года указывали, что русское православие фактически превратилось в цареславие.

По оценкам наблюдателей, руководство РПЦ хотя бы отчасти сознает эту опасность.

Московская Патриархия фактически отмежевалась от сурового наказания участниц Pussy Riot, призвав проявить к ним христианское милосердие, правда, сделало соответствующее заявление лишь после вынесения приговора.

Еще раньше с аналогичных позиций выступил профессор Московской духовной академии диакон Андрей Кураев, являющийся, по мнению многих, неофициальным рупором и имиджмейкером руководства Патриархии. Никаких санкций в отношении Кураева со стороны священноначалия не последовало.

Спор о смысле жизни

По данным опроса, проведенного в начале сентября в 114 странах компанией Gallup, религия и религиозные ценности имеют важное значение для 34% россиян. Это почти вдвое меньше, чем в США (65%), и лишь немногим выше, чем во Франции (30%) и в Британии (27%).

Число воцерковленных людей, то есть регулярно посещающих службы, соблюдающих все обряды и предписания и беседующих со священниками, устойчиво держится на уровне 4%.

"Клерикалы говорят нам, что более 50% - а в некоторых источниках я встречал и более 70% - людей в России религиозны. На самом деле это не так, и даже те, кто говорит, что религия в их жизни что-то значит, по жизни идут как стихийные атеисты, совершенно не задумываясь о Боге", - заявил Русской службе Би-би-си философ и публицист Александр Никонов.

Если сопоставить данные Gallup с результатами опроса ВЦИОМ по вопросу об отношении к думскому законопроекту, вырисовывается парадоксальная картина: около половины россиян к религии равнодушны, но при этом считают нужным строго наказывать за оскорбление религиозных чувств.

"60% населения составляет консервативное большинство, которое живет в мире штампованных ценностей. В рамках этой картинки мира считается добром православная церковь, а все остальное, что идет со стороны ненавистного либерального меньшинства или Запада, воспринимается враждебно", - говорит старший научный сотрудник Института социологии РАН Леонтий Бызов.

Религию люди ценят за разное. Одним близка проповедь любви к ближнему, другим консервативно-охранительное и консолидирующее начало.

По мнению Дмитрия Орешкина, в российском обществе превалирует второй подход.

"Церковь у нас воспринимается как государственная структура, вопреки тому, что написано в конституции, - заявил он Русской службе Би-би-си. - Концепция "вертикали" подразумевает монизм власти. Одна группа людей знает, что хорошо и что плохо, и должна находиться у власти вечно. Один Бог на небе, один его наместник на земле, одна идеология в головах. Все, кто против этого - враги или изменники и подлежат, как минимум, моральному осуждению".

Известный политик-коммунист Виктор Алкснис, отвечая несколько лет назад на вопрос газеты "Московский комсомолец", православный ли он, заявил: "Разумеется, хотя в Бога я не верю".

Дмитрий Орешкин полагает, что православие в российском массовом сознании - это не столько вера в Бога и христианские ценности, сколько "русская вера", государственная и цивилизационная идентичность. Быть православным - значит быть русским и противопоставлять себя в этом качестве остальному миру, и нынешняя власть ценит в православии, прежде всего, эту сторону.

Внесению законопроекта предшествовало принятие заявления Думы, в котором говорится: "Все эти действия направлены на разрушение многовековых духовно-нравственных основ России и служат возбуждению гражданской розни и подрыву суверенитета страны".

"Основы" и "традиционные устои" российские консерваторы поминают регулярно.

Напрашивается вывод, что с их точки зрения, в Бога можно и не верить, главное, чтобы в обществе непременно были некие незыблемые "устои", которые всех надо заставить уважать любыми методами, вплоть до уголовной репрессии.

Очень показательно в этом смысле отношение к сексуальным меньшинствам.

Как известно, самыми жестокими их гонителями в XX веке были Гитлер и Сталин, так что авторы неоднозначно воспринимаемого петербургского закона о запрете пропаганды гомосексуализма оказались в "хорошей" компании.

Понятно, когда к гомосексуализму непримиримо относятся те, кто ежедневно читает на сон грядущий Ветхий Завет. Но Сталин и Гитлер сами не были религиозны, и у подданных религиозности не приветствовали. Вопрос, вроде, не политический. Какое дело было им до того, кто, с кем и как спит?

А вот было! Диктаторы исходили из того, что обществу необходим незыблемый порядок и строгие правила на все случаи жизни, а если позволить людям сомневаться в общепринятых истинах и делать, что захочется, то и диктатура долго не протянет.

Опора диктатуры - не самостоятельные критически мыслящие граждане, а люди с психологией деревенских общинников, не знающих мира за околицей, готовых без рассуждений подчиняться большинству и признанным авторитетам и любящих мазать дегтем чужие ворота.

Для либералов поддержка секс-меньшинств также имеет принципиальное и символическое значение. По большому счету, все права человека сводятся к праву быть не как все без тяжелых последствий для себя.

По мнению аналитиков, предметом спора является не столько религия как таковая, сколько фундаментальные основы бытия.

Что есть общество: организм, состоящий из людей-клеток или совокупность автономных личностей? Что важнее: свобода или единство и социальная гармония?

Либеральная оппозиция уверена, что стране нужны не жесткие и не подлежащие пересмотру "основы", а свобода критического анализа и плюрализм мнений.

С этой точки зрения, оскорбление любых чувств - не посягательство на устои общества и национальную безопасность, а частный конфликт между гражданами, в котором еще надо поглядеть, кто прав.

Сторонники данной концепции убеждены, что традиционализм и патриархальная мораль несовместимы с прогрессом. Казалось бы, что общего между эпатажными выходками андерграундных художников и музыкантов и передовыми технологиями? Но свобода творчества - она для всех свобода, она либо есть, либо ее нет.

Александр Никонов указывает, что, если не считать Соединенных Штатов, представляющих собой особый социокультурный феномен, в мире прослеживается четкая закономерность: чем сильнее в стране религиозность, тем ниже экономический и технологический уровень.

"Если мы идем по пути технологического прогресса, то религиозность неизбежно будет уменьшаться. Либо мы будем очень духовными, либо мы будем богатыми и сытыми", - говорит он.

Новости по теме