США: обвиняемые в контрабанде пытались давить на жалость

  • 15 октября 2012
Александр Фишенко прячет лицо за плечом другого заключенного
Image caption В суде Фишенко (слева) пытался укрыться от объективов за спинами других арестантов

На суде по избранию меры пресечения обвиняемые в контрабанде рассказали о своем скромном достатке и о находящихся на их иждивении родственниках, в надежде добиться освобождения под залог. Однако в большинстве случаев эти попытки оказались тщетными.

Восемь обвиняемых были взяты под стражу в начале октября. Остальные трое, насколько известно, находятся в России.

На минувшей неделе подошла к концу техасская стадия судебного процесса против 11 выходцев из бывшего Советского Союза и двух компаний, обвиняемых в незаконном вывозе в Россию микроэлектроники, экспорт которой требует в США специальной лицензии.

В федеральном суде Южного округа Техаса в Хьюстоне состоялась серия слушаний по вопросу ходатайств семерых арестованных об освобождении под залог. Восьмой – 34-летний Шавкат Абдуллаев - просить об этом отказался.

Освобождены лишь двое – 58-летняя Людмила Багдикян и 31-летняя Светалина Загон. Остальные оставлены под стражей и должны быть этапированы в Нью-Йорк, где их дело будет рассматриваться в федеральном суде в Бруклине. Первое заседание назначено на среду.

Страхи и предрассудки

Багдикян и Загон должны будут приезжать на судебные заседания из Техаса, как делала Анна Ферманова, арестованная летом 2010 года под Далласом за вывоз в Россию трех армейских приборов ночного видения.

Ее судили в Бруклине, а не в Техасе по той же причине, что и восьмерых арестованных сейчас выходцев из Союза: нью-йоркский аэропорт имени Кеннеди, через который, по словам прокуроров, незаконно вывозился товар военного назначения, относится к юрисдикции этого суда.

Ферманову освободили под залог, и она несколько раз прилетала в Нью-Йорк, где со временем признала себя виновной и получила четыре месяца тюрьмы, из которой она освободилась в начале мая.

Групповые федеральные дела обычно протекают в США по следующей модели: часть обвиняемых рано или поздно начинают сотрудничать с прокуратурой и соглашаются дать показания против своих подельников в обмен на ощутимые послабления; защитники объясняют другим обвиняемым, что их дело плохо, шансы на оправдательный вердикт ничтожны, и те признают себя виновными.

В благодарность за избавление прокуратуры от дорогостоящего суда им сокращают срок заключения.

По какой модели будет развиваться это дело, пока неясно.

Из обнародованных на данный момент судебных документов начинает вырисовываться аргументация защиты. Эрик Рид, техасский адвокат главного обвиняемого – 46-летнего Александра Фишенко, характеризует предъявленные его клиенту обвинения как "беспочвенные инсинуации, которые проистекают из неуместных предрассудков и страхов времен холодной войны".

Молодой хьюстонский адвокат Алексей Тарасов, защищающий 38-летнюю Анастасию Дятлову, зашел с другой стороны. По его словам, то, как вела себя техасская компания Arc Electronics, принадлежавшая Фишенко и его жене Виктории и якобы занимавшаяся незаконным экспортом военной микроэлектроники в Россию, отнюдь не свидетельствует о том, что она занималась "какой-то тайной деятельностью шпионского характера".

Например, указывает Тарасов, компания Фишенко, в которой работали остальные семь фигурантов, как-то добровольно известила власти США о том, что по ошибке отправила в Россию запрещенные компоненты. Однажды она "даже потребовала, чтобы подлежащий экспортному контролю компонент, по ошибке отправленный в Россию, был возвращен в США".

Кроме того, пишет судье Тарасов, все материалы, касающиеся компании, были вывешены на открытом сайте. "Невозможно поверить, - замечает адвокат, - что высокотехнологичная российская шпионская организация будет открыто вывешивать в интернете информацию о своих операциях и связях с иностранными разведывательными организациями".

Наконец, Тарасов пытался убедить судью в том, что микросхемы, контрабандный вывоз которых инкриминируется Дятловой, "явно имеют гражданское применение и вовсе не обязательно являют собой угрозу безопасности США".

20,131 доллар и любимый муж

Тарасов обратился к судье с двумя ходатайствами. Он просил его не отправлять Дятлову в Нью-Йорк, а рассматривать ее дело в Техасе, где проживает она сама, где находится ее адвокат и где "имел место единственный инкриминируемый ей эпизод".

Конкретно, пишет адвокат, Дятлова обвиняется в получении от своего подельника Юрия Савина, сейчас находящегося в бегах, фальшивого сертификата конечного пользователя, изготовленного 26 января 2012 года. Кроме того, прокуратура утверждает, что 23 марта она отправила одному поставщику документ, в котором ложно заявлялось, что ее компания изготовляет светофоры.

Наконец, 2 мая Дятлова и ее сообщники якобы организовали отправку в Россию из Цинциннати (штат Огайо) партии микросхем, подлежащих экспортному контролю.

Все это имело место далеко от Нью-Йорка, замечает Тарасов, поэтому судить там Дятлову достаточных оснований нет.

Image caption Фотографии c сыном на руках не помогли Александру Фишенко выйти под залог

В другом прошении он призывает судью отпустить свою подзащитную под залог, обещая, что Дятлова внесет в его обеспечение все скопленные ею деньги, а именно 20,131 доллар и отмечая, что российское консульство в Хьюстоне обязуется не способствовать ее бегству от правосудия.

Кроме этой суммы, у Дятловой имеются на текущем счету 4 тысячи долларов, пишет адвокат, доказывая, что ее финансовые ресурсы слишком незначительны для бегства за границу.

По словам Тарасова, после того, как Arc Electronics добровольно призналась властям в отправке запрещенных компонентов в Россию, ФБР начало расследование. Сотрудники компании, в том числе Дятлова, знали об этом, и "тем не менее ни один из них не попытался покинуть американскую юрисдикцию".

Значит, резюмирует адвокат, она не убежит, тем более что у нее в США любимый муж, уроженец Татарстана Денис Галиев, работающий в Колорадо дальнобойщиком.

Судья, однако, распорядился оставить Дятлову в тюрьме.

Американский патриот

Адвокат Фишенко Эрик Рид предпринял титанические усилия для того, чтобы добиться его освобождения под залог. Он приложил к своему ходатайству серию семейных фотографий Фишенко, например, изображающих его с семилетним сынишкой Николасом, родившимся в США и посещающим начальную школу для одаренных детей имени Барбары Буш.

Адвокат также собрал письма знакомых своего клиента, которые высоко отзываются о нем, называют его американским патриотом и вызываются предоставить свою недвижимость в обеспечение его залога.

По словам адвоката, Фишенко, родившийся в Казахстане, приехал в Америку в 1994 году в 28-летнем возрасте вместе с женой Викторией, в девичестве Соркиной. Она еврейка и подала на политическое убежище как жертва антисемитизма. Вместе с нею убежище получил и муж.

Призывая суд отказать Фишенко в освобождении под залог, прокуратура отмечала, что его мать и сестра живут в Казахстане, куда он может уйти в бега.

Рид парировал, что его мать находится в психиатрической лечебнице вследствие тяжелой депрессии, вызванной гибелью мужа в ДТП, и поэтому вряд ли будет в состоянии помочь сыну.

Прокуратура писала судье, что Фишенко часто ездил в Россию и поэтому имеет там контакты, которые пригодятся ему в случае побега. Адвокат заявляет на это, что Фишенко ездил туда исключительно по делам своей компании, которая сейчас больше не существует.

Рид подчеркивает, что престарелые родители Виктории проживают в Хьюстоне и нуждаются в материальной помощи Фишенко.

Адвокат перечисляет принадлежащие своему подзащитному дома в районе Хьюстона стоимостью 232, 204 и 200 тысяч долларов и пишет, что Фишенко "хороший отец и супруг, который не бросит свою семью и все, что он заработал более чем 20-летним тяжелым трудом".

Все эти доводы, однако, не произвели впечатления на хьюстонского судью, который постановил оставить Фишенко за решеткой.

Новости по теме