Готовность ко времени "Ч": резервистам выделяют зарплату

  • 11 января 2013
На военных сборах губернаторов Центрального федерального округа
Image caption В случае наступления времени "Ч" резервист должен бросать все дела и идти бить врага

Закон, вступивший в силу с 1 января 2013 года, принципиально меняет систему формирования мобилизационного резерва российских вооруженных сил: отныне за службу в резерве будут платить официальную зарплату.

"Как это делается в Соединенных Штатах: чтобы офицеры резерва могли определенное время пребывать в части, выполнять свои служебные обязанности, возобновлять и поддерживать свою боевую подготовку. Естественно, это должно оплачиваться", - объяснил bbcrussian.com президент Межрегионального общественного фонда поддержки военной реформы генерал-майор запаса Павел Золотарев.

Адвокат, доктор политических наук Алексей Бинецкий не видит веских аргументов в пользу принятия нового "армейского" закона - "в мирное время, но с такой скоростью, как будто бы идет война", - хотя, по словам политолога, его в России уже мало что удивляет.

"Этот закон принят, как всегда, бегом, чтобы удовлетворить пожелания высшего руководства. Руководство не имеет механизмов контроля над исполнением этих законов и введения их в действие - сам Медведев в прошлом году говорил, что 80 процентов указаний президента и правительства на местах не выполняются", - напоминает Бинецкий.

Возможность развеяться

В ведущих странах мира штат военных резервистов является важной составляющей вооруженных сил, и многие демобилизованные считают за честь вернуться в строй - хотя бы раз в году.

Что же касается бывшей советской, а ныне российской армии, то у отслуживших сложилось неоднозначное отношение к прохождению военных сборов, на которые, по закону, может быть призван каждый военнообязанный.

Для одних это пережиток милитаризованного советского прошлого и бесполезная тягостная обязанность, для других - возможность развеяться, отдохнуть от семьи, вспомнить молодость и выпить с новыми знакомыми в полевом лагере.

В народе почтенных отцов семейства, призванных на военные сборы, окрестили "партизанами". Солдаты шутят, что их вид вызывает в мирное время смех, а в военное - панику.

Шутки шутками, но когда в 1979 году начался ввод советских войск в Афганистан, именно "партизаны" оказались в числе первых, кто принял бой с моджахедами.

Дополнительный заработок

По планам генерального штаба, уже в этом году будет набрано и обучено около 5 тысяч профессиональных резервистов, а к 2015 году их численность составит 8600 человек. В дальнейшем планируется сформировать действующий резерв и для других силовых структур - Службы внешней разведки и ФСБ.

Размер зарплаты резервистам, а также порядок прохождения ими военной службы правительством пока не установлен - то есть не ясно, сколько дней в году подписавший контракт должен уделить боевой подготовке.

В законе сказано, что привлекать к военной службе запасников можно исключительно на добровольной основе. Военнообязанный, заключивший контракт, обязан регулярно посещать военные сборы и быть готовым к времени "Ч" (так на языке военных обозначают момент начала решительных действий) взять в руки оружие.

Что же касается жалованья, то, по оценкам законодателей, оно может составить от 5 тысяч рублей (примерно 160 долларов) для рядовых до 15 тысяч рублей для офицеров запаса.

Вряд ли такая зарплата покажется привлекательной для жителей Москвы и некоторых российских городов, но для большинства российских регионов это немалые деньги.

Скептики утверждают, что несколько тысяч резервистов безопасность страны не обеспечат, а вот средства на их содержание и подготовку потребуются огромные.

Модель главного противника

Американская модель формирования мобилизационного резерва, на которую ссылаются как сторонники, так и противники нового закона, предполагает, что запасники по численности лишь немного уступают действующей армии.

Если полностью перенести эту модель на российские реалии, то возникнет необходимость содержать почти миллион человек, а таких расходов военный бюджет не выдержит.

"Если вы берете пример построения Вооруженных сил со своего, как сейчас выясняется, главного противника, значит, вы точно окажетесь у него в хвосте, потому что противник формирует свою вооруженную систему уже десятки, а то и сотни лет, к тому же у его нации другой менталитет", - уверен Алексей Бинецкий.

Впрочем, как замечает Павел Золотарев, организованный резерв и Национальная гвардия - это все-таки разные вещи.

"Представьте себе: офицер запаса, летчик. Всю неделю он владеет каким-нибудь ресторанчиком, а на выходные прибывает в войсковую часть, которая относительно недалеко от его дома, выполняет полеты по учебной подготовке на закрепленном за ним самолете, и поддерживает обязательное количество часов налета, чтобы в случае необходимости быть готовым к выполнению боевых задач".

По его мнению, Россия сможет содержать армию резервистов, но должна делать это не путем раздувания оборонного бюджета, а за счет более эффективного расходования средств.

"Задача выполнима, если она будет сочетаться с переходом на федеральную контрактную систему, с успешной борьбой с коррупцией и с эффективным использованием бюджетных денег. Другое дело, что при любом варианте размеры оборонного бюджета не должны превышать затрат на здравоохранение и образование", - полагает Павел Золотарев.

Экономика РОЗ

"За словом "платная" сразу же возникает и второе слово: "коррупция", - говорит Алексей Бинецкий. - Есть умные головы, которые заточены не под решение государственных задач, а под их решение с учетом будущих возможностей: внедрению своих людей, компаний и так далее".

Как отмечает политолог, гендиректор Института национальной стратегии Станислав Белковский, в современной России любые капиталоемкие проекты, так или иначе, мотивированы коррупцией.

"В условиях экономики РОЗ - распила, отката и заноса - коррупционные мотивы становятся определяющими при принятии большинства важных решений, - говорит эксперт. - Ясно, что чем больше денег будет выделяться на поддержание мобрезерва, тем больше можно будет украсть".

"Но есть и второй аспект, связанный с общим направлением военной реформы при Владимире Путине, - продолжает он. - Это направление предполагает трансформацию армии фактически в полицейскую силу, основной задачей которой становится не участие в войнах с внешним противником, а подавление возможных беспорядков. Этот аспект я бы тоже учитывал при оценке принятого закона и его содержания", - подытоживает Станислав Белковский.

Новости по теме