Самбист Мирзаев вышел на свободу из зала суда в Москве

  • 27 ноября 2012
Расул Мирзаев
Image caption В рамках дела Мирзаева было проведено пять экспертиз и опрошено более 30 свидетелей

Самбист из Дагестана Расул Мирзаев получил два года ограничения свободы за "убийство по неосторожности" студента Ивана Агафонова и освобожден из-под стражи в зале Замоскворецкого суда. Родные погибшего и националисты возмущены приговором.

Судья Андрей Федин согласился с позицией обвинения: гособвинитель просил суд переквалифицировать дело Мирзаева на статью о "причинении смерти по неосторожности" и приговорить спортсмена к ограничению свободы.

Изначально спортсмен обвинялся по статье "умышленное причинение тяжкого вреда здоровью", и ему грозило по ней до 15 лет тюрьмы.

Согласно российскому законодательству, один день, проведенный в СИЗО, приравнивается к двум дням ограничения свободы, а самбист находился в заключении уже около 15 месяцев.

Как сообщил Интерфаксу "источник в правоохранительных органах", Мирзаева во второй половине дня вывезли из здания суда под охраной на автозаке и передали брату и адвокату на Болотной площади.

В августе 2011 года в ходе конфликта возле московского клуба "Гараж" Мирзаев ударил 19-летнего Агафонова, который после этого был госпитализирован и через несколько дней скончался, не приходя в сознание.

Рассмотрение по существу дела Расула Мирзаева началось в июле 2012 года. За это время было допрошено более 30 свидетелей. В ходе дела было проведено пять экспертиз.

Задержания на всякий случай

Русские националисты уделяют этому делу об убийстве русского дагестанцем особое внимание, и в день приговора полиция предприняла особые меры безопасности: вокруг здания Замоскворецкого суда выставили металлические ограждения в два ряда, возле суда и на прилегающих улицах стояли около двух десятков автобусов и грузовиков ОМОНа и других подразделений полиции.

Возле суда "превентивно" были задержаны лидеры организации "Русские" Дмитрий Демушкин и Георгий Боровиков, а также один человек в накидке Либерально-демократической партии. Демушкину в полиции предъявили обвинение в организации незаконного массового мероприятия - хотя он, по его словам, ничего не организовывал.

Позже к суду пришли еще около десятка активистов ЛДПР с партийной символикой, но их полиция задерживать не стала, хотя их акция явно не была одиночным пикетом, который не требует согласования.

К суду пришли и такие деятели националистического крыла оппозиции, как Владлен Кралин (Владимир Тор), Елена Денежкина, Алексей Абанин и другие.

В целом же националистов и сочувствующих возле суда, вопреки опасениям полиции, было немного - гораздо меньше, чем журналистов и людей в форме. "Рабочий день. Люди работают", - пояснил Тор Русской службе Би-би-си.

Отец погибшего студента, Александр Агафонов, демонстративно покинул зал суда, не дождавшись, пока судья дочитает приговор.

"Все это вранье! Это позор!" - бросил Агафонов журналистам. "Это издевательство над русскими людьми!" - добавила его спутница.

Обжалование без надежды

"Да нет никакой надежды... Не знаю... Зачем это...", - отрывисто и потерянно ответил Агафонов на вопрос bbcrussian.com, надеется ли он на пересмотр приговора вышестоящей судебной инстанцией.

Image caption "Вся надежда была на сына. Его убили - и вместе с ним убили меня", - в слезах сказал журналистам Александр Агафонов

Владимир Тор напомнил, что в процессе участвует адвокат одной из организаций националистов, Русского общественного движения, Матвей Цзен, и он обязательно от имени родных Ивана Агафонова обжалует приговор в Мосгорсуде.

Сам Матвей Цзен и другой адвокат, Оксана Михалкина, подтвердили, что будут подавать апелляцию в Мосгорсуд и далее, если понадобится, в Европейский суд по правам человека.

"Но это дело - политическое, и все решается политической волей Кремля. Если бы в Кремле сидели люди не презрительно-безразличные к интересам русского народа, приговор был бы иной", - сказал Тор Русской службе Би-би-си.

"Такова политическая воля. Потому что люди наверху, в Кремле, боятся взрыва на Кавказе больше, чем взрыва в Москве", - добавил глава аппарата создающейся Национально-демократической партии России.

По словам Тора, националисты обязательно продолжат устраивать и публичные акции, чтобы привлечь внимание к делу Мирзаева.

Суд иначе не мог

Адвокат, бывший пресс-секретарь президента Ингушетии Калой Ахильгов считает приговор совершенно справедливым: по его мнению, обвинение и суд, основываясь на результатах экспертизы, никак не могли квалифицировать действия Мирзаева иначе, чем по 109-й статье Уголовного кодекса, и назначить наказание в соответствии с этой статьей.

"В кои-то веки объективно отнеслись к результатам экспертизы, и сами эксперты объективно провели экспертизу - ну, что тут говорить? Извините", - сказал Ахильгов bbcrussian.com. Он добавил, что и обвинение, и судья прекрасно понимали, что если они неверно квалифицируют действия подсудимого, то вышестоящая судебная инстанция почти со стопроцентной вероятностью отменит приговор.

"А недовольные результатом приговора должны предъявлять претензии не к Мирзаеву, не к судье, не к прокурору, а к закону. Если бы закон предусматривал 15 лет по этой статье - поверьте мне, судья дал бы пятнадцать", - добавил адвокат Ахильгов.

Глава московской Общественной наблюдательной комиссии (по надзору за соблюдением прав арестантов и заключенных) Валерий Борщев считает наказание Мирзаеву слишком мягким.

"Два года за такое действие - на мой взгляд, несправедливо", - сказал Борщев Интерфаксу.

Вредный шум

Глава Совета по правам человека при президенте России Михаил Федотов сказал тому же агентству, что, по его мнению, информационный шум, поднятый националистами вокруг этого дела, "крайне вреден, опасен и безоснователен".

"Случаев, когда один человек бьет другого, тот падает, ударяется головой о камень, происходит кровоизлияние в мозг и он умирает, - тысячи. С точки зрения уголовного права это классическая история. Но абсолютно раздутая, причем на пустом месте", - сказал Федотов.

Националисты доказывают, что, мягко говоря, не во всех этих "тысячах случаев" ударивший получает такое относительно легкое наказание. Статистики они, впрочем, не приводят.

С учетом новой статьи обвинение просило избрать для Мирзаева наказание в виде двух лет ограничения свободы. Как отмечал прокурор, у обвиняемого не было ни прямого, ни косвенного умысла на причинение тяжкого вреда здоровья Агафонову, и спортсмен не предвидел тяжких последствий своих действий.

Кроме того, обвинители указывали на то, что в деле самбиста были смягчающие обстоятельства: он впервые привлекается к уголовной ответственности, и у него есть малолетний ребенок.

Неуверенные эксперты

По делу Мирзаева было проведено в общей сложности пять комплексных экспертиз с целью установления причины смерти Ивана Агафонова.

Защита самбиста настаивала на том, что студент погиб не из-за удара спортсмена, а в результате травмы головы, полученной при падении на асфальт.

Адвокаты Мирзаева также отмечали, что медики Первой градской больницы, куда пострадавшего доставили после конфликта, не оказали ему необходимую медицинскую помощь.

Однако в результате эксперты министерства здравоохранения России пришли к выводу, что сотрудники больницы не виноваты в его смерти.

В то же время, эксперты так и не смогли ответить на вопрос, стала ли смерть Агафонова прямым следствием удара Мирзаева.

Специалистам также не удалось определить силу удара, хотя начальник отдела Главного медицинского центра экспертиз министерства обороны Сергей Леонов заявлял в суде, что если бы удар был значительной силы, то у потерпевшего была бы более значительная гематома, рваная рана или даже разрушение челюсти.

Новости по теме